logo

Расследования

В погоне за экологическими стандартами нужно быть реалистами, или Что ждет украинских аграриев после Green Deal

В погоне за экологическими стандартами нужно быть реалистами, или Что ждет украинских аграриев после Green Deal

Расследования 11 декабря 2020. 06:00 2417

Триллион евро — столько Европейский Союз выделяет на реализацию нового «зеленого курса» — European Green Deal. Невероятная финансовая поддержка направляется на не менее амбициозные задачи. К 2030 году Европейский континент должен сократить выбросы на 55%, а к 2050-му — стать климатически нейтральным.

Европейский зеленый курс (ЕЗК) ориентирован в первую очередь на то, чтобы помочь ЕС выполнить свои обязательства в рамках Парижского климатического соглашения. Он ставит серьезные экологические вызовы перед собственными производителями, в частности — сельским хозяйством.

Для Украины «зеленая» инициатива тоже будет иметь ощутимый эффект. Но в противовес европейским компаниям, украинские агропроизводители могут оказаться с новыми экологическими вызовами один на один и вообще потерять европейский рынок для сбыта своей продукции.

Переходим на «нейтральную»

Соглашение European Green Deal — это целый набор политических инициатив Еврокомиссии по достижению нейтрального воздействия хозяйственной деятельности на климат. При этом для реализации экологического протекционизма в ЕС обсуждается возможность введения отдельного «экологического налога» на импорт агропродовольствия из стран, где стандарты производства окажутся ниже.

Понимая возможные последствия, в январе 2020 г. украинское правительство приняло постановление о создании межведомственной рабочей группы по вопросам координации преодоления последствий изменения климата в рамках новой экологической инициативы ЕС.

Однако, говорит генеральный директор Украинского клуба аграрного бизнеса (УКАБ) Роман Сластен, украинские производители уже на текущем этапе видят в реализации ЕЗК существенный барьер для дальнейшей поставки агропродукции в ЕС.

«Если слепо следовать требованиям Green Deal, мы либо потеряем рынок сбыта, либо наша продукция будет неконкурентоспособной», — отмечает Сластен.

Следовать экологическим доктринам без соответствующих компенсаций практически невозможно. «Это понимают в ЕС, поэтому и предусмотрели финансовую поддержку. Но у нас с ними изначально неравные условия и разные подходы к сельскому хозяйству. Если в ЕС фермеры получают 300 евро дотаций на каждый гектар, то в Украине агробизнес должен прежде всего быть эффективным, чтобы выживать в условиях жесткой конкуренции», — отмечает гендиректор УКАБ.

Он добавляет, что украинским производителям «такие дотации не только не светят, наоборот, ежегодно на агробизнес увеличивается налоговое давление».

Все, на что сейчас может рассчитывать Украина, — это техническая помощь ЕС в адаптации законодательства или займа европейских финансовых институтов, говорит руководитель Брюссельского офиса Украинской ассоциации бизнеса и торговли Назар Бобицкий.

Эксперт видит, что последствия ЕЗК для Украины в значительной степени могут быть более негативные, чем позитивные. «Если только мы вовремя не адаптируемся и не достигнем договоренностей с ЕС об определенных условиях взаимодействия с Украиной», — говорит он.

Уже сейчас руководитель Брюссельского офиса Украинской ассоциации бизнеса и торговли советует начинать диалог с ЕС, доносить обеспокоенность относительно рисков и предлагать конкретный вклад Украины в возможности.

К примеру, Green Deel всячески будет стимулировать органическое сельское хозяйство. Преимуществом Украины является то, что она уже стала лидером по экспорту в ЕС органической продукции и может предложить еще больше.

«Органическая» поддержка

Вице-премьер-министр по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Ольга Стефанишина в онлайн-интервью ранее отметила, что Украина готова разделить с ЕС ответственность за «озеленение» континента. Но добавила, что должен быть определен разумный переходный период и учтен финансовый аспект.

По ее словам, позиция Украины в переговорах относительно новых экологических стандартов будет базироваться на двух принципах. «Во-первых, не должен ограничиваться наш доступ на еврорынок, который мы имели на момент подписания Соглашения об ассоциации. Во-вторых, Украина на ранних этапах должна быть привлечена к формированию европейского законодательства, которое в дальнейшем будет иметь на нее влияние», — заявила Стефанишина.

Заместитель министра развития экономики, торговли и сельского хозяйства Тарас Высоцкий добавляет, что Украина будет адаптироваться к новым «зеленым» стандартам, которые внедряет ЕС, «в рамках существующих финансовых возможностей».

В частности, согласно уже принятому ко второму чтению законопроекту №3295 органическое сельское хозяйство будет идти отдельным блоком, на который готовится государственная поддержка.

«С 2021 года будем предлагать программы по поддержке органического производства. Кроме того, постепенно будем двигаться в других направлениях, связанных с «зелеными» требованиями», — говорит он.

Также Высоцкий выделяет необходимость внедрения определенных норм на национальном уровне, чтобы гарантировать отечественным компаниям сохранение доступа к европейскому рынку.

Защита осталась без защиты

Похоже, что потенциальные возможности украинского агробизнеса в рамках ЕЗК на развитии органического производства заканчиваются. Наряду с этим, соглашение несет много существенных рисков. Один из таких — намерения ЕС сократить на 50-70% в течение следующих 10 лет использование средств защиты растений.

«Это может привести к сверхжестким фитосанитарным нормам в законодательстве ЕС по отслеживанию максимальных остаточных уровней пестицидов при импорте агропродовольственной продукции, — говорит Бобицкий. — Если мы получим подобные барьеры в течение последующих лет, украинские производители будут вынуждены быстро приспосабливаться к новым стандартам, перестраивать цепочки».

Однако, обращает внимание Роман Сластен, пестицидная нагрузка на гектар в Украине в настоящее время уже вдвое ниже, чем в ЕС. Поэтому не стоит сломя голову мчаться за сокращением применения СЗР вслед за европейскими аграриями.

«Если принимать целевые уровни ЕС по использованию, то мы уже вложились в нормативы, — говорит он. — Мы долгое время существенно отставали в интенсивности производства в растениеводстве, поэтому для Украины снижение на 50% использования удобрений и пестицидов точно не актуально».

Альтернатива — отсутствует

Краеугольным вопросом в ЕС остается запрет использования в растениеводстве инсектицидов неоникотиноидной группы, которые якобы наносят неизмеримый вред полезным насекомым, в частности пчелам.

Украина также взяла на себя обязательства по имплементации Исполнительного регламента Комиссии (ЕС) №485/2013, которым устанавливаются ограниченные условия использования активных веществ клотианидина, тиаметоксама и имидаклоприда и запрещаются к использованию и продаже семена, обработанные СЗР, содержащими указанные активные вещества.

«В ЕС относительно пестицидов принимается много политических решений без имеющихся реальных доказательств вредности того или иного вещества», — говорит Сластен. По его мнению, ситуация с запретом неоникотиноидов является одной из таких.

Неоникотиноиды в сельском хозяйстве используются для инсектицидной обработки семян и опрыскивания листовой поверхности растений и почвы, а также в ветеринарной медицине. По состоянию на 2019 г. доля сельскохозяйственных культур, обрабатываемых неоникотиноидами, превысила 51%.

«Проблема в том, что адекватной замены неоникотиноидам с точки зрения эффективности контроля вредителей практически нет. При ограниченных вариантах борьбы с вредителями ожидаемым следствием будет уменьшение урожайности культур, а также подорожание стоимости обработки альтернативными средствами. При этом далеко не факт, что препараты-заменители будут более экологичными, в частности, учитывая барьеры по выходу новых СЗР на рынок Украины», — рассказывает эксперт.

Заместитель директора Национального научного центра «Институт аграрной экономики», член-корреспондент НААН Ольга Ходаковская также соглашается, что намерения о запрете неоникотиноидов вызывают ряд вопросов. В отдельных странах ЕС после принятия такого решения увеличилась доля органофосфатов и карбаматов, которые имеют высокую степень токсичности для человека, животных и насекомых. Карбаматы в Украине сейчас не используются вообще. Кроме того, возросло количество применения пиретроидов.

N.B. Британские фермеры отказываются от сахарной свеклы из-за запрета неоникотиноидов

«Мировая практика показывает, что фермеры вынуждены переходить на препараты старого поколения. Они значительно более токсичны, требуют увеличения частоты и кратности проведения обработок», — говорит она. Следовательно, это может больно ударить и по экологии, и по экономике аграрного производства.

Сверхъестественные потери

По расчетам ученых Института аграрной экономики, суммарные потери аграрного сектора из-за недобора урожая, снижения качества продукции, дополнительные расходы на внесение инсектицидов-заменителей, могут достичь 36,8-74,9 млрд грн. В том числе, потенциальные потери от недобора урожая оцениваются в 27,3-64,6 млрд грн.

«Еще один риск заключается в том, что при отсутствии адекватных механизмов борьбы с вредителями мы рискуем потерять целые отрасли. Особенно это касается выращивания сои, подсолнечника, рапса, сахарной свеклы, картофеля», — говорит Ходаковская.

Среди возможных экологических последствий запрета — рост расходов пресной воды, выбросов СО2, переуплотнение почв из-за увеличения количества проходов сельскохозяйственной техники по полю, увеличение численности популяций вредителей.

К примеру, расходы воды на обработку посевов инсектицидами вырастут в диапазоне от 4,9 до 6,8 млн м3. Это, кстати, равно годовому потреблению воды всей нефтегазовой промышленностью.

N.B. Запрет неоникотиноидов обернется для агросектора в 75 млрд грн потерь

Проведенный украинскими учеными сравнительный анализ токсичности неоникотиноидов и других инсектицидов, которыми они могут быть заменены, свидетельствует, что по параметрам острой токсичности неоникотиноиды оказались более безопасными.

К тому же, четкие доказательства того, что неоникотиноидные инсектициды привели к потерям колоний пчел в ЕС, США и других странах, отсутствуют.

В большинстве стран мира, в которых применяются неоникотиноиды, численность популяций пчел, наоборот, растет, говорится в совместной презентации результатов исследования Института аграрной экономики, Института защиты растений и ГП «Научный центр превентивной токсикологии, пищевой и химической безопасности МОЗ Украины».

Аграрии требуют доказательности

Необходимость доказательной базы о вреде неоникотиноидов отмечают и сами аграрии. В частности, об этом сказал главный агроном агрокомпании AgroGeneration Захар Шелухин. Как один из вариантов он предлагает изменение регламента использования неоникотиноидов и введение строгой ответственности за нарушения.

Проблематичным является и отказ от использования пестицидов для увеличения объемов органического производства. «Мы все чаще принимаем новые вызовы. С изменением климата появляются новые вредители, болезни, в том числе карантинные объекты, в борьбе с которыми без использования СЗР не обойтись», — объясняет Шелухин. Иначе, считает он, это приведет к потере урожайности и качества сельскохозяйственной продукции, а в дальнейшем поставит под вопрос само существование агробизнеса.

Поддерживает его и немец, руководитель Agro Consult AW Александер Вольтерс, который ведет хозяйство в Украине уже более 10 лет. «В случае отказа от пестицидов урожайность будет уменьшаться вдвое, если не больше», — говорит он.

Директор ЧП «Захаренко» Иван Захаренко акцентирует, что предварительно государство должно было создать должное основание для перехода на органическое производство, поощрить к такому шагу.

«К отказу от пестицидов надо готовиться. В случае запрета — предложить что-то взамен, — говорит он. — Также должна быть адресная программа помощи мелким фермерам, чтобы они могли покрыть свои затраты. Иначе мы столкнемся с большими финансовыми трудностями».

Необходимость финансовой программы помощи для компенсации убытков аграриев отмечает также директор по растениеводству HarvEast Евгений Казеев. В некоторых направлениях агрохолдинга удалось отказаться от использования химических препаратов в производственной деятельности. Однако Казеев отмечает, что «решение о замене химических препаратов на органику несет риск снижения урожайности и, соответственно, доходов аграриев».

«Украинским аграриям нужны научно обоснованные подходы и механизмы компенсации возможных потерь — такие, которые используют в европейских странах», — считает Захар Шелухин.

Более того — аграрии хотят понимать, какова конечная цель подобных мероприятий. И, конечно, быть своевременно проинформированными о них.

Перспективные решения

В органах власти доносить информацию до аграриев таки обещают. «Сейчас мы восстанавливаем диалог с фермерами через аграрные ассоциации, чтобы заблаговременно получать информацию о тех или иных новостях», — говорит Тарас Высоцкий.

Самим производителям он советует, во-первых, совместно формировать идеи, которые должно реализовать государство в качестве поддержки. Во-вторых — всегда ставить себе в приоритет высокие стандарты качества продукции и технологии производства и не нарушать никаких норм, связанных с окружающей средой.

«Бизнес тоже должен думать наперед. И видим, что многие компании уже готовятся к этому, готовят собственные оценки (влияния European Green Deal. — Прим. ред.)», — отмечает вице-премьер Ольга Стефанишина.

Отечественные ученые тоже подтверждают, что Украина постепенно движется к переходу на безопасные для человека и окружающей среды технологии ведения сельского хозяйства, сведение к минимуму использования химических СЗР и т.п.

Однако призывают быть реалистами и объективно оценивать последствия тех или иных запретов, выбирая меньшее зло, но не наоборот — как это, например, происходит с неоникотиноидами.


Наталья Рекуненко, AgroPortal.ua


Ключевые новости аграрного рынка в Telegram

Новости

Показать все

Блоги