logo

Интервью

Сергей Мельничук: Китай — это другой мир, мир сложный, но интересный Источник фото: AgroPortal.ua

Сергей Мельничук: Китай — это другой мир, мир сложный, но интересный

Интервью 30 апреля 2018. 07:19 4353

Что скрывается под шелковой накидкой китайских науки и бизнеса? Чего ждать от китайцев в ближайшие годы? Какие точки соприкосновения украинские наука и образование имеют с Китаем? На эти и другие вопросы AgroPortal.ua ответил директор Китайско-украинского научно-исследовательского Института «Наук о жизни», д.б.н., проф., акад. НААН Украины Сергей Мельничук.

Что стало отправной точкой переехать в Китай и возглавить Китайско-украинский научно-исследовательский институт «Наук о жизни»? 

Сергей Мельничук: Я не собирался переезжать в Китай, и, собственно, не переехал. Это — работа по проекту на определенное время. Началось все в 2016 году, когда я принял участие в конкурсе «План тысячи талантов» на уровне провинции Чжэцзян и победил в нем.

Этот план предусматривает сотрудничество с ведущими учеными и талантами, которые сделали прорыв в ключевых технологиях или могут повысить уровень высокотехнологичного производства и внедрить новые технологии и дисциплины на международном уровне.

Моя победа в данном конкурсе и легла в основу создания Китайско-украинского научно-исследовательского Института «Наук о жизни». 

Что это за конкурс — «План тысячи талантов»? 

Сергей Мельничук: В 2008 году правительство Китайской Народной Республики инициировало «Программу привлечения Глобальных экспертов», еще известную как «План тысячи талантов» (The Thousand Talents Plan). В соответствии с программой была разработана стратегия привлечения к сотрудничеству с китайскими учеными и предприятиями топ-талантов из всех стран мира. Основное внимание направлено на сотрудничество по ключевым национальным инновационным проектам, новым дисциплинам, центральным национальным лабораториям, центральным государственным предприятиям и государственным коммерческим и финансовым учреждениям, а также различным промышленным (технологическим) паркам (в основном зоны развития высоких технологий). 

Собственно, это и есть ответ на вопрос, почему Институт создан именно в Китае? 

Сергей Мельничук: Мы имеем давние научные контакты и сотрудничество с Китаем и китайскими учеными, поэтому это было логическим продолжением этих отношений. 

Есть ли у вас в планах создание аналогичного Института — украинско-китайского — в Украине? 

Сергей Мельничук: Мы хотим создать Украинско-китайский научно-исследовательский институт в Украине, но это вопрос времени. Как говорит китайская мудрость: «То, что случается, происходит вовремя». 

Сколько потребовалось времени, чтобы организовать работу Института? С какими сложностями столкнулись?

Сергей Мельничук: Конкурс состоялся в октябре 2016 года, а открытие Института — 15 марта 2017 года. За пять месяцев пришлось пять раз слетать в Китай и вернуться домой, а вообще за последние два года набралось около пятнадцати перелетов туда и обратно. Такой режим — сложный, учитывая, что между нами расстояние десять тысяч километров и шесть часов разницы во времени.

В марте 2017 года мы прилетели на церемонию открытия уже с первой группой украинских экспертов в составе 15-ти человек. В составе делегации были Президент Украины Виктор Ющенко, Генеральный консул Украины в Шанхае Дмитрий Пономаренко, коллеги из Национальной, аграрной и медицинской академий наук Украины и представители бизнеса.

В 2007 году, когда мы открывали в Украине Украинскую лабораторию качества и безопасности продукции АПК, на торжественном открытии присутствовал Виктор Андреевич. Китайцы об этом узнали и спросили, а не согласится ли он прибыть в КНР на открытие нашего Института — во-первых, это уже будет традиция, а во-вторых, Ющенко — человек, хорошо известный своими международными культурными и этнографическими проектами между Украиной и Китаем. Когда Виктор Андреевич узнал о цели приглашения, он согласился и возглавил украинскую делегацию.

С Генеральным консулом Украины в Шанхае Дмитрием Пономаренко
С Генеральным консулом Украины в Шанхае Дмитрием Пономаренко

Какой штат работников из Украины в Институте, а какой — из Китая? Есть ли работники из других стран?

Сергей Мельничук: На сегодняшний день все сотрудники Института — граждане Украины. В структуре мы имеем отдел организации, который обеспечивает коммуникационные аспекты, в нем работают лишь два китайца, которые свободно владеют украинским и русским языками.

В отношении иностранцев — время покажет, когда это будет возможно и необходимо. В нашем стратегическом договоре между китайской и украинской стороной прописано, что Институт стремится стать платформой высокого уровня для разработки и инкубирования передовых и новых технологий, доступных исследователям в рамках программы «Один пояс — один путь». Он должен содействовать сотрудничеству между Китаем, Украиной и Европой в области промышленного применения результатов научных исследований.

В будущем планируется, что созданный Институт, его производственная база, результаты исследований промышленного и коммерческого характера будут объединены в Индустриальный китайско-европейский парк.

Коллектив Китайско-украинского научно-исследовательского Института «Наук о жизни»
Коллектив Китайско-украинского научно-исследовательского Института «Наук о жизни»

Кто финансирует работу Института: какие основные источники финансирования — коммерческие структуры, международные компании-доноры, государственное финансирование?

Сергей Мельничук: На сегодня основной источник финансирования — городской бюджет. Администрация выделила под данную программу около 200 млн юаней. В дальнейшем планируется привлечение дополнительных источников финансирования в виде грантов, инвестиций коммерческих компаний и международных проектов. Бюджетная поддержка предусматривает финансирование по такой программе первые три года, далее — другие источники поступлений.

В чем заключается основная деятельность Института?

Сергей Мельничук: Институт «Наук о жизни» создавался для содействия проведению совместных научных исследований, организации работы высококачественных специалистов и международных экспертов, внедрения инноваций и передовых технологий и создания базы для стажировки китайских и украинских молодых ученых и студентов, а также для ускорения внедрения в практику и практического применения результатов научных исследований. Нам есть много чему поучиться друг у друга. Я подчеркиваю — именно друг у друга, именно в этом заключается основа нашей совместной деятельности.

Как будут воплощаться на практике научные наработки Института, это будет прежде всего в Китае, или и в Украине тоже?

Сергей Мельничук: Как я уже отмечал, сегодня украинские специалисты, вместе с китайскими, создают международную платформу на территории Китая. Поэтому сложность вопроса заключается в том, чтобы те знания, которыми богаты наши специалисты, были использованы для китайских условий, а тот опыт, который был получен в процессе работы, имел возможность быть использованным по возвращению в Украину.

Для лучшего понимания приведу пример. Сегодняшний успех и достижения Китая, в основной степени, являются результатом внедрения Программы индустриализации. Содействие и скорость развития промышленности, малых и средних предприятий просто поражает. Программа и Закон о частно-государственном партнерстве действительно работает в Китае. Но вместе с тем есть и очень серьезные проблемы. Прежде всего — экологические. Тем, кто здесь не жил, трудно понять, что означают такие вроде элементарные понятия как голубое небо и звезды на небе, к которым рукой можно дотянуться. В Китае сегодня такое можно увидеть, к сожалению, нечасто. Но руководство Поднебесной взяло курс на внедрение «зеленых технологий», борьбу за энергоэффективность и энергосбережение, рекультивацию загрязненных территорий.

Украина имеет чрезвычайно глубокие знания по внедрению агроэкологических технологий рекультивации и применения определенных «зеленых технологий» на практике. Возникает вопрос: почему мы не на передовой вместе с Китаем? Почему никто из наших управленцев не продвигает украинские технологии на рынок КНР? Где наши академии наук, институты, университеты? Это же лицо нашей страны, авторитет и капитал. Я уверен, мы можем реализовывать свой потенциал не только в виде сырья.

Приемлемы ли будут результаты к украинским условиям?

Сергей Мельничук: Мы занимаемся биологией, а она одинакова во всем мире. Законы жизни едины. Безусловно, если мы говорим о вопросах экологии и рекультивации, то есть особенности, и серьезные. Почва — это настолько сложная матрица, сравнивать ее в пределах одной не то что страны, области — невозможно! А тут еще и другая сторона мира. Но для этого мы и создали Институт, который и должен заниматься вопросами адаптации и апробации известных вещей в неизвестных условиях или отработкой и поиском принципиально нового подхода. 

Можете озвучить уже конкретные наработки Института?

Сергей Мельничук: Да, мы отработали ряд программ, которые сейчас на стадии внедрения в практику в сфере биомедицины и биотехнологии, охраны окружающей среды, рекультивации территорий с повышенным содержанием остаточных количеств ксенобиотиков и ведения хозяйства с использованием альтернативных условий производства. Особое внимание мы уделяем образовательному виду деятельности. Мы имеем тесные взаимоотношения с университетами и колледжами КНР и Украины. И мы надеемся, что наш проект станет соответствующей площадкой для образовательных учреждений двух стран. 

Сергей Мельничук с ректором Чжецзянского университета
Сергей Мельничук с ректором Чжецзянского университета

С какими высшими учебными заведениями Украины сотрудничаете, в чем заключается сотрудничество? 

Сергей Мельничук: Подписан меморандум с Сумским национальным аграрным университетом. Разработана двусторонняя программа обмена для украинских и китайских студентов, преподавателей и ученых. Программа предусматривает (для начала) месячную стажировку каждой группы, которая включает в себя учебную, практическую и культурно-образовательную части.

По завершению программы стажировки будет проведена научная конференция, на которой каждый студент защитит свою работу, которую он делал в течение этого периода, а преподаватели — представят совместные проектные наработки.

По результатам проведения таких конференций в Украине и Китае будет составлена резолюция, которая будет направлена в Министерство науки и образования обеих стран для утверждения программы подготовки украинских и китайских студентов по принципу 1+1 или 2+2.

На сегодня 12 студентов и 3 преподавателя из СНАУ уже получили визы в Посольстве КНР и уже прилетели в Китай для прохождения месячной программы в Чжэцзянском Университете сельского хозяйства и лесоводства и Колледже Цзи Ян в городе Чжуцзи.

Собственно сегодня впервые в истории города Чжуцзи провинции Чжэцзян наши студенты начинают стажировку.

Подписание осенью 2017 года трехстороннего Меморандума о научном сотрудничестве между Институтом Цзи Ян Чжэцзянского Университета сельского хозяйства и лесоводства, Китайско-украинским научно-исследовательским Институтом «Наук о жизни» и Сумским национальным аграрным университетом позволило ввести этот международный проект.

Уже в июне этого года китайские студенты будут проходить стажировку в Украине в Сумском национальном аграрном университете и передовых предприятиях области.

В ближайшее время планируется создание международного научно-образовательного центра, филиал которого будет открыт в Украине. Также хочется отметить, что в 2017 году города Чжуцзи и Сумы стали городами-побратимами. 

Сотрудничает ли Институт с коммерческими компаниями, и в чем заключается сотрудничество? 

Сергей Мельничук: Приведу пример на основе проведения конференций в Китае. В Украине конференции проводятся под определенный повод, на них приглашаются колеги-друзья из разных областей Украины, которые все друг друга знают. Каждый из них рассказывает о своих наработках, составляются планы на будущее, потом — неформальное общение, и все расходятся. А если пригласили еще коллегу из-за рубежа, то конференция будет уже международной.

В Китае участие в конференции принимают три стороны: принимающая сторона (университет, колледж или институт, на базе которого все происходит), эксперты (члены академии наук или профильных учреждений) и бизнес, то есть компании, которые работают в определенной сфере.

Сначала принимающая сторона рассказывает о своих проектах для бизнеса. Бизнес в свою очередь советуется с экспертами, действительно тот или иной проект уже готов к реализации и являются ли эти наработки реальными. И если идея действительно понравилась кому-то из представителей бизнеса, ее сразу могут купить, то есть за один день человек может стать богатым. Стоит заметить, что за участие в конференции эксперты получают деньги — в среднем $150.

Каковы мировые тенденции, каких технологий в АПК следует ожидать в ближайшее время? 

Сергей Мельничук: Хотя в наше время все течет гораздо быстрее, чем несколько десятилетий назад, но я не считаю, что в АПК такие же темпы развития, как и в ІТ. Я больше склонен к пятилеткам в этом секторе. Так вот, находясь два года на территории КНР, я очень рад не просто увидеть, а почувствовать, что ожидает АПК, и какие основные тенденции следует ожидать.

По миру будут сокращаться посевные площади, и это связано не только с климатическими изменениями и с увеличением численности населения, но и с переходом на новые виды производства сельскохозяйственной продукции. Все больше начнут внедряться в практику вертикальные технологии выращивания и озеленения. Активно будут вводиться «зеленые технологии» не только для производства экологически чистой продукции, но и для использования современных биотехнологий в сфере защиты растений, рекультивации и ремедиации почв, переработки и утилизации мусора и отходов, получения энергии и биоаккумулирования ценных материалов (редкоземельные элементы, тяжелые металлы, радионуклиды и т.п.).

Будет увеличиваться доля производства пищевой продукции малыми и средними производителями за счет все большего применения современных ІТ-технологий. Производство говядины, скорее всего, будет иметь тенденцию к уменьшению по всему миру. Будет активизация «борьбы» за воду и другие природные ресурсы.

Какие тенденции сейчас на рынке Украины?

Сергей Мельничук: В Украине стремительно распространяется и набирает темп органическое движение. Наши потребители отдают предпочтение именно этим видам продуктов, соответственно производители реагируют на желание потребителя и начинают увеличивать ассортимент и предложения в этой сфере. Одна только цифра: сегодня Украина производит органической продукции на более чем 70 млн евро. В то время как Франция, имеющая практически аналогичные аграрные площади, — на 7 миллиардов. Но, к сожалению, наши чиновники не уделяют этому вопросу серьезного и профессионального внимания.

Как вы оцениваете состояние аграрной науки в Украине? 

Сергей Мельничук: В украинской аграрной науке много старшего поколения, ведь молодые ученые постоянно выезжают в поисках лучшей жизни. На уровне государства этот вопрос абсолютно никак не регулируется. Другое дело — это Китай. Еще в 2000 году, во время своей учебы в США я общался с одним китайским профессором, который жил уже там более 10 лет. На мой вопрос: собираетесь ли оставаться здесь навсегда, он ответил, что ждет сигнала на возвращение.

Дело в том, что в 90-х гг. таких ученых, как и этот профессор, правительство Китая отправило по различным университетам мира за счет государства для того, чтобы они получали опыт, и когда придет время, их вызовут назад уже с «полной головой знаний» на ту же должность и зарплату, которую они имеют в той или иной стране на данный момент. Вот где самая продуктивная мотивация!

У нас же царит тотальная коррупция, но не только финансовая. У украинцев еще из СССР постоянно в голове возникает вопрос: «Где взять?». Кроме этого, в любой украинской академии наук зарплаты минимальные, практически все надбавки — отменены, очень ограничены возможности приобретения оборудования и расходных материалов и т.д. Молодежь демотивирована чрезвычайно! Такое впечатление, что действует какая-то программа по интеллектуальному терроризму.

Если можно, несколько вопросов о личном: как адаптировались к китайским условиям жизни?

Сергей Мельничук: Работать в Китае очень сложно, главное — найти общие точки соприкосновения. У нас любая встреча начинается со слов: «Привет, как дела?», а у них — «Привет, ты ел?», и не дай Бог тогда отказаться от совместной трапезы или сказать, что ты не хочешь есть палочками или еда невкусная, в таком случае можно ставить крест на партнерских отношениях.

У них принципиально другая тактика ведения переговоров, принятия решений, получения информации, и ты должен перестроиться. В Китае я сплю до 5 часов в сутки, больше не получается, потому что голова постоянно занята мыслями, ты постоянно должен разгадывать и изучать что-то.

Вы изучаете китайский язык, и не является ли это необходимостью?

Сергей Мельничук: Китайский язык — очень сложный. Для того, чтобы тебя понимали, ты должен не только правильно произносить слова, а и правильно пользоваться тонами языка. Надо много времени и усилий, чтобы овладеть китайским. К сожалению, я не имею так много времени на его изучение, вынужден отдавать большую часть времени и энергии на организацию. Также у меня есть переводчик, который хорошо знает украинский и русский языки, и это тоже немного демотивирует для самостоятельного изучения. В Китае на английском разговаривает только молодежь и интеллигенция. Фактически, заходя в магазин, кафе или еще куда-то, ты часто находишься в так называемом «языковом вакууме», но современные технологии быстрого перевода на смартфоне не дают пропасть нигде.

Как вы мотивируете людей?

Сергей Мельничук: Выбирая людей в Институт, я руководствовался двумя критериями: профессиональная составляющая и состояние здоровья. Нами с китайцами были поставлены задачи, которые смогли выполнить не все претенденты, а некоторым, к сожалению, не позволило здоровье длительное время быть в этой стране. Ведь климатические условия здесь действительно тяжелые, комфортный период для жизни составляет лишь 4 месяца, это апрель-май и октябрь-ноябрь. В прошлом году в июле температура достигала 47 градусов в тени, а в декабре было -5, и это при 100-процентной влажности. Представьте это на минуту. И все станет ясно.

Я очень рад тому, что нашему коллективу уже удалось многое, а еще большие планы впереди.

Когда мы только начали работать, у нас внутри коллектива произошел небольшой конфликт, и тогда я, собрав всех вместе, сравнил наше пребывание и работу в Китае с тем, что мы находимся на подводной лодке, и от того, как каждый из нас выполнит свою работу в отсеке, будет зависеть, сможем всплыть все вместе или нет. На входе в наш Институт на главном стенде написан слоган, который и стал девизом нашего коллектива — «We can build the future together — Мы можем построить будущее вместе». Давайте творить наше настоящее и будущее вместе, все в наших руках!

Спасибо за интересную беседу.


Алла Стрижеус, AgroPortal.ua

Новости

Показать все

Блоги