logo

Блоги

Сельское хозяйство в стиле фанк: нужны знающие крестьяне Источник фото: agroinvest.org.ua

Сельское хозяйство в стиле фанк: нужны знающие крестьяне

Блоги Роман Коринец 02 ноября 2015. 09:17 3599

Книгу «Бизнес в стиле фанк. Капитал пляшет под дудку таланта» Кьелла Нордстрема и Йонаса Риддерстрале называют манифестом мира нового бизнеса, в котором исключительно важная роль принадлежит знаниям и информации. «Фанкизм — это власть выбора плюс информационная мания», — утверждают авторы. Фанки-бизнес означает, что в будущем появится все больше и больше вопросов, на которые будет все меньше и меньше стандартных ответов.

Часто можно услышать, что сельское хозяйство довольно консервативный вид деятельности. Но посмотрите, как быстро здесь все меняется: сорта, технологии, техника, средства защиты… Огромная индустрия, обслуживавшая фермера… А какой поток информации… Как с этим справиться? Сколько надо знать! Сколько информации переработать!

Информацию рассматривают как одну из форм бытия знаний. «Когда-то решающим фактором производства была земля, затем капитал… Сегодня решающим фактором является сам человек, а именно его знания», — эти слова одной из энциклик Папы Римского Иоанна Павла II часто наводят исследователи, когда пишут о роли знаний и информации в современном мире.

А что у нас? О чем сейчас больше всего разговоров в обществе?

Наверное, о земле. To be, or not to be рынку земли, вот в чем вопрос? И нет на него, пока что, ответа? Есть только страх перед неведомым.

Следующая наиболее популярная тема — инвестиции. Обычно, о привлечении иностранных инвестиций. «Иностранные инвестиции это, конечно, хорошо. Но они не спасут Украину. Это произойдет только тогда, когда сами украинцы будут инвестировать в себя, в свое будущее. Иностранцы могут помочь в каких-то масштабных, стратегических проектах. Но кровь нации это — украинский инвестор!» - убежден Мишель Терещенко, потомок рода, оставившего значительный след в украинской истории, покинувший благополучную Франциию и вернувшийся на родную землю отцов. Кстати, и избранный на последних выборах городским главой Глухова. Но кто выращивает, воспитывает украинского инвестора?

А, при всем этом, как то забываем об этом третьем, решающем факторе — о человеке и его знаниях.

И хотя в нашей стране идет большая битва за землю и деньги, мы должны готовиться к иному. Например, к более жесткой  конкуренции в зоне свободной торговли с ЕС. Конечно, если не хотим остаться таким себе третьим миром исключительно с «героическими» зерновыми и экспортом как аналогом бананов и апельсин.

О зоне свободной торговли?.. А разве здесь какие-то риски?..  Европа открывает нам двери…

Да открывает, но знаем ли мы, что за этой дверью?

Да, Украина за январь-июль этого года экспортировала на внешние рынки аграрной продукции на $7,7 млрд, что составляет 35% валютной выручки страны. Но кто эти экспортеры? Правильно, как правило, компании-гиганты. Есть исключения, но на то они и исключения.

Если кто-то из украинских фермеров что-то слышал о системе НАССР, то о Global GAP — системе, гарантирующая безопасность выращенной продукции — единицы. А как без этого выходить на европейские рынки фермеру? Только до порога этой двери можно подойти, полюбоваться перспективами и уйти ни с чем.

Но есть же опыт бывших соцстран. Например,  в Польше,  главным производителем сельхозпродукции есть малый производитель: средний размер польской «господари» чуть больше 10 гектаров. И в тоже время, польские овощи, фрукты, молочная продукция — на мировых рынках.

Как это происходит?

Все просто: вся инфраструктура ориентирована на эту самую «господарку». В том числе, мощнейшая передачи знаний — система сельскохозяйственного консультирования, финансируемая государством. Конечно, есть и частное консультирование, но это по желанию.  Не знаешь сам, как производить продукцию, спроси у консультанта. Это раз.

И кооперация, это два. Польский фермер редко сам выходит на рынок со своей продукцией, она приходит в другие страны через кооперативы, группы производителей, ими создаваемые. А создать кооперативы тоже помогут консультанты.

Стоит обратить внимание на то, что Польша — один из лидеров мирового рынка в производстве овощей и фруктов — смородины (первое место в мире), клубники (третье место), малины (четвертое), капусты (шестое), яблок (девятое), лука (двадцатое), а  общая доля овощей и фруктов в физическом объеме продукции растениеводства составляет около 40%.

У нас совсем другая картина — зерно, зерно, зерно… Мы этим гордимся…

А теперь цифры. В 2014 году (по данным Украинского клуба аграрного бизнеса) было экспортировано из Украины продукции сельского хозяйства на $16,7 млрд. А вице-президент Агентства сельскохозяйственного рынка Польши Люциан Зволак озвучил цифру польского сельскохозяйственного экспорта — 18 млрд евро.

Какие выводы делаем? Польский 10-гектарный фермер тихо-мирно экспортирует больше, чем украинские агрохолдинги, чьи лидеры, как правило, увешаны звездами героев. Да и рабочих рук на гектар малины надо больше, чем на гектар пшеницы.

Не потому ли в Польше так развита система сельскохозяйственного консультирования (да и в других европейских, да и не только европейских), что здесь ценят малого производителя, создают инфраструктуру для удовлетворения его потребностей. И есть результат!

Вообще-то, в странах ЕС, где сельскохозяйственное производство сконцентрировано в небольших хозяйствах, давно поняли роль информации. В регламентах Совета ЕС об Общей сельскохозяйственной политике записали четко:  государства-члены ЕС должны иметь систему консультирования фермеров по земельным вопросам и по вопросам управления фермами. Система должна помогать фермерам в получении большей информации о потоках материалов и процессах на фермах, принадлежащих к экологии, безопасности продуктов, здоровью и защите животных.

Мы тоже многое записываем в различные государственные решения. Но в отличие от нас, каждой европейское стране создали эти службы. Разные. Но, какими бы разными они не были, они работают. И государство их неплохо финансирует. Почему? Потому что управляют государством люди, которые понимают значимость и роль знаний в сельском хозяйстве, в развитии сельской местности.

У нас тоже нельзя сказать, что политики не понимают роли информации в современном мире: аналитики говорят, что на местные выборы партии истратили не мене 2 млрд грн! Значит, знают политики о том, что всякая идея побеждает только тогда, когда она овладевает массами! И это не странно, ведь значительная часть из них еще изучала научный коммунизм и конспектировала дедушку Маркса. Тогда почему они не поймут, что невозможно сделать сельское хозяйство инновационным в стране, где большинство продукции вырабатывается небольшими хозяйствами, без системы распространения информации о новинках, без системы консультирования фермеров? Возможно, что «учились понемногу чему-нибудь и как-нибудь». Но, как посмотришь, слава Богу, у многих и заморским воспитанием «немудрено блеснуть»…

Иногда приходится слышать: если информация так важна фермерам, пусть они платят за нее; в рыночных условиях все равны; вот большие компании покупают информацию и ничего; за все надо платить. Рыночная экономика, мол. Хорошие парни. На заморских наречиях свободно изъясняются.. Но учились плохо, что ли?…

Ведь почему тогда в Великобритании, в сердце классического капитализма, более 100 лет консультационная служба была государственной и ее деятельность полностью финансировалась за счет бюджетных средств, услуги клиентам предоставлялись бесплатно? И только в 1997 году государство решило приватизировать ее и перевести на самоокупаемость. Но с какой формулировкой: сельское хозяйство достигло достаточно высокого уровня развития, а сельскохозяйственные товаропроизводители достаточно крепко стоят на ногах, чтобы консультационную службу сделать коммерческой, а консультационные услуги — платными. Время прошло и  настоящее время… государство является одним из клиентов консультационной службы.

Или другой пример, США. Еще в 1914 году был принят Федеральный закон Смита о создании системы сельскохозяйственного консультирования на базе государственных университетов штатов. Ее называют Cooperative Extension Service, потому что она работает на основе кооперации университетов с колледжами, школами, исследовательскими станциями и офисами службы в округах штатов. И, представьте, эта служба до сих пор финансируется государством. Да, идут дискуссии о реформировании, но финансируется: 25% — Департамент сельского хозяйства США (по нашему, министерство), 40% — правительство штата, 35% — правительство округа. Может американские фермеры беднее наших?

Совсем другая картина в постсоветских странах. Кроме стран Балтии — они создали или создают  консультационные службы по европейскому образу и подобию. В постсоветских странах вопрос создания системы консультирования фермеров почти не замечается государством. Как правило, что-то пытаются сделать проекты международной технической помощи, но их инициатива не подхватывается государством, и все после окончания проекта, за очень редким исключением, умирает. Правда, в последнее время появились «подвижки» в Грузии, где к донорским усилиям прилагаются усилия государства. И в России время от времени вспыхивает активность в этой сфере.

В Украине картина почти такая же. Государство просто наблюдало со стороны. Хотя, ради справедливости, иногда даже что-то пыталось сделать. Был принят Закон «О сельскохозяйственной консультационной деятельности», который ни разу не был исполнен в полном объёме. Была Государственная целевая программа сельскохозяйственной консультационной деятельности на период до 2009 года. Были два решения Кабмина о создании государственной системы сельскохозяйственного консультирования. Выделялись даже деньги из госбюджета.

О деньгах поговорим подробнее. Их было выделено в последний раз около 2 млн грн на всю Украину. Если поделить это на количество сельских жителей, то получалось, что один сельский житель мог рассчитывать получить услуги аж на 14 копеек. При этом некоторые чиновники важно рассуждали о неэффективности таких служб. Но, господа хорошие, если вы на такую суммы зальете в свои автомобили топливом, далеко ли уедете?

Т.е., разговоры есть, системы консультирования — нет.

Как-то в 2014 году Сергей Терехин в «Зеркале недели» фантазировал, по его собственному выражению, на тему будущего правительства: «Я мечтаю, чтобы качество жизни крестьян поднимал честный и знающий человек».

Разве можно сомневаться в том, что у нас все постмайдановскиие министры честные и знающие… Тогда в чем вопрос? Почему власть не поддерживает активно малый бизнес, фермерство, кооперацию, о которой так много говорит? Ведь именно этой целевой группе больше всего нужна информация, консультационные услуги как форма подачи информации, а реальной поддержки нет.

В проекте госбюджета на 2016 год на сельхозкооперацию, что на «дорадныцтво» — ничего. Да, война, но, господа министры с заместителями, обозначьте хотя бы перспективу. Дайте ответ, что впереди. Ответа нет!

Очень интересное объяснение такой ситуации было подсмотрено у ученого, педагога и бизнесмена Альберта Волосского. Он пишет, что как правило, владельцы среднего бизнеса дружат с такими же как они, плюс с мелкими и крупными, очень редко — с глобальными. Владельцы крупного — с крупными, средними и глобальными. Но он не знает случая, чтобы владельцы глобального бизнеса охотно общались с владельцами малого! Почему? Потому что это, наверное, связано с пропастью в понимании.

Влияние олигархов на украинскую политику, как и на политику большинства постсоветских стран, общепризнано. Аналитики украинской политики характеризуют украинское общество как закрытое и контролируемое большими деньгами и олигархами, отмечают, что украинская властная система базируется на неразрывной связи политики и бизнеса. Если и в дальнейшем несколько десятков человек, которые позиционируют себя как бизнес-элита, которые владеют основными банковскими и промышленными активами страны, определят внешние и внутренние векторы общественного развития, то на создание системы консультирования фермеров рассчитывать сложно. Почему? Да потому что между владельцами личных крестьянских хозяйств, фермерами, мелкими и средними товаропроизводителями, их нуждами и потребностями олигархов, определяющие направления развития страны, лежит пропасть.

Вывод: власть, опирающаяся на олигархию, не будет реально поддерживать сельскохозяйственный фанкизм. Такой власти не нужны знающие крестьяне.

Психологи говорят, что надо мыслить позитивно. Начнем:

Позитив 1. Президент говорит о деолигархизации страны.

Позитив 2. В Коалиционном соглашении речь идет о поддержке семейного фермерства и кооперации на селе. А они — главные клиенты сельскохозяйственных консультационных служб.

Позитив 3. В проекте Единой комплексной стратегии развития сельского хозяйства и сельских территорий на период до 2020 года, поддержанной зарубежными экспертами, есть раздел, посвященный консультационной деятельности. Осталось как-то узаконить этот документ.

Позитив 4. В недавно утвержденной правительством Концепции развития сельских территорий  тоже есть строчка о сельскохозяйственной консультационной деятельности.

Позитив 5. В соглашении об ассоциации Украина-ЕС речь идет о приближении сельскохозяйственного консультирования к фермерам. Значит, можно рассчитывать на кукую-то поддержку в этом вопросе, как это было в Польше, Латвии.

Позитив 6. Весной 2015 года в Риге министр аграрной политики и продовольствия Украины Алексей Павленко вместе с визави из Армении, Белоруссии, Грузии, Молдовы подписал Совместное заявление о развитии консультативной системы сельского хозяйства и сельской местности.

Позитив 7. В чудом выживших в процессе бесконечных «реформ» сельскохозяйственных консультационных службах еще остались надежды на наш европейский выбор.

Семь позитивов — пожалуй, хватит. Не сглазить бы!

Ведь, писали в утвержденной Кабмином еще в 2011 году Концепции формирования государственной системы сельскохозяйственного консультирования, что бессистемность предоставления консультационных услуг не соответствует социально-экономическим потребностям общества, уровню развития сельскохозяйственного производства и продовольственной безопасности государства. Писали, что «цель Концепции заключается в формировании эффективной государственной системы сельскохозяйственного консультирования как действенного инструмента внедрения государственной аграрной политики, обеспечение инновационного развития сельского хозяйства и сельских территорий, преодоления бедности на селе путем проведения просветительской деятельности и предоставления социально направленных консультационных услуг субъектам хозяйствования на селе и сельскому населению с целью повышения уровня знаний и совершенствование практических навыков прибыльного ведения сельского хозяйства».

Писали, но получилось… как всегда.

Хочется, чтобы сбылись слова из папской энциклики и в Украине: чтобы знания крестьянина-фермера были решающим фактором его успеха. Тогда никой рынок земли, никакая зона свободной торговли не будут ему страшны. Потому что они смогут сами находить ответы на вопросы. Потому что «оглянувшись назад, мы увидим, что благополучие стран исторически строилось на сочетании природных, финансовых и трудовых ресурсов. Заглядывая вперед, очевидно, что эти факторы уже ничего не значат. Ныне нельзя добиться процветания только за счет «природных ресурсов». Так утверждают Кьелла Нордстрема и Йонаса Риддерстрале.

«Богатство страны не обязательно строится на собственных природных ресурсах, оно достижимо даже при их полном отсутствии. Самым главным ресурсом является человек. Государству лишь нужно создать основу для расцвета таланта людей», — метко заметила Маргарет Тетчер.

Нам  нужны знающие крестьяне, ибо какой же фанкизм без этого, какое будущее… Надо только преодолеть пропасть в понимании…

Роман Коринец, президент Национальной ассоциации сельскохозяйственных консультационных служб Украины

 


Мнение автора может не совпадать с мнением редакции. Ответственность за цитаты, факты и цифры, приведенные в тексте, несет автор.

Ключевые новости аграрного рынка в Telegram

Новости

Показать все

Блоги