logo

Меняю профессию

Как фермер стал журналистом Источник фото: из личного архива Александра Журавля

Как фермер стал журналистом

Меняю профессию 02 февраля 2018. 07:29 1954

Отец полтавчанина Александра Журавля стал председателем колхоза в 26 лет, когда сыну было 3 месяца. Саша с пеленок мечтал о собственном хозяйстве. Получил два образования. И начал руководить уже с 19-ти лет, стал уверенным самостоятельным фермером. Сейчас ему 33, и он организовал радио «Для земледельцев и хлебоедов» AGRO.fm. Кроме того, на волонтерских началах ведет в столице англоязычный клуб для лидеров агроотрасли. AgroPortal.ua расспросил Александра Журавля: что же побудило его к переменам в жизни и профессии?

КЛЮЧ — В МНОГООБРАЗИИ

Источник фото: из личного архива Александра Журавля
Источник фото: из личного архива Александра Журавля

Ты же имел успехи в собственном сельском хозяйстве. Вот могли бы писать о тебе как о классном хозяйственнике. Почему тебе вдруг этого не хватило?

Александр Журавель: Когда я начал приставать к успешным американским фермерам, чтобы сказали, в чем ключ к их успеху, они ответили: в биоразнообразии. Разнообразие нужно всем: земле — чтобы родила по максимуму и была действительно живой, социуму — чтобы развивался, людям — потому что у каждого свои потребности и возможности. А у нас до сих пор многое подгоняется под традиционные клише.

Борешься со стандартами?

Александр Журавель: Допускаю, что все может развиваться параллельно. Скажем, мой отец хозяйничает традиционно, консервативно.

И вы не договорились по-родственному?

Александр Журавель: По-семейному можно договариваться, когда у тебя только огород возле дома и одна корова. А бизнес — это слишком большая ответственность.

Сейчас отец хорошо справляется с хозяйством на тысячу гектаров. А я стараюсь развиваться дальше. Фермерская работа от сезона к сезону, по кругу, когда очень привязан к земле, мне на определенном этапе показалась однообразной.

Но когда переехал в Киев, начались новые клише. Первое, что у меня спрашивают: «Ты уже квартиру купил?».

Ты уже квартиру купил? :)

Александр Журавель: Она мне не нужна. У моего старшего брата-архитектора, который 20 лет живет в Киеве, есть собственная квартира и стабильная работа, к которой он добирается два часа. Я снимаю жилье в соседнем со студией доме. Сэкономленные (по сравнению с братом) два часа утром я трачу на любимые пробежки, а вечером — на разные ивенты. Брат — человек творческий, домосед, а я люблю путешествия.

Земля, квартира — это якорь. А я выбираю парус возможностей, цепляюсь за него. Чтобы попасть в новые волны и найти нужный ветер, надо с чем-то попрощаться и отчалить от уютного берега.

Все разные, каждому свое. Каждый выбирает, что кому комфортнее.

Мне не всегда удавалось получать желаемое, скажем, из-за того же консерватизма родителей.

Например?

Александр Журавель: Когда мне было 18, хотел получить водительское удостоверение, чтобы управлять трактором, — отец убеждал, что мне это не понадобится. Когда мне было 10, хотел продавать черешню из нашего сада на базаре, — отец сказал, что это стыдно, хоть я не мог понять, почему.

МАРКЕТИНГ С ДЕТСТВА

Источник фото: из личного архива Александра Журавля Родители Александра Журавля
Источник фото: из личного архива Александра Журавля
Родители Александра Журавля

Александр Журавель: Но все равно многое удавалось. Лет с 10-11 мы с братвой работали на току с 8 утра до обеда, а вечером пасли маточное поголовье на свиноферме. С тех пор знаю, что плохой, непрестижной работы не бывает, никакой работы нельзя стыдиться. Это один из моих первых уроков.

Ты сознательно пошел учиться именно в аграрный университет в Киеве на специальность «Менеджмент»?

Александр Журавель: Конечно, я же должен научиться управлять! Мне принципиально было сразу поставить высокую планку, поэтому не остался в Полтаве, а поехал учиться в столичный вуз. Я знал, зачем туда иду: изучать менеджмент, экономику, маркетинг одновременно с земледелием и другими сельскохозяйственными науками. Это давал именно аграрный университет, факультет менеджмента. А во-вторых, маркетинг и торговлю я испробовал с самого детства.

Это как?

Александр Журавель: К примеру, у себя в огороде собрал семена с бархатцев, подсушил. Вычитал в журнале, как сделать конвертики, дал их разрисовать брату и продавал. Бархатцы в селе есть у всех, но никто их не запаковывал в красивые конвертики и не делал рекламу. Хочешь что-то продать — иди, рекламируй и продавай. Просто так никто не придет к тебе и не спросит. Разве не маркетинговый опыт?

Где-то в старших классах у нас должна была состояться традиционная ярмарка, где все пекут торты и продают друг другу. Я подумал, что испечь очередной торт — неинтересно. Взял из дома пахучее подсолнечное масло, купил капусту, майонез, одноразовую посуду и уселся между тортами рубить салат. Сначала все смеялись, но порцию за порцией я продал всю капусту, 4 головки. Денег не заработал, только вернул свои вложенные 20 гривень, но мою капусту до сих пор вспоминают и учителя, и одноклассники. Это еще один урок: не бойся выглядеть смешным. Неординарность помнят очень долго и с позитивом, с восторгом.

А провальные проекты были?

Александр Журавель: В 2000-м, наблюдая за бабушками, которые на остановках продавали семечки, знал, что их надо довести до нормального качества, подсушить, подсолить, упаковать, сделать бренд — и тогда продавать. К сожалению, послушал отца. Он собирал 1000 тонн подсолнечника в своем колхозе, поэтому над моими стограммовыми пакетами просто посмеялся. А вскоре появились переработчики и запустили популярные бренды, которые хорошо зарабатывают на этом. Я не заработал, но извлек для себя еще один урок: когда есть идея — быстро реализовывай ее, потому что не ты один такой умный, завтра ее уже реализуют другие.

Ты все про уроки говоришь. Какое обучение для тебя было полезным?

Александр Журавель: Очень благодарен своей школьной учительнице, которая несколько раз приходила к моим родителям и убеждала, что я перерос сельскую школу. Мне действительно слишком легко стало учиться, книжки даже не носил домой — успевал делать уроки на переменах. Поступил в Кременчуге в специализированную школу № 10 с углубленным изучением английского. Там было труднее и интереснее. Знаний хватило для того, чтобы легко получить два высших образования. Жил в 25 километрах от родителей. Много полезных книг перечитал за то время.

В университете жадно усваивал все знания, потому что понимал: растениеводство, техника, корма — то все мне точно понадобится, когда буду руководить своим хозяйством (так и произошло). Тогда все уже знали выпускников НУБиПа, которые основали и раскрутили успешные агрокомпании и холдинги. Кто хотел научиться — научился.

На первых курсах мы с друзьями организовали «Клуб менеджера», куда приглашали реальных практиков, известных менеджеров, чтобы те поделились опытом.

Сами смогли достучаться до них, крутых?

Александр Журавель: Никто не отказывал. Топ-менеджеры из крупных компаний приходили. Например, Ярослав Васильевич Краснопольский рассказывал, как его команда создавала легендарный «Райз». Знаменитый Федор Моргун выступал, это тот полтавчанин, который поднимал целину в Казахстане и разработал систему безотвальной обработки земли. У нас не было проблем с кем-то договориться. Кто стучит — тому открывают.

Это были не массовые мероприятия. Собирался десяток-другой заинтересованных студентов из 200 на потоке. Те, кто действительно знал, чего хочет и к чему стремится. «Клуб» работал еще долго после того, как я ушел. Благодаря ему у меня теперь много классных друзей, которые стали классными специалистами.

Когда начались твои практические фермерские университеты?

Александр Журавель: Пошел работать на земле после 3-го курса. Показалось, что нечего протирать штаны, перевелся на экстернатную форму обучения. Сначала отец взял к себе заместителем в хозяйство на 11 тыс. га. У него я первым делом научился правильному подходу к разным людям.

У нас на Полтавщине очень заметна разница между селами. Одни из них издавна были панскими, а другие — казацкими, свободными. Удивительно, но годы почти не повлияли на ментальность. После распаевывания в казацких селах уже на второй день все пришли за своими конкретными долями и растащили по дворам. Фермеры там только местные, чужие не приживаются, агрохолдинги тоже не заходят. В постпанских — все наоборот, там в основном сохранились прежние земельные массивы, люди прибегают к совместному управлению. Отец такие нюансы понимает. Знает, как следует договариваться с людьми, чтобы получать общий полезный результат. Помог разрулить особенно проблемные ситуации переходного периода.

А вы родом из какого села?

Александр Журавель: Из древнего казацкого, из Погребов Глобинского района. Здесь казаки держали большие продовольственные склады, погреба. Отец и дедушка из села Горошино Семеновского района, именно там Иван Котляревский формировал казацкий полк на войну с Наполеоном, посадил там дуб, который растет и поныне. А еще Горошино на сто лет старше Москвы, и это только официально.

Отец много самостоятельности тебе позволял?

Александр Журавель: Он знает, что я могу принимать собственные и порой радикальные решения. Ответственности не боюсь.

Серьезные испытания не заставили себя ждать. В нашем базовом хозяйстве прошел огромный град. С тех пор я знаю, что такое терять много. Это когда видишь суперурожай всех культур. Пшеница стоит, налилась хорошо. А потом резко раз — и ничего нет, все уничтожено: кукуруза, пшеница, гречка. Крохи дособираешь, перепашешь... Тогда мы попали в настоящую долговую яму, кредиты годами висели, в том числе лично на мне.

С тех пор я никогда категорично не выражаю своего мнения. Не доверяю категоричным спикерам, консультантам, политикам, так как сразу видно, кто из них чистый теоретик и реальное поле только из окна видел.

Долг оставался на мне и тогда, когда принципиально пошел себя испытывать на самостоятельные хлеба в хозяйстве Лубенского района, в село Хорошки, тогда их «Райз» только взял к себе, а я был первым человеком от «Райза». Несколько тысяч гектаров земли, молочная ферма, свинарник. Было очень интересно, глубоко вникал в технологии, общался с каждой дояркой, даже коров записал поименно:). Надо было управлять штатом в 220 человек, большинству из которых за 50, владельцы готовили хозяйство к смене поколений.

У меня на тот момент даже диплома бакалавра еще не было, доучивался, ездил диплом защищать. Мощная школа была, счастливый период. И отец мой опыт признал. Поручил самостоятельно управлять отдельным, но очень слабым хозяйством, по сути, вытаскивать его, ставить на ноги.

У МЕНЯ БЫЛ СВОЙ МАЙДАН

Источник фото: из личного архива Александра Журавля
Источник фото: из личного архива Александра Журавля

Постдипломные испытания?

Александр Журавель: Еще тот опыт! Первые две недели вообще не спал, пил пустырник. В кабинет не прекращался людской поток, задолженность по зарплате тянулась с 1992 года. Из 150 дойных коров 40 были лейкозными. Воду приходилось возить из соседнего села. Настоящий постсовдеповский апокалипсис.

Где же ты деньги взял на зарплату?

Александр Журавель: Тогда, как никогда, я осознал, что дело не столько в деньгах, сколько в правильном менеджменте, организации. Часть людей уговорил стать на биржу до начала сезона — они получили живые деньги, но не из казны хозяйства. Часть равнодушных, кто не ходил на работу, не интересовался хозяйством, уволил.

Центральная усадьба помогла с новым трактором, им стали регулярно обрабатывать огороды.

На то время я понял, что нуждаюсь в еще одного образования, поступил в Полтавский юридический институт Нацыонального юридического университета им. Ярослава Мудрого. Поехал на сессию, а мне звонят: «Приезжай. У тебя — майдан!».

Испугался бунта?

Александр Журавель: Конечно, страшно. Это же разбушевавшаяся масса. Но я осознал, что то была проверка на лидерство. Знал, что есть несколько человек, которые хотят сами перейти и переманить людей с землей в соседний агрохолдинг. Это можно понять, потому что люди, конечно, ищут, где лучше. Но они расшатывали и всю толпу. Наступил решающий психологический момент: или побеждают подстрекатели и село охватит беспорядок, или я покажу себя лидером. Поэтому инициаторов я сразу отпустил с миром, они отправились к новому хозяину. Остальные выкричались, выпустили пар, после чего мы поладили.

Стихией можно управлять?

Александр Журавель: Если ты сильный, да. Потому что люди действительно хорошие, реагируют на адекватное управление нормального лидера (их село — бывшее панское). Мы вместе смогли за три года переформатировать хозяйство. Я старался хорошо платить, но даже без денег они работали очень преданно и эффективно, когда понимали, что процессы налажены нормально. Моя школа лидерства прошла именно на ООО АФ «Землянки».

Как ты убеждал селян?

Александр Журавель: Главное — быть действенным, не только говорить. Мы не вырезали скот, а улучшили содержание и кормление (я тогда поблагодарил свою преподавательницу из университета, которая привила интерес к животноводству). Мы работали по многим направлениям: держали коров, свиней, гусей. Все понемногу давало живые деньги.

Сразу вычистили напрочь заброшенную землю от вредителей. Строго пресекали так называемую придорожную агротехнику, когда для очковтирательства обрабатывались лишь ближайшие к дороге 200 метров поля. Я переходил все поля вдоль и поперек. Жаль было земли, она же у нас лучшая. Вскоре она дала нам славную кукурузу на силос, даже механизатор на арендованном комбайне не скрывал восхищения, приговаривал, что это лучший силос в области. Благодаря продаже того силоса удалось выплатить большую часть зарплаты работникам. Постепенно стаскивал новую технику, купил современную дорогую сеялку, которой в отцовском хозяйстве еще не было.

Не слишком рисковал?

Александр Журавель: Это был не риск, а продуманный анализ, точный расчет. Еще в придачу взял трактор МТЗ в лизинг. И не пожалел. Даже соседи начали по нашей схеме технику закупать. Современные новые сеялка и опрыскиватель должны быть свои в каждом хозяйстве, потому что должны точно сработать именно в определенные дни и гарантированно качественно.

НА ЗЕМЛЕ НЕТ БЕСПЕРСПЕКТИВНЫХ

Источник фото: из личного архива Александра Журавля
Источник фото: из личного архива Александра Журавля

Затем весь этот опыт использовал в собственном хозяйстве?

Александр Журавель: Конечно. Техника у меня хорошая, современная. В 2014-м построили сушилку на соломе. Хотя мне советовали лучше купить комбайн. И опять же расчет показал: его аренда меньше, чем амортизация. Сушилка рентабельная, окупается за два года. Она хорошо показывает себя и сейчас.

Сколько земли, по твоему мнению, нужно фермеру, чтобы его семья жила безбедно?

Александр Журавель: Хороший бизнес начинается с 300 га. Хотя вот мы давали свою технику в аренду мелким хозяевам, у которых по 20-30 га. Видел, это хорошо обеспеченные, уверенные в себе и своих детях люди. Я не верю в разговоры о бесперспективности малых хозяйств и давно уже выступаю против таких клише. Бесперспективными их называют как раз те, кто не имеет опыта на земле. Малоземельников не надо особенно поддерживать, им просто надо не мешать и официально признать их статус.

НЕ В ДЕНЬГАХ ЦЕННОСТЬ

Источник фото: из личного архива Александра Журавля
Источник фото: из личного архива Александра Журавля

Твоя семья имеет тысячу гектаров фермерского хозяйства — есть где разгуляться. Но ты переехал в Киев на ненадежные журналистские хлеба?

Александр Журавель: В 2013-м мы наконец отдали все свои долги по прежним кредитам. Я почувствовал себя безумно свободным. Принимал активное участие во многих аграрных конференциях, собраниях. Продолжал учить английский. Понимал, что хочу изменений. Попал в поле зрения Международной финансовой корпорации — IFC. Ее специалисты предложили мне как фермеру-практику принять участие в одном из образовательных проектов. Так я объездил всю Украину. Потом по другим учебным программам побывал за рубежом в успешных агропредприятиях.

Якобы парадокс: когда имел возможность заплатить — не ездил на учебу, а в прошлом году, уже на «голодных» хлебах, удалось дважды поехать в США и раз во Францию, по учебным программам для фермеров. Если у вас есть деньги, вы можете купить билет. Но! Во-первых, не всем дают визу, даже за деньги. Во-вторых, программа встреч, в том числе с официальными лицами — это большая дополнительная возможность. Мы даже с конгрессменом встречались. В следующий раз хочу попасть в Белый домJ. Кстати, я публиковал свои впечатления на AgroPortal.ua.

По-новому посмотрел на ценность денег?

Александр Журавель: У меня нет трепета перед ними. Я уже зарабатывал миллионы, тратил миллионы, был должен миллионы.

Отец купил новую машину — а я за такие деньги лучше бы прошел курс МВА. Меня удивляет, почему другие фермеры не вкладывают деньги в себя, в образование, в язык, в развитие, в свою юридическую защиту.

Когда у меня открылось новое окно возможностей, решил им воспользоваться. Было много коммуникаций.

НОВЫЙ БИЗНЕС

Источник фото: из личного архива Александра Журавля
Источник фото: из личного архива Александра Журавля

И поэтому выбрал журналистику?

Александр Журавель: Скорее она выбрала меня.

Видел, что журналисты часто подают все не так, как есть на самом деле. А я знаю село изнутри. Много общался с фермерами всех регионов Украины и с зарубежными. У нас часто нет уважения друг к другу. А когда люди пообщаются между собой, то они обязательно найдут общий язык, уже не будут стрелять друг в друга.

Можно было бы сидеть у себя в селе и возмущаться чем-нибудь, но у меня теперь есть возможность сказать, спросить, исследовать, понять, откуда ветер дует.

Ты перестал быть бизнесменом?

Александр Журавель: Нет, это просто новое испытание. Когда Дмитрий Гордейчук предложил проект аграрного радио, я думал ровно две секунды — и согласился. Раньше я занимался товарным бизнесом, теперь — информационным. У него свои законы. Почитать аграрии могут много что, а вот послушать — нет. Поэтому создаю новый продукт в нише, где конкурентов нет.

Почему именно в Интернете?

Александр Журавель: Потому что дешевле. Себестоимость такого радио гораздо меньше. А вот аудитория больше, потому что наше AGRO.fm можно слушать когда и где угодно: в кабинете работаешь или в поле-огороде, в хлеву имеешь дело с землей или в кабине комбайна сидишь. Никаких ограничений. Мы концентрируемся на контенте. Очень хочется делать качественный, содержательный продукт без рекламного налета. Чтобы стать уникальными.

Довольны результатами?

Александр Журавель: Постоянно мониторим, кто же слушает AGRO.fm. Это не только вся Украина, вместе с Донецком и Луганском, кстати. И в соседних странах тоже есть слушатели.

Кроме того, мы сознательно расширяем аудиторию, говорим, что мы не только для хлеборобов, но и для хлебоедов. Готовим передачи для тех, кто хочет правильно потреблять продукты, знать о них больше, выбирает их в магазинах, кафе, ресторанах. Привлекаем к общению не только агропроизводителей, фермеров, единоличников, но также садоводов, огородников, дачников.

Какие были трудности? Тебе же без них никак.

Александр Журавель: Это действительно новый вызов для меня. Никто не подскажет, что и как делать, потому что этого раньше никто не делал. А я узнаю уже потом, после того, как все сделаем. Например, надо учиться правильно говорить в эфире. Приходится общаться в разных условиях с очень разными людьми, мы должны быть понятными, близкими к слушателю.

ИНКУБАТОР ДЛЯ ЛИДЕРОВ

Источник фото: из личного архива Александра Журавля
Источник фото: из личного архива Александра Журавля

Когда тебе вновь захочется чего-то новенького?

Александр Журавель: В наше время все так быстро и кардинально меняется, что я не возьмусь ничего планировать или прогнозировать. Использую возможности, которые есть сейчас.

Например, меня, кроме радио, увлекает английский спикинг-клаб. Я организовал и веду его на волонтерских началах. Комфортное помещение библиотеки для наших занятий бесплатно предоставляет офис Американских Советов по вопросам образования, я как выпускник одной из их программ Open World имею право. Собираются молодые лидеры аграрного рынка, практики, аналитики, журналисты, айтишники. К нам приходят специалисты отрасли, чтобы пообщаться в непринужденной атмосфере. Оттачиваем не только профильные знания, но и живой английский язык. Самый большой челлендж — выступление на английском, после него люди готовы выступать за рубежом и достойно представлять Украину.

Честно скажу: это бомбезное общение! Часто бывают иностранцы, которым надо адаптироваться к украинской среде. Благодаря подобным коммуникациям могут родиться любые интересные и масштабные проекты.

Вполне реально, что из нашей среды выйдут новые министры, лидеры. Буду гордиться, что положительно на них повлиял.

Что интересно: когда инициировал организацию Agri Discussion club, рассчитывал на десяток друзей, англоязычных киевлян из агросферы. Поддержали единицы. Но! На идею сразу откликнулась Анна Морозова и предоставила помещение для первых встреч. Анна Кравцова позвонила и предложила быть партнером в организации проекта. Представьте, я человека никогда не видел, впервые общались по телефону, но договорились совместно вести клуб! Отсюда новый жизненный урок: главное — идея. А люди, которые ее воспримут и поддержат, найдутся. И не нужно обижаться, что ваши друзья и родственники вас не понимают или не поддерживают. От мечты нельзя отказываться ни при каких условиях! Мечтайте, верьте — и будет вам попутный ветер в ваши паруса.


Ирина Садовая, AgroPortal.ua

Новости

Показать все

Блоги