logo

Бизнес спрашивает

Наибольшие факторы дефицита для фермеров Украины и ЕС — это земля и рабочая сила

Наибольшие факторы дефицита для фермеров Украины и ЕС — это земля и рабочая сила

Бизнес спрашивает 23 марта 2020. 06:30 2761

Аграрный сектор Украины стоит перед новыми вызовами: мировой кризис, вызванный коронавирусом, и новые решения относительно карантинных мероприятий тормозят все процессы, в том числе и аграрный бизнес.

Директор Лейбниц-Института аграрного развития в странах с переходной экономикой (IAMO) Альфонс Бальманн и генеральный директор ассоциации «Украинский клуб аграрного бизнеса» Роман Сластен подискутировали о главных проблемах агросектора Украины и сравнили их с насущными проблемами немецких коллег. Речь шла о том, как главные вызовы превратить в достоинства.

Роман Сластен: У вас большой опыт анализа деятельности агрохолдингов в мире, как вы оцениваете современное развитие таких структур в Украине и Европе? Можно ли сравнивать украинские агрохолдинги с аналогичными предприятиями в Европе?

Альфонс Бальманн: В Европе и Германии в частности нет таких крупных агропредприятий. Продукция поступает из семейных ферм. Как правило, такие фермы работают достаточно эффективно, поскольку они используют современную технику.

Если рассматривать конкуренцию между крупными и мелкими фермами, она особенно остро ощущается на рынке труда и земли. Это характерно и для Украины тоже. Украинские фермы значительно повысили свою эффективность за последние годы. В результате цены на аренду земли и заработные платы начали расти, поскольку земля и рабочая сила стали факторами дефицита. Это означает, что крупные сельхозпредприятия, которые стали более эффективными и прибыльными, теперь сталкиваются с растущими затратами именно на эти два направления. Это приводит к снижению прибыли, поэтому сегодня только эффективные хозяйства являются прибыльными и конкурентными на рынке. Такое же явление мы наблюдаем и в Германии.

Роман Сластен: Да, в Украине мы отмечаем, что за последние годы заработная плата в сельском хозяйстве почти удвоилась. Такой же тренд наблюдается и в вопросе аренды земли. На данный момент мы уже достигли цены в среднем $150 за гектар, и, по прогнозам, в ближайшие 5-10 лет цена аренды может вырасти до $300. В то же время, доходность агробизнеса будет постепенно снижаться.

Многие компании только сейчас осознали этот вызов и пытаются найти какие-то альтернативные пути развития. Варианты могут включать диверсификацию, более сильную вертикальную интеграцию или поиск производства нишевых продуктов.

Альфонс Бальманн: Да, производство нишевых продуктов — это хорошо, но нишевый рынок довольно ограничен, и возникает вопрос: имеет ли этот сектор перспективы для расширения? Можно ли увеличить, например, количество клиентов?

Ниша может быть вариантом для отдельных предприятий, но это решение не для всех. Тогда это не ниша.

Что касается проблемы ограниченных ресурсов, в Украине еще несколько лет назад говорили, что в аграрном секторе очень много рабочей силы. Теперь ситуация изменилась, и оказалось, что квалифицированной рабочей силы катастрофически не хватает. Украина конкурирует за квалифицированную работу с фермерами из ЕС, которые платят намного высшие зарплаты.

Хочу отметить, что в настоящее время в Европе происходят протесты фермеров. Аграрии протестуют против ужесточения законодательства в отношении экологических стандартов. В Германии достаточно много районов, в которых наблюдаются проблемы с грунтовыми водами в связи с высоким содержанием нитратов. Во многих районах немецким фермерам разрешено использовать только 80% нитратов от необходимого им объема. В результате снижается не только урожайность, но и качество продукции. В будущем Германия сможет производить много пшеницы, но невысокого качества, которая используется для производства хлеба.

Поэтому, возможно, одним из вариантов для Украины может стать расширение производства высококачественной пшеницы, которая пользуется спросом на западноевропейских рынках.

Роман Сластен: Наше правительство также намерено принять правила ЕС по многим экологическим вопросам, включая использование пестицидов. Для наших фермеров это тоже будет проблемой, ведь они использовали дешевые и эффективные средства защиты, и теперь им нужно будет перейти на более экологически чистые, но дорогие продукты, которые не имеют той эффективности контроля некоторых вредителей и т.д.

Альфонс Бальманн: Украинский агробизнес должен занять проактивную позицию в этом направлении. В настоящее время в Германии мы сталкиваемся с тем, что агросектор находится под давлением в связи со многими экологическими проблемами. Многие из них уже хорошо известны и понятны, но фермеры не реагируют. Все хозяйства находятся под большим давлением, с одной стороны, в экономическом плане, ведь цены довольно низкие. С другой стороны, в некоторых районах Германии несколько лет был неурожай из-за засухи. Поэтому фермеры протестуют.

Возникает вопрос: а что Украина может почерпнуть для себя из ситуации в Европе?

Фермеры должны отслеживать, оценивать и сообщать о том, что они делают. Если вы собираете соответствующую информацию о ваших действиях для улучшения состояния окружающей среды, вы лучше подготовлены для политических дебатов. В противном случае, у вас не будет аргументов, и придется занять оборонительную позицию. Надо вовремя собирать информацию.

Второй важный момент — это активное сотрудничество с экологическими группами. Если со временем вы установите доверительные отношения с этими группами, это будет полезно для репутации аграрного сектора, особенно для очень больших фермерских хозяйств, поскольку к ним больше приковано внимание общества.

Роман Сластен: Мы также время от времени наблюдаем некоторые не очень удобные ситуации. Часто возникают конфликты между крупными землевладельцами и экологическими организациями. Сейчас многие компании работают над внедрением новых технологий и заявляют, что стремятся в своем бизнесе к большей ответственности относительно влияния на окружающую среду.

В Украине протесты фермеров тоже есть, но они больше связаны с другим вопросом, который касается земельной реформы, которая активно обсуждается в течение последних шести месяцев в Украине. Это связано с тем, что сейчас парламент пытается принять законопроект о рынке земли в Украине, который вступит в силу в октябре текущего года.

Что вы думаете о рынке земли и модели, которая предлагается сейчас?

Альфонс Бальманн: Чувствуется, что Украина начинает создавать рынок земли не только в пользу компаний, но и в пользу землевладельцев. Им выгодно иметь возможность продавать землю. В конце концов, им было бы лучше, если бы иностранцам также разрешили покупать землю. Тогда цены на землю будут выше, и у них будет больше вариантов продать свой земельный участок.

Нужно также понимать, что покупка земли связана с крупным капиталом, особенно с акциями. Но и с покупкой земельных участков надо быть осторожным, ведь это может привести к ситуации, когда агропредприятие тратит много финансовых ресурсов на инвестиции в землю и сокращает свои инвестиции в технологии. В результате, оно может потерять свои конкурентные позиции.

Роман Сластен: Действительно, это может повлиять на тот уровень производительности и роста производства, который мы наблюдали в последние годы. Сегодня украинские фермеры вполне конкурентоспособны в производстве кукурузы, зерна и подсолнечного масла. Одновременно с этим, мы импортируем много продуктов животного происхождения, молочных продуктов. В 2019 г. мы импортировали около 20 тыс. т сыра, в основном — из Европы (Польша, Германия, Франция). Здесь мы видим, что конкурентоспособность европейских производителей выше благодаря государственной поддержке, которую фермеры получают в рамках сельскохозяйственной политики.

Альфонс Бальманн: Да, но нужно понимать, что в Германии есть локальная конкуренция земли и трудовых ресурсов, которая определяет стоимость. У нас фермеры получают много субсидий от ЕС, но в итоге эти дотации достаются землевладельцу, который сдает землю в аренду. Фермеры от этого не выигрывают, но они не могут избавиться от этих платежей. Выход из этой ситуации найти трудно. В результате, европейская фермерская система субсидируется недостаточно эффективно, и во многих районах есть проблемы с очень высокой местной конкуренцией.

В Западной Европе, например, есть много регионов с бешеной конкуренцией молочных фермеров. Большинство предприятий являются убыточными по текущим ценам, так как цены на молоко в ЕС находятся на уровне мировых рынков. Они не зарабатывают много денег и вынуждены продавать продукты по очень низкой цене на международные рынки, включая Украину.

Что может сделать Украина, чтобы иметь более сильный сектор переработки и развить отрасль животноводства? По производству курятины — ситуация хорошая. В свиноводческом и молочном секторах, в частности, вы должны инвестировать много капитала. Недостаточно инвестировать только в молочное производство или свиноводство. Одновременно с этим, нужны инвестиции в убойные комплексы, в переработку мяса, чтобы в результате получить конечные продукты, которые будут конкурентоспособными не только в украинских супермаркетах, но и на мировых рынках.

Роман Сластен: Когда мы говорим о продуктах животного происхождения, при экспорте мы должны помнить, что существует много санитарных барьеров, а также проблем с правилами безопасности пищевых продуктов.

Альфонс Бальманн: Да, это требует наличия скоординированной инвестиционной системы в соответствии с высокими мировыми стандартами.

Роман Сластен: Коронавирус сегодня — достаточно горячая тема. Он повлияет на сельское хозяйство и на другие сектора мировой экономики. Но насколько сильно? Чего ожидать?

Альфонс Бальманн: Можно не сомневаться, рецессия будет. Мне самому интересно, что произойдет с аграрным сектором, с продовольственным сектором. Надеюсь, что политики найдут способы обеспечения дальнейшего функционирования сельского хозяйства и пищевой промышленности. Фермы работают в таком режиме, что не могут остановить производство даже на день. Особенно это касается животноводческих ферм. Если у них будут проблемы с коронавирусом в случае заражения сотрудников, возникает вопрос: как продолжать производство? Нельзя убить всех коров или свиней за один день.

Всему миру нужна политика, позволяющая бизнесу продолжать производство, чтобы люди могли потреблять продукты питания. Политика должна определить приоритеты для сельскохозяйственного сектора.

Роман Сластен: Важно не только производство, но и логистика — как говорится, «от поля до стола».

Альфонс Бальманн: Вот здесь как раз повышается роль УКАБ. Вам нужно общаться с политиками, обсудить, что должно быть сделано; какие есть возможности, чтобы сельскохозяйственное производство, переработка и логистика продолжали работать. Мы не можем допустить голод из-за коронавируса.


Костянтин Куц для специально AgroPortal.ua


Ключевые новости аграрного рынка в Telegram

Новости

Показать все

Блоги