logo

Интервью

Бернольд Кемперинк: Украинцы должны научиться объединять несоединимое Источник фото: kmbs

Бернольд Кемперинк: Украинцы должны научиться объединять несоединимое

Интервью 21 апреля 2017. 07:00 994

Имея большой ресурсный потенциал, украинский агробизнес не является достаточно эффективным. И, как говорят некоторые участники рынка, проблема кроется не в отсутствии высококвалифицированных кадров и инновационных идей, а именно в подходе к управлению агробизнесом, в философии его дальнейшего развития. Для того чтобы создать новую модель агробизнеса, безусловно, необходимо использовать мировой опыт.

Именно с этой целью по приглашению Киево-Могилянской бизнес-школы для участия в учебном модуле по заказу инициативы Ukranian AgriFood Valley Украину посетил директор по иностранным инвестициям Agro-Food, Cleantech & Renewable Energy (Нидерланды) Бернольд Кемперинк.

Мистер Кемперинк отвечает за инвестиции и международную деятельность в agri-food секторе Food Valley и секторе Cleantech & Energy. Принимает активное участие в настройке концепции Food Valley и других успешных глобальных бизнес-кластеров, таких как Health Valley и E-mobility Cleantech cluster. Редакция AgroPortal.ua пришла на встречу с Бернольдом Кемперинком, которая состоялась 31 марта в рамках отбора в национальную agri-food-«сборную» Украины.

Скажите, пожалуйста, в чем заключается суть концепции Food Valley в Нидерландах?

Бернольд Кемперинк: Основная идея концепции — видение того, каким должно быть будущее и какие изменения в нем должны произойти. Сегодня большинство компаний не готовы делиться информацией и опытом, не стремятся к сотрудничеству. И я верю, что компании по нашей концепцией будут работать вместе, ведь так они смогут расширить свои возможности и думать о будущем: влиянии на среду, обучении, распределении мощностей. Это все нужно совместить.

Почему вы решили разрабатывать концепцию Food Valley?

Бернольд Кемперинк: В 2001 году мы поняли, что традиционные продовольственные регионы Нидерландов используют лишь 10% своего потенциала. Тогда и решили действовать. Мы начали посещать и опрашивать различные агропродовольственные компании (на то время посетили 1500) об их наиболее насущных проблемах, которые мешают им развиваться. Через три года поняли, чем живут эти компании, какие у них ограничения и потребности.

В 2004 году мы написали первый бизнес-план развития агропродовольственного кластера, который должен был объединить разных игроков рынка. Сначала приобщиться к кластеру вызвалось лишь 150 компаний. Сегодня Food Valley в Нидерландах объединяет 2600 компаний, и не только тех, которые задействованы в производстве, но и тех, которые сотрудничают с ними (ІТ и логистические), они обмениваются информацией и используют совместные усилия для дальнейшего развития.

Сначала мы только собирались и обсуждали саму концепцию и только через три года смогли открыть офис Food Valley. Первые 5 лет работали на территории выбранного нами университета Вахенинген и в радиусе 30 км вокруг него и лишь потом начали территориально расширяться. Мы эволюционировали от кластерной системы к экосистеме.

Какая выгода компаниям от участия в Food Valley?

Бернольд Кемперинк: Есть компании, производящие товары, есть те, которые перерабатывают, хранят и тому подобное. Все они имеют общую цель — получить прибыль. Но для того, чтобы ее получить, нужно создавать такой продукт, на который действительно есть спрос. Для этого необходимо, чтобы все звенья процесса производства товара (производство, переработка, обработка, хранение) были взаимосвязаны, помогали друг другу.

Для экономического развития важна добавленная ценность, которую приобретает товар в процессе его изготовления. Возьмем как пример молоко. Само по себе оно не является товаром с высокой добавленной ценностью, а вот творог, йогурт или даже побочный продукт — сыворотка, на основе которой производят продукты детского питания, имеют высокую добавленную ценность. Поэтому и разным компаниям выгодно объединяться для создания высокоценных продуктов, которые позволят получить лучшую стоимость по всей цепочке производства: от поставщика молока, фруктов, сахара до производителей йогуртов, конфет, детского питания и торговых сетей, которые все это продают. Это даст возможность совсем не похожим между собой отраслям хозяйствования создать мощный и конкурентный товар.

Было трудно воплощать эту концепцию в жизнь?

Бернольд Кемперинк: Не все хотели сразу присоединяться и обмениваться своим опытом и знаниями. Но мы нашли компании с одинаковыми потребностями, ведь им легче работать вместе для увеличения экономического эффекта.

Насколько мы понимаем, это довольно масштабный проект. Были ли проблемы с финансированием и вообще сколько нужно средств для его реализации?

Бернольд Кемперинк: Наша основная идея — привлекать людей. Например, в кластере работает четыре человека, два из них — на постоянной основе и получают за это заработную плату, еще два человека приглашены из других кластеров, они работают бесплатно, для обмена опытом.

Вообще, Food Valley в Нидерландах финансировалась четырьмя государственными учреждениями, которые находятся вблизи университета. Они поняли, что им необходимо развитие в области агрокультуры, и выделили из собственного бюджета средства. Сегодня таких учреждений уже 8.

Использовалась ли подобная концепция ранее в других странах?

Бернольд Кемперинк: Food Valley зародилась в Нидерландах. Но я внедрял подобную модель и в Китае, Таиланде, Бельгии, Германии и Дании. Вообще за период работы Food Valley мы создали 150 инновационных продуктов. Это наше особое достижение.

Эта модель подобна современным кооперативам, какая между ними разница?

Бернольд Кемперинк: Они между собой похожи и не похожи одновременно. Предприятия, которые входят в кооперативы и сотрудничают, являются однотипными (например, все — молочного направления), а кластеры объединяют разных игроков в цепи создания продуктов и в результате получают равную прибыль для каждого участника этого процесса.

Насколько прибыльно производителю продавать свою продукцию через кластеры?

Бернольд Кемперинк: Когда предприятия выбирают кластерную модель сотрудничества, а не обособленное производство и затем продажу через трейдеров, они экономят много средств. Все процессы становятся более эффективными, ведь партии товаров, производимых в кластере, значительные и участники кластера получают лучшую цену за стабильно большое количество продукции. А затраты на производство меньшие, так как здесь уже работает принцип экономии на масштабах. Малые предприятия имеют возможность становиться более конкурентными, зарабатывают больше, соответственно, могут инвестировать в совместную переработку. Они переходят на другой уровень — создают готовые товары, а не просто производят и продают сырье, которое стоит намного дешевле. Вот тут уже и можно говорить о продуктах с добавленной ценностью.

Эта модель скорее подходит предприятиям с малыми мощностями?

Бернольд Кемперинк: Food Valley более интересна для малых предприятий. Но большие также хотят быть ее частью. Ведь кластер — это как точка входа для компаний, о которых еще не знает мировой рынок.

Сможет ли эта концепция в классическом виде прижиться в украинских условиях?

Бернольд Кемперинк: Нельзя вообще копировать любую систему, ведь все страны уникальны и индивидуальны. Мы со своей стороны можем лишь консультировать Украину в этом вопросе и пожелать инициаторам Ukrainian Food Valley не терять сил и вдохновения, потому что дело, которое вы задумали, требует титанических усилий и веры в успех.

Что нужно сделать Украине для того, чтобы построить собственную успешную Food Valley?

Бернольд Кемперинк: Украина имеет большое будущее. Но она должна научиться смотреть шире и начать сотрудничать с другими компаниями и пользоваться маркетинговыми инструментами. И самое главное — объединять сочетаемое с несочетаемым.

В Украине я бы начал с кластера, в который входило бы лишь несколько компаний, которые развивали бы технологии, маркетинг, занимались продажами и выходом на рынок. Мой совет — делиться опытом с теми проектами, которые взаимодействуют между собой.

Сколько времени нужно Украине для полного становления этой концепции?

Бернольд Кемперинк: Это зависит от амбиций и скорости выполнения, а основным ускорителем этого процесса являются деньги. Нужно начинать с маленького и не идти к большому.

И, если государство не является стабильным, лучше его не привлекать к этому процессу, потому что это будет тормозить развитие.

Какие планы Food Value на будущее?

Бернольд Кемперинк: На следующие 10 лет мы уже имеем бизнес-план, который включает переход инновационных структур на другой уровень, международный обмен знаниями, и самая главная задача — это разрушить пропасть между университетом и компаниями. Университет — сердце кластерной системы. Наш исследовательский университет № 1 в мире, нам повезло сотрудничать с ним. Что касается меня, то я отхожу от дел, буду заниматься другим кластером в другой отрасли.

Вы преподаете в университете, каким должен быть сегодняшний студент, чтобы уже завтра он мог стать успешным в агроотрасли?

Бернольд Кемперинк: Основная проблема учебного процесса — обучение по старым программам. Поэтому студентам необходимо следить за трендами и инновациями в области агрокультуры. Неотъемлемой составляющей является возможность стажировки в международных компаниях. Кроме того, студент должен быть не только начитанным, но и креативным. Важно, чтобы агрокомпании и университеты сотрудничали, ведь имеем большой разрыв между теорией и практикой.


Алла Стрижеус, Иванна Панасюк AgroPortal.ua

Новости

Показать все

Блоги