logo

Интервью

Елена Коробкова: У банков деньги есть, аграриям нужно научиться их брать Источник фото: из личного архива Елены Коробковой

Елена Коробкова: У банков деньги есть, аграриям нужно научиться их брать

Интервью 25 сентября 2017. 07:00 1458

Банковский сектор в последнее время очень изменился. AgroPortal.ua расспросил исполнительного директора Независимой ассоциации банков Украины Елену Коробкову о том, чем «дышит» рынок сегодня, насколько тяжело аграриям получить кредит и как можно привлечь в сельское хозяйство инвесторов.

Расскажите о текущей ситуации в банковском секторе Украины: каковы современные тренды, на что ориентируются банки?

Елена Коробкова: Банковский сектор Украины сегодня кардинально изменился: с рынка ушли около 90 неплатежеспособных учреждений, остальные —располагают достаточным капиталом (или выполняют планы докапитализации), имеют определенного собственника и не испытывают проблем с ликвидностью. Мало того, сейчас подходит к концу проверка небольших банков и, по результатам тестирования НБУ, качество активов высокое.

В соответствии с новыми требованиями минимального размера капитала (200 млн грн) сегодня нет всего лишь у 7 банков, но они состоят в процессе окончания сделок по его увеличению. 

Как обстоят дела в плане кредитования агросектора?

Елена Коробкова: Этот вопрос стоит разделить на две категории: первая — большие закредитованные холдинги, вторая — малый и средний бизнес, который очень хорошо себя показал в период кризиса.

В общем «корпоративном» кредитном портфеле банков кредиты сельскому хозяйству занимают около 8%. При этом до 80% всех кредитов идут на оборотные средства. Остальное — инвестиции в спецтехнику и инфраструктуру.

Что сдерживает банки в предоставлении финансов аграриям?

Елена Коробкова: Для банков агросектор — один из перспективных, поскольку это устойчивый и довольно прибыльный бизнес. Некоторые банковские учреждения даже имеют дипломированных агроспециалистов, которые достаточно компетентны для того, чтобы правильно оценивать финансовые потребности и возможности производителей. Таким образом банки стараются обезопасить себя при выдаче кредитов.

Но есть и сдерживающие факторы, и один из наибольших — полное отсутствие защиты прав кредиторов в Украине. Негативно классифицированные активы и неработающие кредиты в банковской системе составляют почти 65%, а в государственных банках — 73%, поскольку им намного сложнее выполнить списания или какую-либо реструктуризацию.

Получается, что в стране оказался очень высокий уровень NPL — это проблемные кредиты, многие из которых выдавались еще в докризисное время и копились годами. Конфликт на востоке, аннексия Крыма и девальвация национальной валюты также ощутимо повлияли.

Законопроект № 6027 по защите прав кредиторов, написанный нами, уже два раза выносился в парламент и два раза проваливался: первый раз не хватило 7 голосов, второй — уже 14 голосов.

Еще одна важная проблема — отсутствие открытого рынка земли. Предприятия не могут покупать землю, а банки, в свою очередь, — принимать ее в качестве залога. Сегодня работает так называемый серый рынок земли, где арендные права продают по $1-2 тыс. за 1 га. Такая ситуация привела к беспределу в кадастровом реестре, появились законсервированные «шахматки» из десятков земельных участков разных собственников на одном поле.

А почему не хватает голосов?

Елена Коробкова: Впоследствии выяснилось, что примерно 60% народных депутатов являются клиентами банков, более половины из которых — как раз проблемные. Этот законопроект просто никому не выгоден. 

Недавно Президент заявлял о том, что защита прав кредиторов будет его приоритетом на эту осень. Мы надеемся, что закон все же будет принят, и это не лобби или «хотелки» инвесторов и банкиров. Поскольку документом предусматривается устранение всех прорех в действующем законодательстве: он убирает лазейки, которые сейчас позволяют просто не платить по кредитам. 

Очень много крупных предприятий берут кредиты для того, чтобы их потом не отдавать. Потом уходят в санацию, банкротство или управляемое банкротство. Нужно защитить кредиторов, потому что без этого банковская отрасль не будет развиваться и ни один уважающий инвестор не придет в Украину.

В 2016 году в Украину пришло инвестиций на 3,2 млрд грн, из них 2,4 млрд грн —инвестиции собственников банков. В бизнесе мало кто может похвастаться тем, что какой-то акционер достал живые деньги, вложил в развитие и продолжает этим заниматься. 

Вы говорили о том, что одной из основных преград в кредитовании агросектора является мораторий на продажу земель. А насколько самим банкам будет выгодно принимать такой залог?

Елена Коробкова: Это будет очень выгодно, потому что земля станет товаром, соответственно, будет для банков залогом. Кроме того, это позволит удешевить стоимость кредитов на 10-15%, что сейчас сделать крайне сложно. По официальным источникам Минэкономики, 34% бизнеса находится в тени, по неофициальным — 60%. Это означает, что люди не могут взять кредит в банке. А необеспеченный кредит несет нагрузку на капитал и создает дополнительные риски, поэтому банкам это невыгодно.

Недавно НБУ ввел новые требования по финансовому мониторингу и внедрил риск-ориентированный подход, когда банки должны досконально изучить своего клиента, и это касается теперь не только юридических лиц.

Считаю, что такая политика НБУ крайне правильная, она привела к тому, что каких-то серьезных после Михайловского или ПриватБанка ситуаций в банковской сфере не будет и не должно быть. Но государство должно дать толчок развитию малого и среднего бизнеса.

Какие банки занимаются кредитованием именно аграриев? 

Елена Коробкова: Сейчас активно кредитуют в сфере сельского хозяйства Credit Agricole, Райффайзен банк Аваль, Кредит Днепр, Укрсиббанк, Укрсоцбанк, Прокредит Банк, Кредобанк, ОTP, ПриватБанк, есть много предложений в Ощадбанке и Укргазбанке. Достаточно много банков имеют собственную отдельную программу по направлению «агро».

Целесообразно ли государственным банкам заниматься кредитованием аграриев и стоит ли создать для этих целей отдельный государственный банк?

Елена Коробкова: Доля государства в банковском секторе Украины — 55,6%, что очень много, и если этот процент будет увеличиваться, ничем хорошим это не закончится. Если госбанкам дадут указание массово кредитовать сельское хозяйство, то вырастет количество неработающих кредитов, мало кто будет оценивать и просчитывать риски. 

Учитывая негативный опыт Госзембанка, который так и не заработал, можно сказать, что такие действия, скорее, приведут к оттоку инвестиций из страны. Кроме того, существующие коммерческие и государственные банки в состоянии прокредитовать агросектор. Деньги есть, и их много. 

Как обстоят дела с привлечением инвестиций в агросектор и что необходимо делать компаниям, чтобы их увеличить?

Елена Коробкова: Мы проводили много обучающих семинаров как для банков, так и для малого и среднего бизнеса, по итогам которых можно сделать вывод, что у них нет комбинированной отчетности, они не знают, как составить понятный cash flow.

Зачастую руководители среднего и малого бизнеса совмещают функции финансового директора и бухгалтера, что достаточно сложно, учитывая, что им в первую очередь нужно ориентироваться на производство. В нашей практике встречались примеры, когда предприниматель готовил разные отчеты для каждого из банков в зависимости от требований. 

В обучаемых группах было 90 банкиров и 60 представителей бизнеса, в ходе семинаров разработали упрощенную процедуру получения кредитов, пакет документов стал более доступен и понятен как аграрию, так и банкиру. В этом помогали международные консультанты, которые объясняли, как правильно заполнять все формы. 

Расскажите подробнее о тренингах для бизнеса, которые вы проводили. Как попасть на такое обучение и чему там можно научиться?

Елена Коробкова: Как правило, мы анонсировали такие мероприятия, но теперь пошли дальше — совместно с Минагропродом разрабатываем инвестиционное портфолио страны, будет база на  онлайн-платформе, а также информация в печатном виде. Это будет портфолио всех проектов, которые заслуживают внимания и готовы к инвестированию, там будет указано, сколько им нужно, на каком они сейчас этапе, где будут через 2-5 лет и что от этого получит инвестор. Идея состоит в том, чтобы привлечь инвесторов.

На первом этапе участник заполняет достаточно простую заявку с общими данными о предприятии. Следующий этап — сведения об аудиторском заключении и отчетности. Для того чтобы пройти все этапы, планируем организовать серию обучающих тренингов. 

Ожидаем, что будет разделение на три группы. Первая — проекты, которые удовлетворяют всем требованиям. Вторая — предприниматели, бизнес-план которых интересен, но требует доработки. И третий — перспективные стартапы в агросфере, учитывая то, что есть инвесторы, которые специализируются именно на стартапах.

Каких результатов вы ожидаете от такого проекта?

Елена Коробкова: Все это нужно для того, чтобы научить малый и средний бизнес привлекать инвестиции. Поскольку на начальных этапах были примеры не бизнес-планов, а скорее рефератов, которые заканчивались простой просьбой выделить большие средства. Интересно, что фактических обоснований, куда они должны пойти и как скоро окупиться, не было. 

Именно поэтому в Минагропроде мы проводили несколько встреч с различными ассоциациями и бизнесом и намерены дальше популяризировать такое обучение. Рассказывать предпринимателям, как составлять cash flow, какие нужны документы, как формировать отчетность. Потому как то, что видим сейчас, — это отсутствие желания составлять бизнес-планы и защищать свои проекты. 

А что по поводу отечественных инвесторов, готовы ли они вкладывать в АПК?

Елена Коробкова: В банковском секторе отечественные инвесторы тоже есть. Правда, у них возникают определенные сложности с подтверждением своих доходов. Чтобы решить эту проблему, необходимо принять закон о нулевых декларациях, этот путь проходили все развивающиеся страны.

Нулевая декларация предусматривает налог на имущество в размере около 5%, что позволяет легализировать доходы и способствует улучшению инвестиционного климата в Украине. Эта норма должна быть внесена в Налоговый кодекс отдельно, и ее уже предлагали на рассмотрение правительству. Пока не смогли найти консенсус в вопросе размера процентной ставки, будет это 5, 7 или 9%.

Пока большинство отечественных инвесторов пытаются что-то сделать за границей, а не пробуют развивать экономику страны. Но мы должны создать благоприятные условия, чтобы бизнес из тени выходил в законодательное русло.

Расскажите об аграрных расписках: в чем преимущества данного механизма и как аграрий может их получить?

Елена Коробкова: Аграрные расписки — это кредитование под будущий урожай. Но, согласно постановлению НБУ № 351, будущий урожай не является твердым залогом. Получается, что это необеспеченный кредит, по которому нужно брать дополнительный залог или полностью резервировать, однако в таком случае тратится капитал и нужно будет докапитализировать. Это не очень выгодно банкам. 

Почему тогда этот механизм успешно работает в других странах?

Елена Коробкова: Потому что в других странах несколько иная банковская система. Хотя получение аграрных расписок в Украине очень хорошо прописано в законодательстве. Будущий урожай регистрируется в публичном реестре, который полностью прозрачен. Раньше в Украине просто не было опыта проведения таких операций.

Сейчас, когда у отечественных банков есть опыт работы с аграрными расписками, эта идея станет более популярной. К примеру, банки Агропросперис и OТП специализируются именно на предоставлении таких кредитов.

В Украине уже действует более 140 расписок, из них 60/40 (по объемам финансирования) — это товарные и финансовые, а их общая сумма составляет более 1 млрд грн. Кроме того, до сих пор не было ни одного прецедента по взысканию, все кредиты погашались в срок. 

В этом году аграрные расписки работают в 8 регионах страны, в следующем — планируют охватить все регионы. Правда, стоит учитывать, что расписки привязаны к кадастровому номеру участков, этот процесс тормозится ввиду несовершенного кадастрового реестра.


Наталья Ключникова, Алла Стрижеус, AgroPortal.ua

Новости

Показать все

Блоги