logo

Интервью

Владимир Лапа: Мы найдем компромиссное решение Источник фото: Минагропрод

Владимир Лапа: Мы найдем компромиссное решение

Интервью 04 марта 2016. 15:56 2638

Владимир Лапа 24 февраля 2016 года официально возглавил Государственную службу Украины по вопросам безопасности пищевых продуктов и защиты потребителей (Госпродпотребслужбу). До этого он был первым заместителем главы нового органа и непосредственно принимал участия во многих вопросах по его созданию.

AgroPortal.ua решил разузнать у Владимира Лапы, как проходит процесс формирования Госпродпотребслужбы, а также какие задачи он ставит перед собой на новой должности.

Кабинет Министров утвердил распоряжение о выделении средств на работу новой службы. Каким образом они будут распределены?

Владимир Лапа: Ранее финансирование осуществлялось с помощью распоряжения Кабмина. В этом году распоряжение Кабмина должен согласовать бюджетный комитет парламента. В целом, речь идет о сумме в 1,03 млрд грн. На прошлой неделе бюджетный комитет собирался два раза. К сожалению, не было кворума и возможности принять это решение. Поэтому реалистический вариант сейчас — это 16 марта, когда будет пленарная неделя. Мы надеемся, что в этот момент кворум будет. В принципе, те консультации, которые мы проводим с бюджетным комитетом, дают нам возможность уверенно смотреть в будущее. Все понимают, что реформу надо делать, и мы надеемся, что это последний барьер, который нам придется преодолеть перед стартом работы.

У Вас сейчас есть заместители или их кандидатуры еще рассматриваются?

Владимир Лапа: Заместители будут назначаться Кабмином. Сейчас в Госпродпотребслужбе трудоустроен один человек из 10 тыс. Это я. В 4-х ведомствах, которые будут реформированы в один орган, фактически работает 11 тыс., граничное количество Госпродпотребслужбы предусмотрено на уровне 10 тыс. человек.

Как будут использоваться центральные офисы подчиненных Госпродпотребслужбе ведомств? Например, службы по защите прав потребителей, в районе метро Лыбидская.

Владимир Лапа: В идеале, нам хотелось бы объединить центральный аппарат в одном месте, но, к сожалению, быстро это сделать не удастся. Я думаю, что мы получим дополнительные площади и будем подтягивать центральный аппарат в помещение на ул. Бориса Гринченко. Считаю, что центральный аппарат должен работать в одном месте, потому что это должна быть одна команда. Это место удобно территориально, оно находится между Минагропродом, Кабмином и Верховной Радой. Но пока на начальном этапе без помещения Госслужбы по защите прав потребителей мы не сможем обойтись.

Расскажите о поездке наших специалистов в ОАЭ. Каких результатов удалось достичь в ходе переговоров?

Владимир Лапа: У нас 2 недели назад закончилась миссия ОАЭ. Они проверяли наши предприятия по говядине, баранине, и птице. Например, бизнес по выращиванию овец в Украине постепенно развивается. Тут перспективы есть, особенно если брать южные области. Экономика выращивания этих животных достаточно прибыльна с точки зрения мяса, а не шерсти.

Наша функция — развивать экспортные рынки реализации, коммуницировать с ветслужбами разных стран, доказывать, что наша система соответствует их требованиям. Через открытие рынков мы создаем условия для развития отраслей. Мы согласовали ветсертификат по говядине, баранине и мясу птицы, что дает возможность экспортировать эту продукцию в ОАЕ, но еще ожидаем решение по результатам проверки предприятий.

Как имплементируется закон о безопасности и качестве пищевых продуктов? Готовы ли украинские производители внедрять системы контроля качества HACCP?

Владимир Лапа: Закон вступил в силу 20 сентября прошлого года. Когда он разрабатывался, все понимали, что малому среднему бизнесу будет сложно выполнять все требования. В самом законе нет обязательства по сертификации всех предприятий по HACCP, но есть обязательство ее внедрить про прошествии переходных периодов. Для крупного бизнеса такое обязательство вступает в силу с 2017 года. То есть вы можете проконсультироваться с экспертом, он вам поможет систему внедрить, но сама сертификация не нужна. Плюс у бизнеса было больше года переходящего периода для адаптации. Я понимаю, что у нас психология такая, и у бизнеса в том числе, что пока гром не грянет, мужик не перекрестится. И пока не вступил в силу закон, мало кто двигался в этом направлении. Но я со своей стороны настраиваю, что не нужно заниматься 100% формализмом. Если мы видим, что на том или на другом предприятии есть какие-то недостатки, то мы делаем официальные замечания, и таким образом мягко рекомендуем предприятию внести изменения в систему контроля качества. Если рекомендации не выполняются — наступает ответственность.  Бизнес сам должен чувствовать свою ответственность.

Будет ли ваше ведомство в этом году участвовать в разработке новых законопроектов, чего они коснутся?

Владимир Лапа: Мы будем работать над подзаконными актами к закону о безопасности и качестве пищевых продуктов. Очень непросто проходят согласование постановления и приказов. Логика в том, что во всех странах есть элементарный контроль по пищевой безопасности. Но логика других госорганов, например, Мининфраструктуры, такова: чем меньше документов, тем лучше с точки зрения логистики. Думаю, мы найдем компромиссное решение.

Второй большой блок — это закон о пищевом контроле, он зарегистрирован в Верховной Раде, но мы сейчас смотрим, какая редакция была бы приемлемой ко второму чтению для того, чтобы обеспечить имплементацию европейского законодательства, учитывая наши реалии. Серьезно планируем поработать над законом о частной ветеринарной практике, чтобы постепенно, но безвозвратно подходить к вопросу приватизации ветлечебниц и ветлабораторий.

Есть большой блок работы по договору об ассоциации с ЕС. На прошлой неделе Кабмин принял стратегию по адаптации законодательства в санитарной и фитосанитарной сфере. Мы имеем план адаптации до 2020 г. и его нужно выполнять.

Почему настолько важно ликвидировать государственную систему ветлабораторий?

Владимир Лапа: Речь идет не о ликвидации, а об оптимизации. Система лабораторий, которая сейчас есть, практически не изменилась со времен Советского Союза. В ЕС это все работает по-другому. Нам главное не потерять эпизоотический контроль над ситуацией в Украине. Законопроект был зарегистрирован в парламенте, но редакция, которая подана, требует доработки. Мы должны быть готовы внести правки ко второму чтению.

Есть какая-то программа действий на уровне государства по предотвращению распространения вируса АЧС? Возможна ли ситуация с запретом выращивания свиней домохозяйствами, как это было в Испании?

Владимир Лапа: Очень сложный вопрос и он в значительной мере социальный. Тут не совсем корректно сравнивать Испанию и Украину, потому что роль свиноводства в домохозяйствах испанца и украинца немного разная. Я думаю, что нужно реально смотреть на вещи. Такой шаг будет очень непопулярным и нужно реально смотреть на вещи, вряд ли такое произойдет. В этом вопросе есть ряд проблем, которые мы видим в процессе локализации последствий вспышек АЧС. Наш народ не до конца понимает всю серьезность ситуации. Часто бывает, что декларируют одно поголовье, приезжаешь, а там целая ферма на 200 голов. Это же целое производство, которое нигде не зарегистрировано. Это нонсенс! Когда я спрашиваю у своих специалистов, есть ли у нас инструменты влияния на таких нарушителей, то оказывается, что у нас там вакуум. Уже разработан проект приказа о регламентировании деятельности таких ферм, потому что мы видим, какие риски несет этот вакуум регулирования.

На каком этапе расследования по украинскому меда и яйцах?

Владимир Лапа: По Чехии сложилась достаточно странная ситуация. Проблема была в том, что допуски по лабораторным исследованиям были установлены на более жестком уровне, нежели в целом по ЕС. Мы выдавали документы в соответствии с требования ЕС, а в Чехии они более жесткие. Это для нас был своеобразный урок. Мы сейчас своих инспекторов настраиваем на то, что такого формального отношения не должно быть. Есть страна экспорта, нельзя выдавать документ, пока ты не понимаешь требований самой страны. Перед тем, как с медом обнаружили проблему, чешский контрагент два месяца не рассчитывался с украинским поставщиком. Я не исключаю, что там включилась доля субъективизма.

В яйцах, поставленных в Израиль, мы сальмонеллу не обнаружили. Там были некоторые рекомендации предприятиям по отработке технологии, они сейчас над этим работают. Официальных результатов исследования израильской стороной мы тоже не получили. У нас парадоксальная ситуация, когда израильтяне просят от нас результаты исследования, но своих так и не предоставили. Была у нас информация о том, что они нашли сальмонеллу и в испанских яйцах. Но, с другой стороны, мы понимаем, что Израиль для нас — достаточно перспективный рынок реализации, поэтому мы предложили израильской стороне дополнительные процедуры с украинской стороны. Мы готовы проверять на наличие сальмонеллы каждую партию яиц, которую отправляем туда, для того, чтобы дать более жесткий контроль. Я думаю, что в режиме двусторонних консультаций мы выйдем на какое-то приемлемое решение.

Есть ли задолженность по зарплате в вашем ведомстве за 2015 год?

Владимир Лапа: Задолженности по центральному аппарату нет. По уровню зарплат хочу сказать, что он не является приемлемым и адекватным. Нельзя требовать от инспектора упразднения всех коррупционных приемов, не предлагая ему при этом приемлемую зарплату. Сейчас мы думаем, может не нужно набирать всю граничную численность персонала, а набрать меньше и попробовать урегулировать их доход с помощью надбавок и премий. С другой стороны, я хочу серьезно поработать с донорами. Возможно, нам удастся получить у них поддержку под определенный план реформ, реализация которых будет достаточно сложной без надлежащей мотивации инспектора. По опыту с Нацполицией, поддержка от международных доноров шла на оборудование, тренинги и т. д.

Какие шаги по дерегуляции работы бизнеса будете принимать в этом году?

Владимир Лапа: Я вижу моменты, которые требуют подшлифовки. Например, если ветеринарное свидетельство выдается на экспорт, то объем партии ограничен 100 тоннами. Фактически, если идет отправка одного корабля, то на каждую такую партию нужен документ. Это стоит денег. Я считаю, что можно делать один анализ на трюм и закрывать эти все вопросы. Второй пример касается защиты прав потребителей. Мы имеем право проверять производителя после жалобы потребителя. За прошлый год поступило 30 тыс. жалоб, из них 3 тыс. непосредственно в центральный аппарат, остальная часть — в территориальные органы. Во многих случаях мы получаем благодарность за помощь. Бывают такие случаи, когда инспектора не пускают на проверку предприятия по жалобе потребителя. За это нарушение предусмотрен штраф от 1 до 10% от месячной реализации товара. Когда насчитываю штраф, ко мне приходят и спрашивают: а что насчитывать 1 или 10%. Я понимаю, для чего такая вилка писалась раньше: сначала говорили, что насчитают 10%, а насчитывали со временем 1%. Мы будем выходить с инициативой установить уровень штрафов 3 или 5%. Таких моментов очень много, и мы будем выходить с инициативами на Минагропрод, МЭРТ, МОЗ, чтобы дочищать законодательство для снижения возможности субъективизма.

Кто контролирует в настоящее время сертификацию семян и куда будут переданы лаборатории с оборудованием Госсельхозинспекции?

Владимир Лапа: Граничная численность сотрудников Госсельхозинспекции продолжена до конца марта. С апреля эти инспекторы должны быть переведены в Госпродпотребслужбу. В сфере семеноводства сейчас такой период, когда семена проверяются на соответствие посевным кондициям. Любой перерыв в работе Госсельхозинспекции может привести к существенным осложнениям. Есть еще одна проблема по семеноводству. Те изменения, которые были внесены в закон «О семеноводстве» предусматривают, что с 1 июля, когда он вступит в силу, функции по сертификации семян должны перейти учреждению или организации, которая будет подчинена Минагропроду. Этой организации перейдет часть лабораторий, которые будут предоставлять услуги по сертификации семян, а за нами как Госпродпотребслужбой остается функция контроля сертификации и охраны прав на сорта растений. Это правильная модель, ведь, когда инспектор сам сертифицирует и сам контролирует, возникает конфликт интересов. Хотя логично было бы дать сертифицировать семена (за исключением базовых и добазовых) не только государственной организации, но и частным органам оценки соответствия.

В среднем в областях есть около 25 лабораторий, из которых функционирует сейчас около 5, потому что нет возможности профинансировать всех и обеспечить кадрово. Остальные можно передавать на рынок в частную собственность.


Оксана Пирожок, AgroPortal.ua


Ключевые новости аграрного рынка в Telegram

Новости

Показать все

Блоги