Экономический упадок в стране, ярко выраженная сырьевая направленность производства, коррупционные риски и другие факторы ставят «палки в колеса» агросектору Украины.

Куда направляется отрасль, что делать и чего ждать отечественным агропроизводителям? Об этом и многом другом AgroPortal.ua побеседовал с двумя экспертами аудиторской и консалтинговой группы компаний Deloitte: партнером, лидером группы «Пищевая промышленность и агросектор» Михаилом Мельником и партнером, руководителем департамента корпоративных финансов Дмитрием Ануфриевым.

Украинский агросектор называют локомотивом экономики, но согласны с этим далеко не все — якобы сырьевая модель АПК страны, несмотря на наращиваемые объемы, тянет экономику вниз в долгосрочной перспективе. Скажите, с каким утверждением согласны вы: АПК — панацея или яма для украинской экономики и почему?

 Михаил Мельник

Михаил Мельник (М.М.): Каждый вкладывает собственный смысл в это определение. С точки зрения валютных поступлений в нашу экономику, безусловно, сельское хозяйство является ключевым драйвером экономики. Особенно на фоне того, что традиционно экспортно-ориентированные отрасли, такие как металлургия, машиностроение, химическая промышленность, в нынешних условиях не могут выполнять эту функцию. С точки зрения перспектив дальнейшего роста экспорта, агросектор также является одним из лидеров. Агрокомпании выполняют еще одну важную социальную функцию, обеспечивая работой значительное число населения в период кризиса. Именно стойкость к кризисным явлениям стала отличительной чертой агросектора еще в 2008-2009 годах, что спровоцировало рост инвестиций в эту сферу. И еще несколько похожих ДА.

Тем не менее, я убежден, что локомотивом аграрная отрасль станет при условии развития во всех направлениях, включая как наращивание производства сельхозпродукции, так и степень ее переработки. При этом успех по каждому из этих направлений будет определяться различными факторами. Например, на эффективность производства сельхозпродукции будут оказывать влияние реформы рынка земли и налогообложения, цена нефти и развитие альтернативной энергетики, а на развитие переработки — факторы роста внутреннего рынка, изменения стандартов потребления внутри Украины и на внешних рынках, существование системы стимулирования экспорта со стороны правительства. В чем сомневаться не приходится, это в том, что эти два направления будут «подталкивать» развитие друг друга.

 Дмитрий Ануфриев

Дмитрий Ануфриев (Д.А.): Из-за текущего преобладания сырьевой составляющей в украинском экспорте АПК, позиции Украины на внешних рынках остаются уязвимыми. Спрос на сырьевые товары и цены на них волатильны, а добавленная стоимость — невысока.

У украинских производителей весьма ограниченный опыт экспансии на международные рынки с товарами пищевой переработки (преимущественно это страны СНГ). Системное увеличение доли экспорта товаров с высокой добавленной стоимостью должно стать приоритетом для компаний, работающих на зарубежных рынках. Для тех же компаний, которые только стремятся выйти на западные рынки, необходимо сосредоточится на повышении требований к безопасности и качеству пищевых продуктов и сырья, внедрять новые технологии.

Финансовое состояние украинских холдингов сегодня оставляет желать лучшего и в силу девальвации, и в силу падения цен на зерновые. В этой связи многие компании просят у кредиторов реструктуризации, допустив технические дефолты по тому или иному платежу. Если посмотреть на кейсы отечественных компаний, в чем основные ошибки и недочеты дефолтнувших игроков?

М.М.: Мировые цены на агропродукцию упали и сегодня уже очевидно, что этот тренд не краткосрочный. С другой стороны цены на реализацию продукции за рубежом закреплены в «твердой» валюте, что для аграриев означает рост выручки в гривне. В то же время расходы упали в валюте, где-то за счет их местного происхождения, где-то за счет их корреляции с мировыми ценами. Многое зависит от бизнес-модели, по которой работает агрокомпания. Те, кто ориентирован на экспорт продукции, сохраняют доходность, те же, кто работает преимущественно на внутреннем рынке сбыта, испытывает финансовые трудности. Рынок скоро все сбалансирует. В ближайшее время мы увидим непростой, но неизбежный поиск новых рынков, повышение требований к производителям со стороны потребителей. Последний тренд для низкокачественных производителей будет болезненным, но это единственный путь. Этим путем прошла, например, отрасль вина в Грузии.

Д.А.: По примеру отечественных компаний, которые объявили дефолт или обсуждают условия реструктуризации кредитов, следует выделить следующие причины финансовых проблем: внешние и внутренние факторы.

Внешние факторы — падение цен на сырьевые товары, закрытие российского рынка, военные действия на востоке, аннексия Крыма.

Внутренние факторы — агрессивная и неэффективная инвестиционная политика на фоне чрезмерной долговой нагрузки, валютный дисбаланс, несоответствие валютной структуры кредитов валютной структуре активов и доходов. Хотя факты не доказаны в судебном порядке, а соответственно, конкретных утверждений делать нельзя, то на основе публичных данных можно сделать вывод, что отдельным важным фактором проблем у ряда компаний, вероятно, были финансовые злоупотребления собственников и высшего руководства

Насколько практика реструктуризации распространена в мире? Как сегодня зарубежные бондхолдеры смотрят на украинские компании?

Д.А.: Реструктуризация долгов — это абсолютно нормальная международная практика, которая начала активно применяться в Украине в 2009 году, а начиная с 2014 года обрела новую волну. Залог успеха в реструктуризации — жизнеспособный план действия, в который верят обе стороны. К сожалению, доверие к украинским заемщикам подорвано. Тем не менее, кредиторы, в том числе бондхолдеры, готовы обсуждать условия реструктуризации.

Не секрет, что во всех украинских компаниях «сидят» одни и те же держатели облигаций. Расскажите, от чего зависит лояльность кредиторов к тому или иному заемщику? В чем, на ваш взгляд, секрет успеха одних в переговорном процессе и полного провала других, например, менеджемента «Мрии» и пр.?

М.М.: «Мрия» — это очень неприятный случай, которого не должно было случиться. Последствия значительно подняли квалификационные (качественные) требования ко всем, от инвесторов до аудиторов. Что касается переговоров с кредиторами — они носят частный характер, и мы их не комментируем.

У многих украинских компаний сегодня очевидный кризис ликвидности. При этом посевная на завершающей стадии. Как, на ваш взгляд, такая ситуация отразится на будущем урожае?

М.М.: Мы не проводили репрезентативных статистических исследований. На мой взгляд, сегодня украинский агробизнес все более четко разделяется на две группы. Первая — агрохолдинги, у которых есть стабильная валютная выручка и понятное финансовое положение, и с которыми готовы работать банки. Вторая — частные компании и фермерские хозяйства небольших размеров, которые пока что работают за счет собственных ресурсов и без особых планов роста. Вместе с тем, во второй группе постоянно появляются компании, которые готовятся к росту. Благоприятные условия для этого они прогнозируют в 2018-2019 годах.

Д.А.: По прогнозу УКАБ, в 2016/2017 маркетинговом году валовой сбор зерновых культур в Украине составит 56,8 млн тонн, что на 2,8 млн тонн меньше, чем в нынешнем, 2015/2016 маркетинговом году. При этом, прогнозы по новому урожаю у участников рынка разные. Некоторые считают, что в силу погодных условий урожай будет не ниже, а может и выше текущего маркетингового года. У многих компаний действительно дефицит ликвидности и это усложнило посевную. При этом, в целом, посевная прошла неплохо, так как большинство собственников агрокомпаний «выкрутились» из ситуации: договорились с поставщиками об отсрочке платежей, рефинансировали существующие кредиты банков (хотя и часто без полного согласия банков, а просто вынудив их к этому). Частично помогло падение рынка удобрений, цены на которые привязаны к цене на газ.

Кредиты для украинских агропроизводителей космически дорогие. При этом для финансирования посевной сейчас подготовлены альтернативные фининструменты — вексели, расписки. В чем их преимущества и недостатки для аграриев и банков, поставщиков?

М.М.: Усилия по внедрению расписок на рынке будут успешными, если создать для этого условия. Например, практика показывает, что из-за высоких расходов банки неохотно работают с расписками, и не заинтересовав их мы не запустим этот инструмент.

Конечно же, расписки не решают всех проблем финансирования агросектора, но они являются оптимальным инструментом для финансирования мелких фермеров, что очень важно, ведь именно они испытывают наибольшие сложности с доступом к финансированию. Банки предпочитают работать с крупными агрохолдингами, с понятной и предсказуемой стратегией и финансовым состоянием.

Предыдущие агрочиновники активно говорили о дерегуляции в отрасли. Скажите, насколько декларируемые ими упрощения имеют прикладной характер и в реальности упрощает бизнесу жизнь? Что еще нужно было бы сделать, чтобы аграриям жилось легче?

М.М.: Очень важная тенденция, что представители госорганов начали коммуницировать с участниками рынка и прислушиваться к их мнению. Это зачастую приводит к решению точечных проблем рынка. Например, по моим ощущениям, меньше жалоб на невозмещение НДС. Общая тональность отзывов рынка относительно упрощения лицензирования и снижения налогового давления — положительная. Однако глобальных реформ в системе регулирования отрасли, на мой взгляд, не произошло.

А какова Ваша позиция относительно налогообложения аграриев?

М.М.: Я считаю, что решение о внедрении льготного налогообложения в свое время возродило аграрную отрасль. Но на сегодняшний день существующая система налоговых субсидий становится камнем преткновения и может привести к ряду макроэкономических сложностей. Субсидирование аграрной отрасли все сложнее объяснять торговым партнерам Украины, с которыми мы ведем переговоры о квотах для украинской продукции. Не стоит забывать и об обязательствах перед МВФ. Я считаю, что в этой ситуации нужно искать компромиссное решение, согласованное и понятное обществу, бизнесу, правительству и макродонорам. Решение, которое повысит инвестиционную привлекательность отрасли и частного агробизнеса, а с другой оставит правительству страны рычаги для макростабилизации.

А рынка земли?

М.М.: Это одна из тех больших несправедливостей, которые остались перед селом — принудительно отобранная земля. Сегодня отсутствие рынка земли, запуск которого откладывается в течение последних 10 лет, одна из причин того, что большие инвестиции не заходят в аграрную отрасль, возникают серьезные проблемы с банковским финансированием. Земля — это тот ресурс, который мог бы «связать» инфляцию, поднять заинтересованность как иностранных, так и национальных инвесторов. Главный вопрос: как это сделать цивилизованно и по-европейски. Уже есть проекты, а некоторые (как постепенная генеза рынка) выглядят достойными внимания.

Есть ли шанс в будущем ближайшем украинским аграриям выйти на новый уровень с помощью переработки производимой продукции? Ведь перспектива «банановой республики» при Европе не так от нас далека.

М.М.: Быть или не быть «банановой республикой» — это наш выбор, а не данность.

Спасибо за интересную беседу!


Алла Стрижеус, AgroPortal.ua

Мультимедиа