logo

Бизнес спрашивает

Бизнес спрашивает. Есть ли свет в конце аграрного тоннеля? Источник: AgroPortal.ua

Бизнес спрашивает. Есть ли свет в конце аграрного тоннеля?

Бизнес спрашивает 12 июля 2016. 08:07 2192

Высокая рентабельность аграрного бизнеса и низкий уровень инвестиций — парадокс Украины. О том, почему так происходит, и что парламентарии делают на законодательном уровне, чтобы изменить ситуацию в корне, исполнительный директор Agricom Group Петр Мельник (П.М.) спрашивал у заместителя председателя Комитета по вопросам аграрной политики и земельных отношений ВРУ Александра Бакуменка (А.Б.).

П.М.: Александр Борисович, расскажите, пожалуйста, как политическая ситуация в стране влияет на работу Комитета по вопросам аграрной политики и земельных отношений, в частности на принятие тех или иных законопроектов? 

А.Б.: В Аграрном комитете нет политики, что очень важно. За полтора года каденции через него прошло 120 законопроектов, из которых более 15 принято как закон. Комитет в тройке лидеров по эффективности.

П.М.: Но, тем не менее, Комитет не решил всех проблем отрасли? Особенно в части спецрежима? 

А.Б.: Да, эта проблема не решена в полной мере. Мы боролись с предыдущим правительством за сохранение спецрежима налогообложения НДС при принятии бюджета на 2016 год. Единственной возможностью при тех обстоятельствах и в условиях жестких переговоров было сохранение той налоговой базы по спецрежиму, которая функционирует сегодня. По операциям с зерновыми и техническими культурами 85% суммы НДС уплачивается в бюджет, 15% — остается в собственном распоряжении предприятий, с продукцией животноводства — 20% на 80%; с другими сельхозтоварами и услугами — 50% на 50%.  

С 2017 года у нас снова пытаются забрать спецрежим. В связи с этим мы активно отрабатываем возможные варианты по налогообложению и государственной поддержке, а также ведем диалог с правительством. 

31 мая мы втречались с премьер-министром Украины Владимиром Гройсманом, где обозначили свою позицию и предложили компромисный вариант — 100% сохранение спецрежима для животноводческой отрасли; садов, виноградников и сахарной свеклы на 2017 год. 

Результатом стало создание рабочей группы под председательством первого вице-премьер-министра-министра экономического развития и торговли Украины Степана Кубива вместе с Минагропродом, Минфином, ГФС, Госгеокадастром, ЦОИВ, и при участии общественных организаций в сфере АПК для решения вопроса разработки новой системы государственной поддержки, альтернативной спецрежиму — снижение ставки НДС с 20% до 7% на продукты питания продовольственной группы: мясо, молочная продукция, яйцо, сахар.

П.М.: Как налог с га поможет животноводам? 

А.Б.: Наверняка, Вы не раз слышали заявления, что агросектор на 40% работает с «черным кэшем». Выходит, огромный массив черноземов не обрабатывается, но зерно откуда-то берется и продается за кэш… 

В сложившейся ситуации мы предлагаем взимать налог с га, чтобы вывести землю «из тени», которая давно обрабатывается. Откуда коррупция? Ее корни на местах, где за кэш закрывают глаза местные прокуроры, милиционеры, главы администраций и так далее. 

Платить должны все. Аграрии должны быть честны по отношению к государству и государство будет честным по отношению к ним. 

П.М.: Парламент будет готов поддержать законопроект об эмфитевзисе?

А.Б.: Основная задача законопроекта — совершенствование правового регулирования отношений использования права эмфитевзиса, с целью увеличения кредитных ресурсов аграрного сектора экономики. 

Кроме того, данный инструмент имеет ряд преимуществ перед арендными отношениями, поскольку является более выгодным и предоставляет гибкость в согласовании существенных условий пользования земельным участком в отличие от договоров аренды, которые законодательно достаточно зарегулированы. 

В чём суть? Получение и осуществление права эмфитевзиса устанавливается договором между собственником земельного участка и лицом, изъявившим желание о его использовании. Но, при этом владелец так и остаётся собственником земельного участка, а эмфитевт получает только право на пользование этим (чужим) земельным участком, который можно отчуждать. Кроме того, преимущество пользования — возможность свободного оборота права эмфитевзиса и его возможность выступать предметом залога. 

Данный инструмент снимет политический аспект и, я думаю, очень скоро мы зарегистрируем этот законопроект в Раде. 

П.М.: Вы уже видели правительственный законопроект про оборот земель сельхозназначения? 

А.Б.: В конце 2015 г. Президентом был подписан закон о продлении моратория на продажу сельскохозяйственных земель до 2017 г. При этом КМУ было поручено разработать и внести на рассмотрение ВРУ проект закона про оборот земель сельхозназначения. Ждём. 

Реализация прав селян на землю и создание в Украине системы цивилизованных рыночных земельных отношений возможны только при условии введения земель с/х назначения в полноценный рыночный экономический оборот, который имеет свою стоимость, эффективно используется по назначению и распределяется по четким юридическим законам. 

И сегодня вопрос номер один: «Как регулировать земельный рынок?» Важно разработать поэтапную концепцию по его внедрению.

Принятие и реализация данного закона позволит приблизить уровень развития аграрного сектора экономики страны к уровню развитых стран, прежде всего Европейского Союза, в сфере оборота земель с/х назначения.

Моё мнение, что рынок земли нужно вводить поэтапно, в течении 5-7 лет, вместе с проведением профессиональной системной разъяснительной работы путём организации слушаний в комитете, круглых столов и так далее. 

П.М.: Как Вы считаете, украинцы готовы продавать землю? 

А.Б.: Последние опросы свидетельствуют о том, что люди в Украине пока не готовы к открытию рынка земли. Таких порядка 68%, 22–24% — за, остальные не определились. Почему? Очень много политических инсинуаций идет вокруг земельного вопроса, его необходимо переводить в плоскость нормального профессионального диалога. И самое важное — информировать население, рассказывать, какие проблемы могут возникнуть на пути открытия рынка земли, чтобы не вызвать социального бунта. 

П.М.: Александр Борисович, Вы слышали об иске украинских граждан в Европейский суд по правам человека относительно того, что они не могут продать свои паи?

А.Б.: Надо честно ответить на вопрос людям: «Если я владелец пая и не имею права его продать, то это сужает конституционное право любого человека?» Мы просто не даем человеку продать его собственность. 

С другой стороны, многие боятся, что крупнотоварный бизнес сконцентрирует в своих руках значительные земельные массивы. При этом они же не хотят честно отвечать на один вопрос: «Что является конкурентным преимуществом Украины?» Это — крупнотоварное производство. 

Мы идем по американской модели, по модели концентрации специализации. И эта модель имеет самую лучшую экономическую эффективность, что важно в любом бизнесе. Эта модель дает нам конкурентное преимущество. В Европе другая модель — мелкотоварного производства. И это исторически сложившееся модель. 

Каждая форма собственности, вне зависимости от концентрации, имеет право на жизнь. Вопрос в том, насколько она будет эффективной. 

П.М.: Как Вы видите развитие небольших фермерских хозяйств в нашей стране, на чем им стоит концентрировать внимание, какое у них будущее? 

А.Б.: Вокруг этого вопроса существует много политических спекуляций. Но у меня есть четкое понимание их будущего. Фермеры могут занять такие ниши, как садоводство, ягодоводство, овощеводство, органические сегменты и прочее. Да, у них значительно меньшая возможность к доступу к финансовым ресурсам. Что нужно сделать? Нужно финансировать не фермеров, а их кооперацию. 

Например, помочь построить элеватор, который будет залогом кредита, предоставленного государством на 5–7 лет. Если у человека есть 3–5 коров, давайте дадим ему возможность правильно построить помещение, систему охлаждения, автоматическую дойку и так далее. 

Но речь идет не о подарках, государство должно предоставить дешевые деньги, которые будут возвратными, тогда это будет правильно и честно без политической составляющей. 

П.М.: Как Вы считаете, в Украине много людей готовы кооперироваться в нынешние времена? 

А.Б.: Жизнь заставит консолидироваться. Допустим, у человека 500 га земли и он не может сформировать серьезную товарную партию для того, чтобы ее продать за рубеж. У него купят зерно и на внутреннем рынке, но дешевле, чем он мог бы продать, сформировав партию со своими коллегами. И подобных примеров можно приводить много. 

П.М.: Будет ли все-таки отрабатываться механизм возрождения села в украинском парламенте? 

А.Б.: Тут важна децентрализация. Когда мы даем ресурс в виде налогов и ресурс в виде земли, чтобы громады на месте управляли ими, то они точно будут смотреть, и с кем договор аренды подписывают, и какие условия предлагает этот предприниматель.

Сейчас аграрное министерство разрабатывает концепцию дотационных вещей, но я больше верю в системные вещи. Любая дотация — это система коррупции. Почему хорош был спецрежим? Чиновников в нем не было. 

П.М.: Как считаете, когда в Украину придут инвесторы? 

А.Б.: Приход инвесторов в страну возможен тогда, когда инвестору будет интересно в стране работать. Главная задача — навести порядок: задавить змея, который называется коррупция, и закончить судебную реформу. Это вопросы номер один, поскольку маржинальность украинского агробизнеса достаточно интересна для всех. 

В Украине колоссальные перспективы. И я с оптимизмом смотрю в будущее. Для меня показательным является то, что крупные мировые фонды уже присутствуют в Украине. На все нужно время и при этом людям не врать, не воровать, будучи у власти. Это разрушает доверие, а реформы могут пройти в стране, в которой народ доверяет власти. 

П.М.: Допускаете третий Майдан? 

А.Б.: Самое страшное, что перспектив у третьего Майдана нет, страна попадет в полную анархию. Но я искренне верю в перспективы нашей страны и прилагаю к этому усилия, исходя из возложенных на меня полномочий. 

П.М.: По Вашим прогнозам, коалиция будет сохранена и в принципе реформы будут продолжены? 

А.Б.: Я не вижу альтернативы этому. Важно, чтоб было понимание и у политиков, и у людей, что основа любой страны — это правильный бизнес и белые зарплаты, с которых платятся налоги. 

Изживать из нашей страны нужно тех, кто «сидит» на бюджетных потоках. Это незаконные заработки денег. Они же раскручивают общество, что надо менять парламент. Я же объясню, что парламент сегодня — главный буфер, стабилизатор системы. Мы должны выполнить максимум, чтобы реформировать всю систему. Но некоторым это невыгодно, они теряют огромные деньги, потому что мы отрезаем своими законопроектами возможность их незаконно зарабатывать. 

П.М.: Ваш оптимизм вселяет спокойствие и уверенность в наше будущее.

А.Б.: У нас много с вами проблем, я согласен, но если не видеть свет в конце тоннеля и не понимать, как эти проблемы решать, то дальше идти — нет смысла. И самое главное: людям нельзя обещать то, чего нельзя сделать. Поэтому журналистам, с которыми я встречаюсь, говорю, не пишите об одном плохом, у нас много хорошего. Человек все-таки должен жить, а не прибывать в ужасе. Важно также уметь вызывать людей на профессиональную дискуссию, показать и положительные примеры, и отрицательные.

П.М.: Когда стали парламентарием, чем Вам пришлось пожертвовать? 

А.Б.: Пожертвовал тем свободным временем, которое у меня и до парламента было в дефиците, за которое мог позволить себе проведать родственников или порыбачить. 

Единственное, что я могу себе позволить — ходить перед сном по набережной от 5 до 10 км, поскольку постоянно нужно быть в форме, и посмотреть футбол.


 Алла Стрижеус, Оксана Пирожок, AgroPortal.ua

Новости

Показать все

Блоги