logo

Блоги

Рынок земли: мифы и факты. На рідній, не своїй землі. Часть 1 Источник фото: из личного архива Зиновия Свереды

Рынок земли: мифы и факты. На рідній, не своїй землі. Часть 1

Блоги Зиновий Свереда 05 февраля 2019. 06:00 1324

«У вас есть два часа, чтоб падписать дакумент и передать собственность и землю в калхос», — вялым тоном сообщил новый глава села моему прадеду на Львовщине в 1947 г. Так состоялась «земельная реформа» новыми «асвабадителями», занявшими привилегированные места во власти, и монополизировавшими добро крестьян в Западной Украине после Второй мировой войны. Быстро освободили крестьян от частной собственности, свободы и права думать своей головой.

Прадед не дошел домой: его схватил инфаркт, и он умер перед домом, потому что все имущество, которое семья наживала с 1874 года, в один день перешло местным бездельникам и алкоголикам, которых поставила новая власть за новое руководство села. Его семья принадлежала к так называемой малой украинской шляхте, в экономическом плане — среднему классу, а согласно термину новых завоевателей — к кулакам. Данное село было наполовину заселено украинизированными немецкими колонистами, которые были очень хорошими хозяйственниками. Впоследствии все они исчезли: их арестовывали ночью, вывозили в Сибирь или расстреливали.

Старшему сыну прадеда дали 15 лет тюрьмы, жене — 7. Моя бабушка избежала ареста, но получила большое количество трудодней, в результате которых подорвала свое здоровье и через год после рождения матери умерла в возрасте 27 лет. Старший сын был взят в группу западно-украинских кулаков для строительства БАМа возле Байкала, где из 1500 человек выжило 180. Мертвых не забирали: просто закапывали на месте после крестика в документе надзирателя как использованный материал с целью статистики и контроля пайков на питание. Прабабушка была сослана в Башкирию, где поднимала «целину» с другими молодыми украинками, женами кулаков. За ними наблюдали внутренние войска НКВД-МГБ и криминал, сотрудничество между которыми всегда было против интеллигентных и умных людей. Завоеватель и бандит одинаково мыслят. Ведь цель одна: жить за счет тех, кто работает.

Так исчезли целые поколения украинских хозяев, которые могли на песке выращивать хорошие урожаи, потому что источником была ежедневная работа и любовь к своей родной земле. Культура уважения к земледелию передавалась из поколения в поколение: было почти святое отношение к хлебу и земле, которая кормила и берегла сам дар жизни.

Земельных реформ было несколько в Восточной и Западной Украине во времена Российской и Австрийской империй. Лозунги — для народа, а на практике — для узкой группы аристократических семей, имевших власть. Основные проблемы, которые были в Западной Украине: это «пропинация», «сервитуты», «индемнизация». «Пропинация» — это было монопольное право аристократов на производство водки. Как результат, власти не были нужны мудрые крестьяне, а полутрезвый суеверный житель на той территории, который черно работал и ничего не имел. Им было легко манипулировать и эксплуатировать. Вся социальная сфера — это была корчма.

Сервитуты — это совместное пользование землей и лесами местными общинами и аристократией. Это была своего рода аренда, субаренда, эмфитевзис, где не было понятно — чем кто владеет, но доходы шли к аристократии. Общины постоянно проигрывали процессы и споры в коррумпированных судах. «Индемнизация» — это должна была быть плата за дармовой труд крестьян во время барщины. Кроме того, монополии финансовых посредников, которые ставили высокие проценты за кредиты, доводили крестьян до полного обнищания и банкротства. Высокие проценты делали сельское хозяйство невыгодным. Крестьяне закладывали землю, не имели доступа к рынку сбыта и искусственно банкротились. Часто им было непонятно: почему, когда они брали кредит для себя, то проигрывали и не имели прибыли, а когда нанимались как рабочие на прежнее свое поле, с тем же урожаем, то оно приносило прибыль. Из-за наивности и доверия они не знали, что такое теневые заговора, законодательные схемы, потому что их учили только слушаться того, что говорит «царь» или «цесарь».

Современность

Те же схемы повторились и в 90-х годах при независимости Украины: тотальное уничтожение социальной инфраструктуры села (бары вместо школ, медицины, учреждений культуры), долгосрочная аренда паев и задержание зарплат и отсутствие платы за трудодни и за предыдущий адский труд крестьян в колхозах: им платили мало и заставляли воровать, чтобы прокормить свои семьи во времена СССР.

Впоследствии состоялась земельная реформа: селянам раздали паи. Все бы казалось замечательно. Но криминальные методы повторились. Нужно признать, что ни во времена Российской или Австрийской империи, или Польши, так за несколько лет не было уничтожено украинское село и общины, как во времена независимости (кроме периода Голодомора). Аграрное законодательство Польши в межвоенный период или Австрии было гораздо выгоднее для украинцев, чем во времена независимости. В чем же причина? Это возникает тогда, когда получаешь «эрзац», то есть искусственный заменитель низкого качества: вместо независимости как гарантирования прав и свобод — лоббирование интересов узких кланов, которые свои амбиции и жадность подают в виде реформ ради общественного блага.

Реформы

Сейчас все говорят о рынке земли, будто это спасение для сельского хозяйства Украины. Но здесь нужно задать несколько риторических вопросов:

- Может ли политический класс, который почти не менялся с 1991 года (то есть менялись несколько фамилий или подставных лиц тех же групп лоббистов), который создал политические монопольные бизнес-империи и довел село до руины, теперь предложить эффективные реформы, чтобы создать средний богатый аграрный класс?

- Почему все говорят о концепции продажи земли? А где концепция развития земли? Мы уже имели мифы о том, что приватизация промышленности должна модернизировать заводы и принести инновации. Взамен мы получили «офшоризацию» заводов, когда происходит минимизация прибыли, доведение до банкротств, неэффективного оборудования и технологий, которые потребляют много энергоносителей, за которые компенсирует народ из бюджета, и схемы отмывания НДС. Кроме того, большинство «бизнесгениев» становятся супербогатыми тогда, когда становятся политиками, а не тогда, когда реально делают бизнес.

- Выбрал ли политический класс конкретное направление: развитие сельского хозяйства или развитие села, общин и сельских территорий? Это полностью разные методы и понятия: главное ведь не показатели, а роль людей в данных направлениях.

- Почему государство говорит, что селяне и фермеры должны иметь доверие к реформам? А государство имеет доверие к ним? Если так, то почему же такая тяжелая и непонятная система дотаций, пособий, кредитования? И почему фермер, который взял государственные средства, помощь или дотации, впоследствии должен иметь большое количество проверок различных карательно-контролирующих органов, которые могут полностью парализовать работу?

- Почему невозможно решить вопрос дешевых кредитов и принять эффективную программу развития села? Это же просто: создать целостную систему от финансирования до рынка сбыта.

- Почему нежелание реально качественно развить село и искусственное доведение до банкротства представляется как реформы, или, еще «лучше», как процесс глобализации? А отсутствие государственной защиты интересов селян — как недостаток их же образования.

- Привели ли рынок земли и приватизация в странах, где слабые демократические институты, к благосостоянию сел и общин? Как показывает практика и история: только там, где сильная демократия, там и работает эффективно не просто рынок земли, а сама производительность сельского хозяйства, что приносит благосостояние их гражданам. Там, где слабые демократические институты, рынок земли только узаконивает уничтожение лесов, почв, так как все хотят «быстрой прибыли и гроша». Это видно на примерах Африки, Азии и Латинской Америки. Так работают ли эффективно демократические институты в Украине, для того чтобы запускать рынок и оборот земли?

- Есть ли пример в истории государств, либерализовавших рынок земли во время войн и военных конфликтов? Как показывает практика, такого не было, но может случиться в Украине. Завоевание современных народов происходит не только из-за войн: недостаточно завоевать народы, нужно их подчинить, чтобы они даром работали. В неспокойное время, когда обесценена валюта из-за инфляции и повышенных рисков, что приводит к миграции людей, это вопрос риторический.

- Есть ли стратегия безопасности относительно собственности на землю и на право осуществлять перерабатывающую деятельность? Около десяти миллионов гектаров есть в долгосрочной аренде компаний, зарегистрированных в офшорах. Теперь представим, что появляется одно лицо, скупает или переоформляет акции данных офшорных компаний на одну. Эта ситуация может спокойно случиться: таким образом, можем иметь несколько десятков юридических лиц, но одно физическое лицо, собственника-монополиста. И ничего менять не нужно внутри страны... И наш «антимонопольный комитет» лишь выдаст очередную буллу, что все в порядке.

- Сама земля нуждается не в юридических лицах, а в физическом лице-владельце. Есть ли прозрачная система и понимание, кто владелец, является ли прозрачным именно формирование государственного реестра? Этого нет. Нужен реестр фермеров, семейных ферм, кооперативов по направлению работы и географии. Установление нескольких процедур реестра паев сделано для того, чтобы старые бабушки-дедушки, не знающие закона, не смогли правильно все зарегистрировать, потому что нет здоровья и времени. Поэтому происходят рейдерства. Уголовные организованные аграрные титушки являются результатом прикрытия правоохранительными органами и их «теневым департаментом». Не нужно говорить о том, что если кто-то украл урожай с десятков гектаров или «отжал» перерабатывающий цех, то невозможно установить: без сотрудничества с органами власти и силовыми структурами это сделать невозможно. Решить можно достаточно быстро, установив ответственность руководителей местных правоохранительных органов, введя принцип права защиты частной собственности даже вооруженно, создав несколько систем защиты от создания официального реестра до системы быстрой реакции правоохранительных органов, изменить работу государственных регистраторов. А титушек, которые хотят заработать по 300 грн, арестовывать и отправлять в дисциплинарный строительный батальон вооруженных сил в АТО на передовую: это быстро вылечило бы желание разрушать труд многих людей за один день и наполнило бы передовую строительными кадрами.

- Есть ли программа продовольственной безопасности государства? Почему лучшие продукты, товары и сырье должны отправлять на экспорт, а наши дети должны есть разный хлам, который разрушает их здоровье? Где система защиты местного фермера для поставки свежих продуктов на местные рынки или в школы? Почему фермеру трудно выйти с продуктами в супермаркет, имеющий цель продать нам самый дешевый, то есть, малокачественный товар по самой высокой цене? Это не является подходом государствообразующих политиков. Западные государства заботятся о своем потребителе, его семье и здоровье, имеют свои системы сертификаций: от Японии, Китая до Европы-Америки. Для них главные не только финансовые, но и социально-экономические показатели, которые являются основой определения реального процветания государства.

- Есть ли контроль и отчетность арендатора перед владельцами паев за использование химикатов на их почвах? Во многих демократических странах уменьшение плодородия почвы является статьей уголовного кодекса: уничтожение поверхностного слоя земли может привести к экологическим катастрофам и голоду.

- Не приведет ли приватизация к росту цен на продукты питания? В условиях современной финансовой политики приведет до 20-40%. Кроме того, частные компании часто сеют культуры, приносящие быстрый и гарантированный доход: зерновые, рапс, подсолнечник, но на экспорт. Поэтому стоимость продуктов питания на внутреннем рынке будет повышаться. Это видно на примерах рынков Африки и Азии, где есть недоедание и миграция населения, несмотря на приватизацию земель.

- Капитал имеет национальность: если берешь в долг, то преимущественно возвращаешь тому, откуда взял через систему нормативов закупки техники и технологий.

- Нужны прагматичные идеи и наука. Уже произошла полная деформация терминов «народ-община», а сегодня деформируют и вопросы института семьи. Потому что чем слабее социально индивид, тем больше он является манипулируемым потребителем, который не ориентируется в процессах и культуре, ест мусор и не может влиять на развитие.

Выводы

Поэтому несколько выводов в первой части:

- Нужен ли рынок земли? Да. Нужен. Но не просто рынок, а система, которая будет продуктивно работать для благополучия своего государства и народа. Нужна система контроля и формирования хозяина, который должен быть зарегистрирован территориально и лично работать на приватизированной земле. А не виртуальные юрлица или ООО в стиле «Рога и копыта» от Остапа Бендера. Нужны ограничения в количестве собственности, чтобы развивался средний класс, паи становились высокотехнологичными. Например, тепличные хозяйства с солнечными станциями, мини-переработкой, чтобы из села шло не сырье, а товары с высокой добавленной стоимостью. Ведь чтобы создать «прихватизацию», как в случае с промышленностью, много думать не нужно.

- У нас уничтожена культура сельских общин, культура семейного предпринимательства. Большая часть внутренних европейских сельскохозяйственных программ обязательно объединены с образованием. Именно образование, а не просто капитал, является основой производительности сельского хозяйства. Так почему не заложено достаточно средств в постановлении 106 от 07.02.2018 г. (использование средств, предусмотренных в государственном бюджете для предоставления финансовой поддержки развития фермерских хозяйств)? Изменения мы подготовили вместе с профессионалами. Достаточно подписи и желания правительства.

- Основа развития с/х — это не капиталы, а элита, которая умеет защитить интересы своих граждан. К сожалению, у нас преобладают лоббисты, которые не то что историю или ментальность народа, а государственный язык не могут выучить.

- Как писал Конрад Аденауэр, если сельскохозяйственная политика правительства не создает средний класс и социальную инфраструктуру, то это искаженная модель. Ибо какая польза от высоких финансовых показателей, если люди бедные и нет комфорта жизни, дорог и будущего?

- Есть ли молодое поколение, которое может стать агроэлитой? Достаточно ввести правила в культуру государственного руководства, которое должно приглашать своих профессионалов. Рынок работает эффективно, если есть профессиональные проводники во всех институциях.

Нужно поставить себе прагматичный вопрос: а что мы оставляем после себя своим детям и будущим поколениям? Право быть аграрным пролетариатом или хозяевами на своей родной земле? Право легко мигрировать или реализовать себя? Ибо на землю без народа придут народы без земли... А особенно, когда народ не думает своей головой.

Продолжение следует.

Зиновий Свереда, доктор социальной экономики


Мнение автора может не совпадать с мнением редакции. Ответственность за цитаты, факты и цифры, приведенные в тексте, несет автор.

Ключевые новости аграрного рынка в Telegram

Новости

Показать все

Блоги