logo

Личный взгляд

Аграрный Крым: какой он, спустя два года оккупации Источник фото: varandej.livejournal.com

Аграрный Крым: какой он, спустя два года оккупации

Личный взгляд 29 февраля 2016. 14:06 2839

AgroPortal.ua на прошлой неделе встретился с советником министра аграрной политики и продовольствия Украины Александром Лиевым. В ходе длительной беседы мы не могли обойти темы аграрных активов Украины, которые остались в Крыму.

Как обстоит ситуация с аграрными активами в целом на полуострове? 

Александр Лиев: Имущество грабится и во многом приходит в упадок из-за того, что его востребованность и загрузка совсем не такая, как была в довоенный период. Это касается всех ГП, портов, как транзитных элеваторов, так и тех элеваторов, которые обеспечивали хранение продукции на полуострове.

В прошлом году благодаря дождливому лету Крыму с урожаем повезло. В нынешнем — урожай будет меньшим в разы. 2/3 территории Крыма — полупустыня, поэтому без капельного орошения развивать сельское хозяйство здесь очень сложно.

Например, рисовый элеватор, который находится в Красноперекопске, не нужен, поскольку риса там уже нет. Объект не работающий, начинают растаскивать. Предотвратить распил предприятий на металлолом, мы, к сожалению, не можем.

Однако мы занимаемся спасением брендов. Мы перерегистрировали бренды «Новый свет», «Массандра».

Зачем это нужно, какой экономический эффект?

Александр Лиев: Никакого экономического эффекта в этой ситуации мы не преследуем. Задача — сохранить бренд за государством, поскольку если государство не будет пользоваться этим брендом какой-то определенный срок (истекает в текущем году), то этот бренд будет считаться неиспользуемым. И тогда кто-то другой (к примеру, ЧП или физлицо) может подать заявку и зарегистрировать его на себя. Например, так можно поступить с брендом «Массандра».

У нас есть информация, что так готовятся сделать россияне, через своих украинских резидентов.

Другой реальный пример — херсонский завод «Камянка Глобал Вайн» уже разливает «Массандру». Предприятие написало письмо, что хочет выпускать «Массандру», и даже уже успело начать разлив своей продукции под известной ТМ.

Была информация, что Вы планируете отыскать крымскую сельхозтехнику, есть результат?

Александр Лиев: Мы ее отыскали. Знаем, где она находится и как используется. Знаем, что пытаются найти возможности вывезти ее на материк и продать.

Когда была уборочная кампания в 2015 году, нам стало известно, что несколько украинских предприятий договорились и уже даже успели подписать документы, что они на полуостров перегонят комбайны для уборки урожая. Предлагаемая в Крыму цена за аренду техники в прошлом году была намного выше, чем в Украине. Моя работа заключалась в предотвращении такого сотрудничества. И вовсе не для того, чтобы нагадить крымчанам. А потому что мы понимали, что если украинская сельхозтехника зайдет в Крым, она оттуда уже не выйдет.

Сразу скажу, работа проходила очень сложно. Когда разговариваешь с фермером из Черновицкой области и он убежден, что ему гарантировали и что его не кинут, но при этом еще и хорошо заплатят, то убедить его в обратном крайне трудно.

Люди стали заложниками отношений в большой политике?

Александр Лиев: Я лично убежден, что позиция блокады Крыма и отторжения крымчан — это плохая версия системы возврата полуострова. Я за то, чтобы имеющиеся «ниточки» отношений как-то развивать, притягивать и затем превращать их в канаты. Таких ниточек очень много.

Например, в теме продовольствия. Украина завозила в Крым порядка 200 тыс. т продуктов ежемесячно. Кроме этого, почти все, что выращивали в Крыму, было связано с украинским АПК. На материке закупали семена, СЗР, удобрения.

Если бы у нас сейчас осталась эта ниточка по поставке продовольствия, то отечественные производители, например, могли бы маркировать эти продукты в желто-голубую упаковку и писать на этикетке на трех языках «с заботой о крымчанах, это сделано качественно».  И пускай крымчанин голосует собственным кошельком в магазине (вместо референдума), какой продукт ему выбирать.

 

По Вашему мнению, нужна сильная информационная политика в этом ключе?

Александр Лиев: Это и информационная политика, и работа с населением. Основанием для оккупации Крыма стали обстоятельства, удобно сложившиеся на тот момент для РФ. Но эти обстоятельства Путину бы не помогли, если бы ни кропотливая работа РФ по отношению к Крыму. Они долгие годы проводили на полуострове культурные мероприятия, содержали там русскую общину. Делали очень много, чтобы потом этими обстоятельствами воспользоваться.

И нам — Украине — тоже необходимо формировать такую политику и обстоятельства по отношению к Крыму, которые позволят выгодно использовать в нашу пользу в подходящий момент. Вот только сложно сказать, настанет ли такой момент в текущем году. Но я убежден, что ниточки взаимоотношений выстраивать нужно обязательно. Это то, чем я сейчас живу.

Вы себя очень связываете с Крымом даже сейчас. Почему?

Александр Лиев: Я всю свою жизнь сильно связывал с Крымом. Родился в Республике Коми, когда моя мама там работала вахтовым методом. В садик, школу, техникум гидромелиорации и механизации сельского хозяйства пошел в Крыму. Учился в филиале Херсонского государственного университета в Армянске. Это — не туристический регион. У меня все мечты и сегодня связаны с Крымом. И то, что произошло два года назад, у меня еще не прошло. 

А кем мечтали стать в детстве?

Александр Лиев: Премьер-министром Крыма. Я был депутатом крымского парламента, меня выдвигали в мэры Красноперекопска, мэры Симферополя.

У Вас остались друзья, знакомые, одноклассники в Крыму, как они реагируют на то, что Вы на материковой Украине во власти?

Александр Лиев: Я зашел недавно в Одноклассники, и увидел кучу сообщений и кучу проклятий, что я «продажный бандеровец». Когнитивный диссонанс: в Армянске я отремонтировал школу за собственный счет, хотя своей квартиры у меня тогда еще не было (жил в служебной), в Армянске — я почетный гражданин города. Я этим всем жил, я влюбил себя в крымчан.

Как Вы и Ваши родные пережили переезд в Киев?

Александр Лиев: Дети переживают тяжело. У меня две дочки в первом браке и два сына – во втором. Одна из дочерей сейчас живет здесь в Киеве с нами. У нее проактивная жизненная позиция. Свою младшую дочь я уже два года не видел. В Крыму я персонал нон-грата. Привезти свою дочку в Киев я не могу из-за волокиты с документами. Но мы часто общаемся по скайпу.

Что касается меня, то если бы ни работа, я бы просто сошел с ума.

Спасибо за уделенное время и всего наилучшего.


Алла Стрижеус, AgroPortal.ua


Ключевые новости аграрного рынка в Telegram

Новости

Показать все

Блоги