logo

Блоги

Центнеры акцентов. Какой должна быть аграрная политика в Украине?

Центнеры акцентов. Какой должна быть аграрная политика в Украине?

Блоги Алекс Лисситса 13 октября 2020. 09:00 2576

«Потребитель хочет кушать говяжий стейк из коровы, которую никогда не забивали», — так в ходе Зеленой Недели афористично описала потребительские настроения Юлия Клёкнер, федеральный министр продовольствия и сельского хозяйства Германии. Очевидно, госпожа министр имела в виду то, что именно потребительские предпочтения влияют на развитие современной аграрной политики в разных ее аспектах — от защиты животных и окружающей среды до здоровья человека.

Фрау Клёкнер знает, о чем говорит. На прошлой неделе именно по ее инициативе немецкий парламент принял закон о так называемом «Nutri-score». Это своеобразная шкала, по которой оценивается вредность того или иного продукта питания. То есть продукты будут маркироваться в зависимости от своего состава. Например, на этикетке продукта, где указан среди ингредиентов жир или сахар, будет значиться, что это, мягко говоря, не совсем здоровая пища. И, наоборот, на этикетках продуктов со сбалансированным составом будет указано, что это полезно для человека.

О чем это говорит? Во-первых, акценты аграрной политики в мире меняются. Безусловно, фермер еще остается в центре внимания, но фокус общественного запроса смещается на его обязательства перед потребителем и, собственно, самим обществом. И те требования, которые сейчас звучат от многих европейских стран — ксательно благополучия животных или модели климатически нейтральной экономики — это элементы той же логической цепочки.

В Украине же до сих пор продолжается дискуссия более «глубокая»: как должно называться министерство и кто его должен возглавлять. И здесь важно, чтобы гипотетическое восстановление аграрного ведомства в этих условиях стало формальным признанием ошибки. Попробуем разобраться в том, какими должны быть его функции, чтобы оно могло показать свою эффективность. Какой должна быть аграрная политика в Украине, дабы соответствовать требованиям времени?

Очень схематично взаимодействие общества и аграрного ведомства можно показать следующим образом:

 

Сложность в реализации аграрной политики заключается в том, что ее маленькие реформы непосредственно влияют на конечного потребителя. Например, повышение требований к благополучию животных мгновенно приведет к удорожанию продуктов животноводства. Это сразу сделает данную товарную категорию продукции менее доступной для потребителей.

Или же, например, всеми желанный либеральный рынок земли. Разумеется, его открытие приведет к росту доходов в сельской местности в краткосрочной перспективе (ибо цена от продажи земель больше ренты), но приведет к уменьшению доходов в будущем из-за уменьшения доходов от аренды после продажи земли. Максимальную выгоду мы все получим от того, что открытие рынка земли станет сильным стимулом для инвесторов вкладывать уже не в арендованную, а в собственную землю. 

Важно понимать, что формирование аграрной или других политик — это не о драфтинге документов, а в первую очередь — об оценке воздействия этой политики на рынки и выбор лучших опций возрожденного ведомства. Перед этим будет логично произвести небольшой аудит — достаточно ли аналитического потенциала для эффективной работы Минагро? Проводится ли реальная (а не формальная) оценка эффективности работы? Достигнуты ли задекларированные цели? Не преувеличу, если скажу, что ответы на эти вопросы скорее отрицательные. 

Поэтому попробуем остановиться на отдельных элементах экономической / аграрной политики, указанных выше. 

Доступность продуктов питания. Первое, что приходит в голову: перманентные квотирования экспорта из-за опасений чрезмерного экспорта, а значит рост цен. Зато первое, что хотелось бы видеть: гарантирование продовольственного обеспечения, например через льготное кредитование пекарей и мельников, в частности с помощью программы кредитования 5−7−9. При этом существующая децентрализация позволит мини-пекарням в регионах даже в краткосрочной перспективе обеспечить свежим хлебом большинство населения Украины. Создание таких условий — лучший стимул для местных предпринимателей. 

Далее специально для сторонников государственного регулирования цен. Эффект таких ограничений можно проследить, сравнив уровень инфляции за государственного регулирования цен на продовольствие и без вмешательства государства. В первом случае инфляция составляла 10−15% и выше, а во втором — снизилась до 2,5%. Очевидно, нужны другие инструменты воздействия.

Безопасность продуктов питания. Несмотря на определенные успехи в этой сфере, ряд стратегических вопросов остается без ответа. Например, как влияет антибиотикорезистентность (устойчивость бактерий к одному или нескольким антибиотикам), которая тесно связана с остатками ветеринарных препаратов в продукции животноводства, на здоровье людей? Проводились ли какие-то исследования, ведь сейчас коронавирусный вызовы существенно поднимают цену этому вопросу? Сможет ли Украина идти в фарватере Европейского зеленого курса, который предусматривает сокращение на 50% использования антибиотиков в животноводстве? Знают ли власти об опыте Нидерландов, которые смогли уменьшить использование антибиотиков на две трети?

Пока государство утвердило простенькую стратегию этого, но безнадежно отстает от бизнеса в этом вопросе. Некоторые агрокомпании уже начали реализовывать проекты «Antibiotic-free». И это лишь один из примеров. Коронавирус за последний год определил политические приоритеты во многих странах. Главный из этих приоритетов — здоровье человека. Безопасное питание — это ключ к здоровой жизни.

Причитающиеся доходы в сельской местности и ее развитие. Здесь простой вопрос: не пора ли перейти от стимулирования определенных отраслей к стимулированию предпринимательской инициативы и созданию рабочих мест? Большинство проектов, реализованных в предыдущие годы, были направлены на смягчение темпов падения.

Классический пример — дотация на содержание скота. Это реально помогало владельцам, но давало минимальные шансы на превращение такого хозяйства в микропредприятия.

Ну и в целом, развитие сельских общин — это важный этап регионального развития. Почему же тогда закон о частичном обеспечении по кредитам в сельской местности Верховная Рада не смогла принять даже в первом чтении? Может, он и неидеален, но можно его доработать ко второму чтению. И этот список нереализованных возможностей можно продолжить вопросам развития сельского туризма. Последние 6 месяцев четко показали, насколько мы отстаем. Вопрос даже не в дефиците качественной инфраструктуры, а в целом в отсутствии достойных мест для отдыха в радиусе 200 км от Киева. О регионах даже не речи не идет. 

Влияние на окружающую среду и благосостояние. Большинство аграриев экономика производств заставляет использовать энергосберегающие технологии, в том числе технологии, уменьшающие влияние на экологию, такие, как точное земледелие. Зато скопированная из европейской модели оценка влияния на окружающую среду (в ее украинской интерпретации) скорее тормозит, чем стимулирует развитие новых высокотехнологичных проектов. А новейшие более экологичные СЗР все еще невозможно зарегистрировать из-за того, что украинский парламент никак не может рассмотреть законопроект 2289. Но если провести опрос жителей сельской местности по актуальным проблемам, окажется, что именно проблемы экологии для них связаны с использованием некачественной аграрной химии. Более того — этот вопрос является приоритетом. Нет, не слышали? Тогда давайте проведем детальный анализ.

Влияние на экономическое развитие и благосостояние. Здесь все очень просто. Никто в Украине не может ответить, как та или иная программа повлияет на благосостояние населения, в частности, его уровень дохода. А также, как эти программы повлияют на добавленную стоимость, валовую продукцию, объемы внешней торговли. Исследования, проведенные независимыми центрами экономического анализа, несмотря на экспертность, не формируют общей картины. Все как в анекдоте про «свеклу, которую съел червяк». Аграрная наука вместо того чтобы использовать современный инструментарий в принятии важных агрополитичних решений, исповедует устаревший алгоритм «нам бы день продержаться, да хотя бы ночь переспать». Знаменитые «соевые правки» или концепцию «НДС 14%» аграрная наука должна показывать в тщательных исследованиях и предоставлять политикам конкретные рекомендации — что хорошо, а что лишнее для реального агробизнеса. 

Адаптивность к климатическим изменениям. Во всем мире уже давно поняли: в орошении — будущее. У нас этот процесс десятилетиями не сдвинулся с места. Втрое увеличить добавленную стоимость в зоне рискованного земледелия — нет, нам это неинтересно.

Мы и дальше будем обсуждать какие-то концепции, а фермеры, хозяйства которых расположены дальше 20-километровой зоны от каналов, будут наблюдать за этим процессом с нескрываемым раздражением. Вообще это одна из особенностей взаимодействия различных институтов: если вода, земля и политика будут сферой влияния различных ведомств, мы скоро останемся без воды. Юг Украины в 2020 году без орошения точно станет пустыней. Но я забыл — «какая разница?».

Доходы фермера. Украинцы хотят знать, кто сколько зарабатывает, а если не знают, то, соответственно, выдумывают. Вот интересно, знает ли кто-то реальные доходы украинских фермеров? Учитывает ли это наша аграрная статистика? Сколько продается подсолнечника за наличные? Сколько зарабатывают на скрутку НДС? Никто не знает, потому что не работает система аграрной статистики, как это делается в Европе по системе FADN. Страхование рисков также в коматозном состоянии, хотя есть надежда, что после этого сложного года такой законопроект будет одобрен Верховной Радой. 

Квоты на удобрение и топливо (а это миллиарды гривен, вытянутые из карманов фермеров) — это и дамоклов меч, который появляется над головой у аграриев весной. Именно в тот период, когда экономически аграрное министерство пытается быть и красивым, и умным. Но так не бывает. Сейчас у нас есть целый перечень того, что не работает, а должно. Например, где современная генная инженерия? Не работает. Современные пестициды, о которых я уже упоминал, недоступны. Одесский припортовый завод загружен где-то наполовину, государственный газ надежно хранится в хранилищах, а конкуренции на рынке удобрений как не было, так и нет. Может, стоит остановиться и не мародерствовать во время кризиса? 

Соответствие потребностям потребителей. Ну и вернемся к немке Юлии Клекнер. Пример Германии не является исключением. Во многих европейских странах уже переходят от экспериментов к обязательной маркировке продукции для потребителей, определяющей ее степень безопасности для здоровья. И хотя, на первый взгляд, в Украине иная ситуация с платежеспособностью, здесь речь идет не о цене, а больше об уважении для потребителя. Если ты что-то покупаешь, то должен знать, насколько это полезно для здоровья. Заслуживает ли украинец знать о пользе того или иного продукта питания? Уверен — да.

И напоследок, составляя виртуальные пазлы различных министерств, стоит выяснить, какую цель ставит себе государство на ближайшее десятилетие, и как лучше их достичь — институционально и кадрово? Может, мы уже ждем новую волну политических возможностей, а сейчас переходим в стагнацию и застой? Неужели принцип непрерывного усовершенствования не лучше устаревшего концепта «хоть как-то, чтоб не хуже»?

 Алекс Лисситса, президент ассоциации «Украинский клуб аграрного бизнеса», генеральный директор ИМК


По материалам НВ Бизнес 


Мнение автора может не совпадать с мнением редакции. Ответственность за цитаты, факты и цифры, приведенные в тексте, несет автор.

Ключевые новости аграрного рынка в Telegram

Новости

Показать все

Блоги