logo

Интервью

Кандидат в Президенты: «трехмодульная» сельская политика от Аркадия Корнацкого

Кандидат в Президенты: «трехмодульная» сельская политика от Аркадия Корнацкого

Интервью 06 февраля 2019. 06:46 1597

Одним из кандидатов в Президенты, который имеет четкое видение аграрной политики, является Аркадий Корнацкий. Еще 20 лет назад он основал сельскохозяйственное предприятие «Агрофирма Корнацких», создав на месте заброшенного колхоза успешно действующее частное хозяйственное общество. Политик в своей предвыборной программе обещает навести в Украине порядок в земельных отношениях, ввести «трехмодульную» сельскую политику, а также одним указом Президента отстранить от власти политическую элиту.

Разговор начинается с детской книги поэта Анатолия Качана «За нашим садом грає море», которая лежит на рабочем столе политика и которую он хотел бы переиздать большим тиражом. Далее разговор переходит на знаменитого кинорежиссера, актера, писателя, поэта и художника Николая Винграновского, который родом из города Первомайска Николаевской области. Этот выдающийся деятель искусства не имеет надлежащего чествования в родном городе, кроме небольшого мемориального уголка в 17-й школе, где он учился.

Аркадий Корнацкий: Вместе с выдающимся украинским художником Анатолием Гайдамакой и друзьями Винграновского создаем в Первомайске культурный центр, где будет музей, библиотека, кинолекторий, вернисаж, дискуссионный клуб. Также готовлю общине города предложение о создании скульптурных групп по литературным образам писателя, для размещения их по всему городу, первым делом на въездах в Первомайск. Очень надеюсь, что мне удастся вдохновить земляков на переименование города Первомайск в город Винграновский.

Вы имеете свое видение будущего Украины, даже начиная со своей маленькой родины. Это вас подтолкнуло зарегистрироваться кандидатом в Президенты?

Аркадий Корнацкий: В конце моей предвыборной программы есть такая фраза: «Украина — государство трудового народа». Считаю, что такой должна быть национальная идея. Среди других кандидатов в Президенты не вижу ни одного, кто мог бы даже «в первом приближении» достичь цели превращения Украины в государство для народа. Я знаю, как это сделать, могу это сделать и сделаю за очень короткое время, если народ доверит мне пост Президента Украины. Именно эти обстоятельства подтолкнули меня стать участником президентской избирательной кампании.

Политика вас не разочаровала, ведь вы вышли из фракции «Блок Петра Порошенко»?

Аркадий Корнацкий: Политика сама по себе не может разочаровать, скорее разочаровывает то, что в ней делается. Когда я избирался в Верховную Раду, был еще совершенно незрелым политиком и даже не допускал, что политика может быть такой, какой я ее увидел изнутри. Мой конфликт с фракцией «БПП» произошел из-за того, что уже через несколько месяцев работы в Верховной Раде я понял, что они не собираются выполнять то, что обещали.

Ну, такое явление характерно для украинской политики...

Аркадий Корнацкий: Тогда, наверное, вы в политике более опытны, чем я был на тот момент (улыбается).

Я все время верил людям, в том числе партийным деятелям, их заявлениям и программам. Даже не предполагал, что можно говорить одно, а делать другое. Еще когда вступал в Коммунистическую партию, искренне верил, что иду в организацию, которая должна работать на благо народа, и в этой структуре я смогу сделать больше, чем без нее. Затем пришло разочарование. Вообще, как я теперь понимаю, это большая проблема украинцев — доверчивость к политикам. Все они, как свидетельствуют украинские реалии, — политические аферисты.

Когда я избирался в Верховную Раду и встречался с известными политиками, верил в их честность. Все говорят правильные вещи, а делается почему-то все наоборот. Я долго не мог понять, почему так происходит. Хотел узнать, где находится тот «злой механизм», если по-механизаторски сказать — коробка передач или трансмиссия, которая превращает все хорошо сказанное в плохо сделанное.

Удалось найти?

Аркадий Корнацкий: Да, я теперь имею однозначный и уверенный ответ: этим злом являются сами политики — те, кто называется «политической элитой». Мы имеем политическую мафию, которая создана в 90-е годы. Те, кто с самого начала создавал и закладывал основы, фундамент под настоящее, в том числе кадровые и законодательные, были очень умными, дальновидными и одновременно очень подлыми людьми.

Назову только два общеизвестных факта. Первый — юридический. Конституция Украины 1996 года — это практически антипод Декларации о государственном суверенитете Украины от 16 июля 1990 года. Этот документ является идеальной основой развития мощной демократической европейской страны, а произошло наоборот. Украину, одну из самых мощных европейских стран, которая входила в первую семерку по развитию экономики, развалили и дальше продолжают разворовывать.

Когда этот перелом произошел? Проблема началась на грани Кравчук-Кучма, и я нашел тому подтверждение. Кучма является началом эпохи этого несчастья и горя Украине. Кучма, Лазаренко, Тимошенко — все из Днепропетровщины. В Донецкой области свои олигархи, в Киеве, Одессе и Львове — свои. Сначала картина размыта, но если все проанализировать, то пазлы складываются. Мы часто слышим о каких-то центрах мирового влияния, масонских ложах, тайных обществах. Но я уверен, что главными «центрами влияния» являются спецслужбы и политики, которым они подконтрольны. По поводу истоков украинских проблем я нашел интересную информацию в мемуарах последнего председателя КГБ УССР Николая Голушко. Для того чтобы привести Кучму к власти, в Москве был создан специальный штаб во главе с Виктором Черномырдиным. Пока Кучма был Премьер-министром, потом Президентом Украины, Черномырдин сначала был главой «Газпрома», затем Премьер-министром России, затем стал послом в Украине, чтобы завершить работу того московского штаба. Он сопровождал и курировал украинские «реформы» и «реформаторов», прямо влиял на кадровые решения, а главным инструментом этого влияния был газ. Из-за газа на вершины украинского олигархического бизнеса, политикума и власти были выведены... вы сами прекрасно знаете, кто. Прежде всего — днепропетровский клан: Кучма, Лазаренко, Тимошенко, Коломойский и т.п.

Московские стратеги понимали, что для достижения их целей нужна соответствующая законодательная база. И они руками своих ставленников в Киеве создали ее. Прежде всего — Конституцию 1996 года. В нее включили положения, которые стали основой развала Украины. В частности, очень хитро были созданы правовые предпосылки для уничтожения демократии и узурпации власти. Единую и неделимую систему органов государственной власти, основу которой составляли сельские, поселковые, городские советы, разделили на собственно органы государственной власти и на так называемые органы местного самоуправления. С этого все началось. Далее эти местные органы власти лишили полномочий, передав их государственным администрациям, созданным вместо райкомов и обкомов КПСС, сделали их бедными и ни на что не способными, а потом и вовсе стали уничтожать.

Сейчас в рамках децентрализации создают объединенные территориальные общины (ОТО). Это тоже часть какого-то плана?

Аркадий Корнацкий: Это уже завершающий этап того, что было запланировано еще в 1996 году. В предыдущие годы отобрали у местных органов власти полномочия, сделали их нищими, а потом решили вообще уничтожать. Первые такие попытки, как известно, начинались в 2006 году Романом Бессмертным, который в то время был заместителем главы Секретариата Президента Ющенко. Спасибо землякам Бессмертного из Макаровского района Киевской области, которые чуть не избили его за предложение ликвидировать сельсоветы и создать «объединенную общину», тогда на этом все и закончилось. Но, начиная с весны 2014 года, «реформаторы» взялись рвать Украину на части уже очень решительно.

В украинском законодательстве, которое базируется на Конституции Украины, существуют такие юридические понятия как «сельсовет», «территория сельсовета». Они действуют до сих пор. Вокруг каждого села есть земли, которые являются территорией обеспечения жизнедеятельности людей, проживающих в селе. Так вот, в Конституции-1996 в ст. 133, где речь идет об административно-территориальном устройстве Украины, такая единица административно-территориального устройства, как «сельсовет», не входит, хотя де-юре и де-факто они существуют. То же самое и с «территориями сельсоветов». Де-юре и де-факто они есть, последний раз в истории Украины территории этих сельсоветов уточнялись и закреплялись в 1991-1992 гг., а в Конституции их статус не закреплен. То есть, заранее на 20 лет было запланировано, как уничтожить территориальную целостность Украины, ее соборность, демократию и как узурпировать власть.

А то, о чем вы упомянули, — «объединение территориальных общин» и «предоставление полномочий ОТО» — полный фейк. Никаких «ОТО» де-юре нет и не может быть, поскольку они не предусмотрены Конституцией Украины.

Еще одна «бомба замедленного действия» Конституции-1996 — «территориальные общины». Вы же понимаете, что нет и не может быть никаких «территориальных общин». Люди не дикие животные, они не живут стадами на каких-то непонятных «территориях». Люди живут в селах — это сельские общины, в городах — городские, в поселках — поселковые. Это сообщества людей, которые образуются исторически, их нельзя согнать в кучу и «объединить» — это хуже коллективизации 30-х годов прошлого века. Но эта «коллективизация» активно проводится с грубыми нарушениями конституционных прав и свобод людей, в ущерб украинской государственности и к большой радости московских идеологов этой «реформы».

То есть нужно вносить изменения в Конституцию?

Аркадий Корнацкий: В 2015 году было подготовлено два пакета изменений в Конституцию Украины — один в части судебной реформы, второй — в части децентрализации. Так вот, изменения в части децентрализации не прошли, но их осуществляют, причем очень агрессивно. Для того чтобы выполнить обязательства перед «кураторами» и окончательно узурпировать власть. Обращаю ваше внимание на то, что эту «децентрализацию наизнанку» дружно делают совместными усилиями и те, кто у власти, и те, кто в так называемой оппозиции. Это убедительно свидетельствует о том, что они все одинаковые и что менять надо не Конституцию, а «политическую элиту». Пока этот сорняк не удалим с украинского политического поля, до тех пор никаких надлежащих изменений в законодательстве не будет.

Другой пример: всеми украинскими Конституциями и нормативным актом учредительной силы «Декларация о государственном суверенитете Украины» от 16 июля 1990 года установлено, что земля и все другие природные ресурсы и экономические активы являются собственностью украинского народа. А уже в 1996 году в Конституции написали так хитренько (в части 1 ст. 13): земля, ее недра и все другие природные ресурсы «являются объектами права собственности» украинского народа. Совершенно очевидна попытка нивелировать основополагающие народные права, — а «все остальные экономические активы» вообще исчезли! Дальше — все «в соответствии с законом», а уже законы — сплошь антиконституционные. И далее использовали полномочия существующих органов власти для «прихватизации». В промышленности этот процесс прошел очень быстро. С землей все оказалось сложнее. До сих пор думают над схемами, как разворовать и присвоить землю. А тут еще и Корнацкий со своим законопроектом 5535-1 в защиту селян и фермеров. Надеюсь, что все-таки не удастся обойти этот законопроект и буду продолжать бороться за это.

Но сейчас идет процесс передачи земель в распоряжение ОТО?

Аркадий Корнацкий: То, что делается сейчас в земельной сфере — это конгломерат тысяч откровенных и системных уголовных преступлений чиновников и политиков, тяжких и особо тяжких уголовных преступлений, которые с весны 2014 года совершаются под непосредственным кураторством нынешнего Премьер-министра Украины Владимира Гройсмана.

Перед выборами нынешние чиновники обещали передать землю местным общинам, но этого не сделали, и когда я понял, что не собираются делать, я срочно подготовил и зарегистрировал законопроект N2267, в котором говорилось о немедленном прекращении полномочий Госземкадастра в распоряжении сельхозземлями и передаче этих полномочий всем существующим в то время местным советам. Гройсман тогда был главой Верховной Рады, Кутовой — председателем Комитета по аграрным вопросам, они этот мой законопроект «зарубили» и стали творить коррупционный произвол в земельной сфере.

Так вот о передаче земли ОТО могу сказать, что сегодня Кабинет Министров Украины или Госгеокадастр не имеют полномочий передавать землю народной собственности в собственность любых юридических структур, нет для этого законных оснований. Согласно закону о регистрации прав на недвижимое имущество земля и вообще что-либо в собственность не передаются, нужны основания и механизм, а их нет. Поэтому все «передачи земли в собственность ОТО» являются исключительно фейком и преступлением! И главное — на территории сельсоветов никаких государственных земель нет! Так что они «передают» ничто из ничего в ничто.

Объединенным территориальным общинам дали налоговые полномочия так называемых городов областного значения. То есть они получили 60% НДФЛ, акциз и, собственно, все. Другое, о чем рассказывают, что увеличили их бюджет, — это субсидии и субвенции. Чиновник из Киева в ручном режиме раздает деньги за соответствующие откаты. Это ужасающая коррупция и больше ничего.

Сейчас заканчивается процесс уничтожения народовластия, то есть уничтожение органов местной власти и ликвидация власти как таковой. Это окончательная узурпация власти, чтобы при последующих выборах в парламент по максимуму сосредоточить в своих руках админресурс.

Украинское законодательство написано ровно таким, которое нужно для узурпаторов власти, и чтобы дальше иметь возможность разворовывать эту страну.

То есть все земельные реформы, которые происходили в Украине, направлены на одно — присвоение земли?

Аркадий Корнацкий: «Создание ОТО» — это еще один способ рейдерского захвата земли. Они для этого дали основания своим ищейкам на местах и дерибанят все что могут.

Также произволом считаю продажу земли через аукционы. Это все беззаконие. Эти решения будут отменены, и все будут отвечать за содеянное.

Относительно земли, то вы в свое время смогли купить землю у селян и сделали это в законодательной плоскости. Как это удалось сделать?

Аркадий Корнацкий: Да, в Украине есть беспрецедентный случай законной покупки земельных и имущественных паев в масштабе КСП семьей Корнацких. И можно сказать, что мораторий на продажу земли начинался с Корнацких.

Эта история была публичной и никогда мной не скрывалась. В 1998 году односельчане обратились ко мне, когда я гостил у родителей, с просьбой приобрести их паи.

В то время можно было покупать землю?

Аркадий Корнацкий: Да, в то время по этим вопросам действовал основной нормативный акт — Указ Президента Украины от 10.11.1994 года №666, в котором отмечалось, что земельные доли (паи) могут свободно покупаться и продаваться, дариться, но первоочередные права на выкуп имели совладельцы, участники коллективной собственности. Мои родители были членами КСП и они выкупили за деньги, которые я им предоставил, 100% земельных и имущественных сертификатов. Я фактически выступил как инвестор. Купили по совести и по «официальной» цене. Стоимость одного земельного сертификата составляла 12 450 грн, примерно 2100 долларов по тогдашнему курсу. Так и заплатили, плюс за имущество отдельно. Несмотря на продажу селянами земли и имущества, они по моей инициативе продолжают ежегодно получать доплату, которую я называю рентой. В моем законопроекте 5535-1 «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» я хочу узаконить эту «ренту» — чтобы селянин, в случае продажи пая, не оставался без куска хлеба.

И после этого ввели мораторий на продажу земли?

Аркадий Корнацкий: Это произошло по воле случая. Летом 2000 года, когда мы уже вели хозяйство и купили технику, в Первомайском районе произошла экологическая катастрофа, и туда приехал Президент Леонид Кучма. На встрече с селянами, которые жаловались на жизнь, Кучма сказал: пока у вас не будет настоящего хозяина на земле, до тех пор будет все плохо. Глава госадминистрации по этому поводу рассказал Кучме, что в Чаусово-2 Корнацкие уже выкупили у селян всю землю и создали частное хозяйство. Возможно, ожидал, что Кучма похвалит за такие высокие темпы реформы, а тот заявил, что есть его указ, запрещающий продавать/покупать землю, и что это какое-то мошенничество, и тут же дал приказ «мошенника поймать, бросить за решетку, а землю вернуть селянам». Конечно, после этого против меня начали фальсифицировать уголовные производства, началась война с Кучмой и его режимом, которая продолжалась до Оранжевого Майдана. Вот такие у нас президенты — сами не знают об их указах. Сразу же после этого и вследствие этого случая в январе 2001 года запретили оборот земельных долей (паев), а через год и земельных участков сельхозназначения.

Сейчас «Агрофирма Корнацких» работает?

Аркадий Корнацкий: Да, и не только на этой выкупленной земле. Селяне из окрестных сел тоже передали нам свои земли, многие продали. Сейчас агрофирма имеет в обработке около 16 тыс. га на территории 10 сел. И на самом деле это около 4 тыс. выкупленных паев, кстати, купленные уже во время действия моратория.

А каким образом вы обходили уже действующий мораторий?

Аркадий Корнацкий: Де-юре моратория не существует. Все положения законов, которые прямо противоречат нормам Конституции, являются изначально недействительными, мертвыми. Единственное, что в условиях этого сюрреалистического законодательства должным образом заключить соглашение в письменном виде и нотариально зарегистрировать невозможно. Поэтому мы заключали соглашения, согласно которым стороны взяли на себя определенные обязательства. Конституцию и гражданское законодательство никто не отменял. «Продавец»-селянин обязывался провести надлежащим образом отчуждение земельной доли (пая) или земельного участка, если он был уже выделен в натуре, по истечении «моратория», и передавал земельный участок во владение и пользование «покупателю» с момента принятия сторонами этих обязательств. А другая сторона, в нашем случае это были физические лица, обязывалась заплатить селянину за землю определенную сумму, а также выплачивать пожизненную ренту, о которой я говорил выше. Деньги за землю выплачивались сразу, в момент передачи земли, а «рента» выплачивается ежегодно одновременно с выплатой арендной платы. Далее, для надлежащего использования земли и легитимного ведения хозяйственной деятельности, заключались долгосрочные договоры аренды земли, при этом все права на арендную плату селянин по нотариальной доверенности передавал в соответствии с принятыми на себя обязательствами.

Так сложилось с 1998 года, что минимальная цена выкупа земли составляла, в долларовом эквиваленте, примерно $607 за условный кадастровый гектар, но ежегодная рента постоянно увеличивала эту сумму, потому что селянин, который продавал по минимальной цене, получал пожизненную ренту, фактически ту же арендную плату, только в несколько меньшем размере. В моем законопроекте «Об обороте сельскохозяйственных земель», который зарегистрирован в 2016 году как альтернативный официальному, прописано, что человек, который продал пай по минимальной цене, должен пожизненно получать ренту, по факту — это доплата к цене.

Как думаете, в вопросе моратория новый парламент сможет поставить точку?

Аркадий Корнацкий: Все может быть. Как известно, законопроект о продлении моратория совершенно не нужен, потому что мораторий и без него продолжает действовать — до принятия закона об обороте сельхозземель. Фермеры против снятия моратория, потому что боятся потерять землю и одновременно в этом вопросе противостоят селянам, которые хотят продать землю. Но кто хотел продать паи — уже сделал это.

После открытия рынка земли будут, конечно, соглашения по легализации права собственности и определенный экономический эффект в плане нотариальных сборов, налогообложения, но это будут небольшие средства.

Мой законопроект предусматривает оборот сельхозземель исключительно среди сельхозпроизводителей, прежде всего среди селян. Даже в условиях залога земли в банке она не должна оформляться в собственность банка, и продаваться только сельхозпроизводителю.

Также законопроектом устанавливается первоочередное право купить землю: члены семьи селянина, владелец соседнего участка, тот, кто ее арендует.

Для того чтобы фермеры могли реально выкупить землю, которую арендуют, должна быть предусмотрена государственная финансовая помощь или в виде беспроцентного кредита, или кредит в коммерческом банке при условии возмещения государством процентов по кредиту.

Вы участвуете в управлении компанией «Агрофирма Корнацких»?

Аркадий Корнацкий: С момента создания агрофирмы я никогда не вмешивался в ее дела, потому что с самого начала пообещал, что люди самостоятельно будут управлять предприятием. В нашем колхозе был очень инициативный, умный главный агроном, которого люди попросили возглавить хозяйство. И он работал до 2012 года, пока регионалы не стали «отжимать» бизнес. Пришлось прятать его более двух лет. А главного бухгалтера предприятия отправили за решетку, и она более двух лет провела в тюрьме.

Трудовой коллектив «Агрофирмы Корнацких» сформирован из бывших работников колхоза и людей из близлежащих сел.

Каким вы видите будущее украинского села?

Аркадий Корнацкий: Я разработал концепцию сельской политики — план по спасению украинского села. Есть идеи, как дать возможность селянину хорошо жить и работать, обеспечить европейские условия, зарабатывать не меньше, чем в Европе, жить в хорошем доме. Это программа «Трех модулей» — Модуль-Хлев, Модуль-Цех по переработке сельскохозяйственной продукции и Модуль-Дом.

Модуль-Хлев-Свинарник на 45 животных уже работает в селе Кумари Первомайского района Николаевской области и позволяет за год откормить 110-112 свиней. Помещение занимает мало места — имеет размеры 6,4 м х 12,6 м, это около 80 кв. м. Подходит для содержания всех видов животных.

Но чтобы ввести это массово, распространить по всем украинским селам, нужны значительные инвестиции. Стоимость помещения без оборудования — более 20 тыс. долларов.

Собираюсь создать хотя бы миллион Модуль-Хлевов в селах. Чтобы реализовать задуманное, создал лизинговую компанию, которая называется «Сельская политика». Теперь обращаюсь к иностранным донорам для привлечения средств. Я начал делать сельскую политику без государства, потому что наши чиновники ни на что, кроме как воровать, не способны.

Как вы оцениваете свои шансы в президентских выборах, и есть ли какой-то план, как донести до людей вашу позицию, видение?

Аркадий Корнацкий: Шансы у меня такие же, как и у большинства других участников этой гонки. Все топ-участники гонки имеют миллиардные состояния, в распоряжении средства массовой информации, армию мошенников под названием политтехнологи и агитаторы. У меня этого ничего нет. Но народ ненавидит их всех, и более нужной украинскому народу программы, чем моя, ни у кого нет и не будет. Поэтому буду штурмовать средства массовой информации, чтобы донести мои намерения до людей. А они у меня простые и понятные. В Украине ничего не изменится к лучшему, пока мы не уберем от власти так называемую политическую элиту. Как профессиональный юрист, я ответственно заявляю, что в случае избрания меня на пост Президента Украины я «обнулю» всю эту политическую сволочь одним указом Президента и в один день. Я умею толковать законодательство так, как положено — в пользу человека, а не в пользу мошенника-политика и его прислужника, чиновника-коррупционера. Я покажу «политической элите», что такое верховенство права.

Но еще 45% избирателей не знают, пойдут ли они на выборы.

Аркадий Корнацкий: Я буду стараться ознакомить с моей программой как можно большее количество избирателей. Это суперзадача, которую мне решить будет очень трудно в условиях информационной блокады, которую я имею.

На президентскую кампанию нужны средства, прежде всего на официальный взнос. Как будет финансироваться ваша предвыборная кампания?

Аркадий Корнацкий: Взнос сделал за собственные средства. Есть еще деньги, чтобы организовать небольшой предвыборный штаб. Но платить наблюдателям, членам избирательной комиссии, агитаторам — средств нет. За четыре года депутатства потратил большую часть своих средств на различные виды помощи людям, прежде всего на лечение, а также трачу на общественно-важные проекты. Такие, как музей Винграновского в Первомайске, музыкальная школа, фестивали народного творчества, церковь в родном селе, пансионат для одиноких селян и т.п.

Я являюсь председателем общественного объединения «Движение свободных селян», год назад создал политическую партию «Движение свободных селян», где меня избрали председателем, но до сих пор Министерство юстиции не зарегистрировало нашу политическую силу.

Имеете ли команду, с которой будете воплощать в жизнь программу в случае избрания вас Президентом?

Аркадий Корнацкий: За годы, что я занимаюсь общественной и политической деятельностью, я тщательно слежу за всем, что происходит в обществе, за людьми и событиями. Я хорошо знаю не только право, но и экономику, знаю многих людей, которые являются специалистами и теперь уже хорошо разбираюсь, кто человек, а кто подонок, ориентируюсь, с кем можно иметь дело, а с кем — нет.

Мог бы назвать много публичных фамилий известных людей, но пока не буду.

Иметь «свою команду», по моему убеждению, — это аморально и противоправно, поскольку это означает, что априори ты уже всем другим не даешь шанса и ограничиваешь возможности для страны, людей достичь какого-то успеха. Надо брать лучших. И эти люди должны пользоваться доверием в обществе. У меня есть на примете люди, которые помогут мне уничтожить все плохое и вывести Украину на передовые позиции.


Алла Стрижеус, Людмила Лебедь, AgroPortal.ua


Ключевые новости аграрного рынка в Telegram

Новости

Показать все

Блоги