logo

Интервью

Александр Вержиховский: Технологии должны работать на экономический эффект «1 к 3»

Александр Вержиховский: Технологии должны работать на экономический эффект «1 к 3»

Интервью 02 марта 2019. 07:31 2068

Мир не стоит на месте, а вместе с ним не стоит на месте и аграрный бизнес. Кто выиграет от внедрения инновационных продуктов в компании — топ-менеджмент или работники на местах, во сколько обходится внедрение цифровых технологий компании, каков экономический эффект? На эти и другие вопросы дает ответы операционный директор ИМК Александр Вержиховский.

Сегодня все больше агропредприятий автоматизируют и оцифровывают свои бизнес-процессы. Какие преимущества получает ИМК от внедрения инновационных технологий? По вашему мнению, цифровые технологии полезны в первую очередь для топ-менеджмента компании, или менеджеры и работники на местах также получают существенные преимущества от дигитализации?

Александр Вержиховский: Технологии на сегодняшний день не стоят на месте, поэтому компании, которые хотят идти в ногу со временем и конкурировать на достаточно высококонкурентном поле, вынуждены на эти технологические вызовы отвечать. ИМК в этом плане не исключение, ведь недаром мы на очередном этапе развития компании, когда отмечали 10-летний юбилей, осуществили ребрендинг компании, и в три буквы, обозначающие нашу компанию, вложили совсем иной смысл, отражающий наши ценности и приоритеты, — Инновации, Менеджмент, Команда (на английском IMC — Innovations, Management, Commitment), среди которых инновационность — приоритет номер один.

И это не просто слова. Ведь сегодня ИМК — один из признанных лидеров украинского агросектора в вопросах использования в агропроизводстве инновационных технологий. Это дает нам возможность эффективно использовать ресурсы, как производственные и финансовые, так и человеческие, что является чрезвычайно важным в условиях острого дефицита кадров и высокой за них конкуренции.

От дигитализации выгоду получают все без исключения звенья, как управления, так и производства, поскольку, с одной стороны, управленцу новые цифровые инструменты позволяют более четко контролировать управляемые процессы и принимать более взвешенные решения, а исполнителям и производственному персоналу инновационные цифровые решения облегчают процесс отчетности по выполненной работе и ускоряют решение управленческим звеном критических для осуществления дальнейшей операционной деятельности вопросов.

Можно ли утверждать, что до внедрения цифровых технологий в производственном процессе существовали недостатки, которые с этим внедрением удалось устранить? Если да, то какие именно?

Александр Вержиховский: Именно так и было. К примеру, благодаря цифровым технологиям, уже более двух лет, как нам в ИМК фактически удалось отказаться от внутреннего бумажного документооборота, и все внутренние документы (служебные записки, распоряжения и приказы и т.п.) перевести в электронный вид, на внутренний электронный портал компании. И теперь решение определенного конкретного вопроса, в котором я, как операционный директор, являюсь либо согласователем, либо должностным лицом, утверждающим его решение, не требует моего физического пребывания в офисе (а специфика моей работы предусматривает проведение 80% времени в регионах и полях), поскольку любой вопрос я могу согласовать или утвердить наложением собственной электронной подписи с любого устройства — будь то ноутбук, планшет или мобильный телефон.

Также внедрением новейших технологических, в том числе и цифровых решений, удалось значительно повысить эффективность самой технологии выращивания наших культур. Ведь, к примеру, применение сеялок с посекционным контролем высева позволило избежать перекрытий при посеве, результатом чего стала экономия до 5% дорогостоящего посевного материала; использование технологий row-sense и row-vision, которые мы планируем внедрить с текущего года, и которые основаны на автоматическом избежании вытаптывания опрыскивателем растений в рядке, позволит вчетверо снизить количество растений, повреждающихся колесами опрыскивателя при осуществлении внесения средств защиты растений.

Какие инновационные цифровые технологии/технологии точного земледелия внедрены в ИМК и с какой конкретной целью?

Александр Вержиховский: Только одно перечисление всех технологических и цифровых нововведений, осуществленных в ИМК в течение последних двух лет, может занять много времени, поэтому сосредоточусь на основных из них. Это и установление собственной сети базовых РТК-станций, которые позволяют нам покрывать все 100% наших площадей в обработке точным сигналом с погрешностью не более 2,5 см. Это и оборудование всех тракторов, задействованных в основных полевых работах (почвообработка, посев, внесение средств защиты растений, минеральных удобрений и т.п.), системами автопилотирования и параллельного вождения, что привело к повышению производительности техники на 6-8%, а также к существенной экономии горючего. Это и системы секционного контроля на перекрытиях при осуществлении посева и опрыскивания, что дает экономию около 5% посевного материала и СЗР. Также это системы Row Sense и Row Vision на опрыскивателях, которые позволяют избегать вытаптывания рядков, давая экономический эффект не менее 3 $/га.

Также довольно существенная работа осуществляется и в аналитическом блоке — в 2018 году были сформированы карты урожайности по 43% полей, и этот показатель из года в год растет. По 9000 га осуществлен агрохимический анализ, согласно результатам которого нами применяется индивидуальная норма внесения минеральных удобрений для каждого поля. Периодически осуществляется спутниковый мониторинг всех полей компании, который позволяет своевременно выявлять проблемные с точки зрения вегетации участки и экономит значительную часть времени и других ресурсов агрономической команде на осуществление филд-скаутинга. Активно всеми структурными подразделениями используется аэрофотосъемка с помощью беспилотников — это позволяет детально изучать состояние развития полевых культур в критические для такого контроля периоды.

Каков экономический эффект от внедрения цифровых технологий в ИМК? Анализируете ли вы отдачу от внедрения цифровых технологий и как именно? Например, можно ли сказать, что благодаря цифровым технологиям на столько-то выросла урожайность культур или наблюдается снижение конкретных видов расходов (как производственных, так и управленческих)?

Александр Вержиховский: Нашу компанию можно охарактеризовать чрезвычайно прагматичным подходом к принятию решений о внедрении того или иного ноу-хау. И могу с уверенностью сказать, что ни одно решение не получит разрешение на широкомасштабное внедрение до того, пока не будет изучен его экономический эффект, ведь первоочередной задачей компании является максимизация прибыли, соответственно вся деятельность, в том числе и связанная с внедрением инноваций, оценивается на предмет своей направленности либо на снижение себестоимости, либо на повышение производительности производства. Поэтому мы четко понимаем и оцениваем эффект от внедрения каждой новой технологии.

К примеру, как уже отмечалось выше, внедрение секционного контроля при посеве позволило сэкономить до 5% посевного материала. Нетрудно посчитать общий экономический эффект, приняв во внимание хотя бы тот факт, что кукурузы в структуре наших посевов — около 70 тыс. га, а посевная единица высококачественных импортных семян, которая идет на посев одного гектара этой культуры, стоит не менее 120 евро.

Каковы затраты на внедрение цифровых технологий?

Александр Вержиховский: Внедрять новые технологии — это всегда ресурсоемкий процесс. И речь идет не только о денежных ресурсах — времени на обучение персонала, на перенастройку производственных процедур, на определенный переходный период, когда возможна и определенная «просадка» в эффективности, нужно также довольно много. Но, повторюсь, в широкомасштабное внедрение идут только те технологии, где мы четко уверены в наличии существенного экономического эффекта (в ИМК на этот счет действует правило «1 к 3-м» — когда на каждую денежную единицу, вложенную в интенсификацию производства, экономический эффект должен составить не менее трех денежных единиц).

С какими трудностями вы столкнулись при внедрении инновационных технологий в ИМК? Как относится штат компании на более низких уровнях менеджмента к таким изменениям?

Александр Вержиховский: Конечно, будет лукавством говорить, что компания при внедрении инновационных технологий не сталкивается с определенными трудностями, прежде всего с определенным сопротивлением персонала, ведь любые изменения для работников — это выход из их зоны комфорта. Тем не менее, нам пока удавалось достаточно эффективно эти трудности преодолевать, в первую очередь благодаря наличию в рядах команды определенного количества агентов изменений — персонала, чаще всего молодого и высокомотивированного, готового к изменениям, заинтересованного в изменениях и повышении эффективности и способного эти изменения внедрять и «заряжать» ими других коллег. Опыт показывает, что сопротивление сходит на нет ровно в тот момент, когда работники начинают чувствовать, что инициированное руководством нововведение повышает эффективность их деятельности и, как следствие, уровень их материальной мотивации, которая чаще всего коррелирует с уровнем эффективности, или, например, позволяет им выполнять те же задачи, но с затратой меньших усилий, ресурсов и т.п.

Каким образом ИМК регулирует сотрудничество с компаниями-поставщиками технологий относительно, прежде всего, прав собственности на данные (Big Data), собранные с помощью приложений и программ на вашем предприятии? Анализ данных происходит исключительно внутри ИМК или все-таки определенная часть анализа осуществляется через аутсорс компаниями-поставщиками технологий? Если да, то какая часть?

Александр Вержиховский: Определенная часть технических и технологических решений, которые использует ИМК, является продуктом производства собственного штата инженеров, разработчиков, программистов, другие продукты были приобретены на рынке. Политика компании при этом предусматривает хранение максимального количества данных, в первую очередь высокоценных, на собственных носителях (серверах), поэтому если у компании есть альтернатива приобретения технологии с сохранением на собственных площадках или тех, которые предоставляются компанией-поставщиком технологии, компания предпочтет первый вариант. То же самое касается и анализа данных — львиная доля данных анализируется собственными аналитическими командами. Исключение составляют те данные, по которым компании нерационально держать в штате сотрудников с соответствующим уровнем компетенции — это касается, например, интерпретации результатов отбора анализов почвы и наработки соответствующих рекомендаций по применяемым системам питания — в таких случаях уровень компетенции и опыта компаний, которые предоставляют услуги по отбору и анализу проб почвы, выше. Конечно, в таких случаях ИМК всеми имеющимися юридическими инструментами обеспечивает собственную уверенность в нераспространении таких данных.

Как вы считаете, каким образом цифровые технологии повлияют на организацию цепочек поставок «от поля к столу»? Получат ли компании-покупатели/переработчики продукции ИМК выгоды от внедрения цифровых технологий вашей компанией?

Александр Вержиховский: Цифровые технологии уже не одно десятилетие влияют на все современные производственные цепочки, особенно ощутимым это влияние является в последние годы. Уверен, что в будущем оно будет только усиливаться, ведь конкурентная среда диктует необходимость всем компаниям либо следовать общим технологическим тенденциям и трендам, чтобы оставаться эффективными и конкурентными, либо сдаться и отойти. Конечно, в первую очередь от этого выиграет потребитель (в нашем случае — это крупные компании-трейдеры или переработчики), поскольку он получит от нас продукцию более качественную (ведь технологии направлены не только на повышение производительности производства, но и на изменение качественных показателей за счет использования передовых продуктов селекции, семеноводства и т.п.).

По вашему мнению, несет ли внедрение цифровых технологий выгоды для акционеров ИМК, не только с точки зрения их влияния на прибыльность компании, а в частности с точки зрения обеспечения прозрачности деятельности компании?

Александр Вержиховский: В первую очередь, конечно, заинтересованность акционеров компании во внедрении новых технологий продиктована их (технологий) влиянием на повышение эффективности деятельности компании — то есть повышение производительности и/или снижение ресурсозатратности производства. Но не следует отбрасывать и тот факт, что деятельность компании, благодаря внедрению новых технологий, прежде всего информационных, становится более прогнозируемой и прозрачной и предполагает необходимость в меньшем количестве вмешательств в управление в ручном режиме, что, конечно, не может не удовлетворять и наших акционеров. Собственно на этом (на прозрачности деятельности компании) и делается акцент в коммуникации с акционерами, когда речь идет о конкурентных преимуществах нашей компании.

Выбирая сельскохозяйственную технику, крупные украинские агрокомпании предпочитают западных производителей. А как насчет инновационных технологий? Являются ли разработчики и поставщики цифровых программ из Украины/других стран Восточной Европы конкурентоспособными на рынке технологий?

Александр Вержиховский: Что касается инновационных технологий, то, как и с техникой, вынужден констатировать, что украинскими агропроизводителями до сих пор обоснованно отдается предпочтение зарубежным разработкам. Но это исключительно если говорить о hardware. Если же речь идет о программном обеспечении, могу не без гордости сказать, что в последние годы на рынке появился целый пул российских, украинских компаний, предлагающих более чем достойные и конкурентные решения, которые среди прочего еще и положительно отличаются от зарубежных аналогов своей большей адаптированностью к специфике нашего внутреннего рынка. Конечно, и ценовая политика украинских компаний положительно отличает их. Примером такого продукта является геопортал, использующийся нашей компанией для аккумулирования всех геоданных (карты посева и урожайности, карты анализа почв, результаты облетов дронами, спутниковые снимки и т.п.), который является результатом разработки чрезвычайно талантливой команды программистов из города Днепр, Украина.

Можно ли утверждать, что в вашей компании в определенной мере происходит замещение рабочей силы технологиями? Возможно, цифровизация наоборот помогает создавать новые рабочие места на предприятии? Как меняются требования к квалификации персонала с внедрением цифровых технологий? Может ли дигитализация компенсировать растущий дефицит квалифицированной рабочей силы?

Александр Вержиховский: Да, конечно, с введением инновационных технологий потребность в части рабочей силы, в первую очередь низкоквалифицированной, отпадает. При этом должен констатировать, что мы до сих пор далеки от уровней производительности, которые демонстрируют западноевропейские или североамериканские агропроизводители. При этом параллельно меняются и требования к компетенциям, которыми работники, привлеченные в производственные и управленческие процессы, должны обладать. Ведь современному механизатору мало быть способным выполнить определенную полевую операцию с применением управляемого им трактора и определенного прицепного агрегата — он на сегодняшний день должен уметь и ввести определенные технические настройки в агрегат, осуществлять мониторинг параметров выполнения полевой операции, проводить базовый агрономический контроль качества, иметь возможность осуществить базовое техническое обслуживание и ремонт обслуживаемой техники. Способна ли дигитализация в полной мере компенсировать дефицит квалифицированной рабочей силы? Полностью — вероятно, нет. Частично — конечно, да, ведь где раньше работало в производственном звене до десяти человек из-за наличия большого количества ручного труда, на сегодня есть потребность в работе только четырех, но, конечно, с гораздо более высокими требованиями к компетенции.

Какие еще инновации планируются к внедрению на предприятиях ИМК в ближайшее время?

Александр Вержиховский: Компания не планирует стоять на месте в плане внедрения инноваций и в дальнейшем, ведь чтобы оставаться конкурентными в чрезвычайно динамичной современной среде, нам необходимо реагировать на ее вызовы. И уже сейчас мы изучаем возможности использования инновационных технологических решений, которые предлагает рынок. Так, основное внимание в ближайшем будущем будет направлено на возможность использования искусственного интеллекта для анализа больших массивов данных и помощи менеджеру в принятии правильных решений. Ведь управление современным агропроизводством предполагает оперирование все большим количеством информации, поскольку технологии, с которыми мы работаем ежедневно, либо в поле, либо в кабинете, развиваются экспоненциально.

Так же динамично увеличивается и количество информации, которая этими технологиями генерируется и ложится в основу последующих принятых решений. Карты с результатами анализа почвы, карты посева, других полевых операций, карты урожайности, изображения с NDVI-индексом, спутниковые снимки высокого разрешения, результаты облетов беспилотниками — вот далеко не полный перечень информации, которая аккумулируется на гео- и других порталах современных потомков «колхозов». С одной стороны, такое количество входящей информации позволяет принять правильное, взвешенное и качественное решение, основываясь на максимальном количестве факторов.

Но с другой стороны, существует огромный риск управленцу в этом информационном шуме «утонуть» и пропустить мимо внимания среди второстепенных данных что-то действительно значимое, критически важное. Именно в таких случаях на помощь специалисту могут прийти современные технологические решения, которые позволяют перевести функцию анализа больших объемов данных на искусственный интеллект, который выберет только критические точки и просигнализирует о необходимости принятия решений именно в них. И именно благодаря появлению у того же агронома таких возможностей, когда искусственный интеллект, к примеру, проанализирует фотографии всех полей в сверхвысокой разрешающей способности, сравнит их с определенными образцами и выделит те участки, по которым наблюдаются критические разногласия, о чем просигнализирует агроному — у того появится возможность не объезжать все вверенные ему в ответственность несколько тысяч гектаров посевов, а выехать адресно на несколько точек, которые требуют принятия им максимально оперативных управленческих и технологических решений.


Для справки: вопросам инноваций в агробизнесе будет посвящено международное мероприятие Digitization in Agriculture, которое пройдет 6 марта в г. Галле (ФРГ) в рамках инициативы Eastern Europe — Global Area и при поддержке Лейбниц-Института аграрного развития в странах с переходной экономикой (ІАМО). Ключевые спикеры мероприятия — операционный директор агрохолдинга ИМК Александр Вержиховский (Украина) и владелец компании-разработчика технологических решений Agrivi Матия Жуль (Хорватия).


AgroPortal.ua по материалам Large Scale Agriculture


Ключевые новости аграрного рынка в Telegram

Новости

Показать все

Блоги