logo

Интервью

Виталий Скоцик: Мы сами обязаны построить себе государство

Виталий Скоцик: Мы сами обязаны построить себе государство

Интервью 23 января 2019. 07:00 2581

Виталий Скоцик как самовыдвиженец одним из первых зарегистрировался в кандидаты в Президенты. Бывшие однопартийцы из Аграрной партии, которую до недавнего времени он возглавлял, упрекают его в чрезмерной амбициозности и жажде политической карьеры. Однако это не выбивает его из седла. AgroPortal.ua поговорил с политиком, какими идеями будет брать его команда украинский электорат и какой Скоцик видит Украину.

Виталий Евстафиевич, вы зарегистрировались в кандидаты в Президенты как самовыдвиженец. Почему пошли таким путем и не считаете ли, что кандидатом от Аграрной партии у вас было бы больше шансов?

Виталий Скоцик: Дело в том, что есть решение Съезда Аграрной партии от 21 октября о выдвижении Виталия Скоцика кандидатом в Президенты от Аграрной партии, и это решение должным образом подано в Министерство юстиции Украины. Но его не зарегистрировали, и потому, чтобы не заходить в конфликт с законодательством Украины, мне пришлось регистрироваться беспартийным самовыдвиженцем.

То есть, получается, вы вообще вышли из Аграрной партии?

Виталий Скоцик: Имеем такую ситуацию, что по поддельным документам, зарегистрированным Министерством юстиции от 18 октября 2018 года, меня якобы исключили и из Аграрной партии, и с поста главы этой политической силы. Поскольку Минюст зарегистрировал это решение, хотя сегодня по этому делу открыто уголовное производство, с точки зрения законодательства у меня не было другого варианта, кроме как идти на выборы как самовыдвиженец. Хотя поступали предложения от ряда политических партий, в среднем от 12-ти различных политических сил, относительно выдвижения в кандидаты в Президенты от них. Но я решил — нет.

Почему?

Виталий Скоцик: Я не считаю, что я оставил позиции лидера Аграрной партии. А то, что подделали документы, и дом правосудия государства превратился в дом лжи — это уже другое дело. Поэтому приходится отстаивать справедливость.

По-разному рассказывают, как вы оставили Аграрную партию, хотелось бы от вас услышать, что на самом деле произошло, что спровоцировало конфликт и главное — кто за этим стоит?

Виталий Скоцик: Это очень просто. Вот совсем недавно Государственная фискальная служба Украины выдвинула очередную идею — снять НДС с ряда продуктов сельского хозяйства, относящихся к растениеводству. Что это значит?

Фактически аграрные производители, мы понимаем, что в данном контексте речь идет не о крупных компаниях, а о средних и малых аграриях, должны на своих плечах «залатать» дыру в государственном бюджете в размере от 50 до 100 млрд грн.

Может ли сельхозпроизводитель сказать что-то против этой ситуации? Нет, к сожалению. Профильные ассоциации в этих вопросах недееспособны, ведь они не являются субъектом власти в государстве.

Это то, о чем я говорил, начиная с 2014 года, всем аграрным производителям — вас разденут, разуют, сделают голыми и босыми, а затем внедрят рынок земли и распродадут ее. Все, на этом история аграриев закончится.

Единственный путь, как этому можно противостоять, — иметь серьезную и влиятельную политическую силу, которая придет сначала к власти на местах, затем в парламент, через который делегирует людей в исполнительную власть. Другого варианта нет.

И когда нам это удалось: Аграрная партия за семь волн местных выборов — на первой волне в 2013 году мы стали 5-ми, а затем поднялись на третью позицию, вышли на 15,7% в общенациональном масштабе, то стало ясно, что в этом закрытом клубе политической системы Украины появилось что-то непрогнозированное и бесконтрольное.

«Бесконтрольное», что вы имеете в виду?

Виталий Скоцик: В партии не было бенефициара, к которому можно было прийти и договориться. Поэтому, конечно, у людей, которые видели эту политическую силу, которая интенсивно «наращивает» мышцы, идеи были разные.

Взять под контроль разными путями — не получилось. Договориться с главой партии — тоже не удалось. Были попытки мне, как главе партии, «впихнуть» первым заместителем человека, которого я не мог допустить к этому процессу.

То есть к вам хотели приставить «смотрящего»?

Виталий Скоцик: Фактически да, это должен был быть «смотрящий». Но было понятно, что если бы я это допустил, меня бы отстранили от управления партией. И эта политическая сила в короткий срок была бы уничтожена, убрали бы команду и поставили бенефициаров, с которыми можно было договариваться.

И когда ничего не удалось сделать, начали применять стандартные методы — информационную атаку. В информационное поле бросили информацию, будто Виталий Скоцик с кем-то договорился об определенных вещах. Я четко задавал вопрос партийцам — в чем это выражается? В Аграрной партии демократический устав, согласно которому я, как глава партии, не могу сам назначить или снять руководителей областных или районных организаций, определить кандидатов в депутаты. Это все — коллегиальные решения. Поэтому о каких-то моих договоренностях не может быть речи.

Затем был этап, когда я получал угрозы физического уничтожения. И сейчас мои товарищи обеспечивают мою безопасность.

Вы сейчас имеете охрану?

Виталий Скоцик:  Это не охрана в классическом понимании, а мои друзья, которые прошли АТО, имеют специальную подготовку. Со мной сейчас мой хороший товарищ, с которым мы прошли вместе 20 лет жизни.

Семье тоже угрожали?

Виталий Скоцик: Да, были и такие угрозы на пике критической ситуации с партией. В сентябре-октябре мы реально думали о безопасности каждого члена нашей семьи. Пришлось задействовать определенные шаги по безопасности.

Вы знаете, кто конкретно стоит за расколом партии?

Виталий Скоцик: Сначала это были пророссийские силы через руку Медведчука. Вторыми — партия Юлии Тимошенко, которая прибегала к различным путям, например, попытки подкупа и переманивания руководителей областных организаций. А потом включилась власть, которая уже решением Минюста сделала так, что Аграрная партия оказалась в подвешенном состоянии. И сейчас партия, фактически, из-за зарегистрированных поддельных документов не имеет президиума и не может провести легитимный съезд.

Вы сейчас на себе почувствовали действия судебной системы как кандидат в Президенты. Планируете ли что-то изменить в этом институте и, в целом, какие будут основные тезисы вашей предвыборной программы?

Виталий Скоцик: Мы говорим в целом, что Украина не состоялась как процветающее государство потому, что система государственного управления работает крайне неэффективно. Мы разработали новую редакцию Конституции, в которой планируем изменить систему управления государством. Нам нужен сильный законодательный орган, который будет состоять из двух палат, обеспечит лучшее представительство интересов украинцев и существенно повысит эффективность процессов принятия важных решений в государстве. Они станут более прогнозируемыми и, что крайне важно, более прозрачными. Практика «подковерных» договоренностей между различными олигархическими группами должна отойти в прошлое. В Конституции должен также быть определен человек, который отвечает за экономику в Украине. В нашем понимании это должен быть Премьер-министр, который будет контролироваться сильным парламентом. Не таким, который мы имеем сегодня. В нашем понимании, парламент должен состоять из нижней палаты и верхней палаты — сената (например, в составе 75 депутатов). При этом считаем целесообразным сократить общее количество народных избранников, значительная часть из которых сейчас являются обычными дармоедами. Также нужно расформировать государственные администрации и передать больше полномочий органам местной власти — то есть осуществить настоящую децентрализацию. Система управления государством должна быть ориентирована на удовлетворение интересов граждан, решение их проблем, а не быть средством для обогащения нескольких ловких дельцов.

Вы считаете, украинское общество созрело для таких шагов?

Виталий Скоцик: Я думаю, да. Недавно просматривали с социологами цифры, то на сегодня 45% украинцев еще не определились, за кого будут голосовать. Это люди, которые ждут от кандидатов в Президенты определенных идей, мыслей, программ.

Вы не думаете, что наше общество не так учитывает программные вещи, а больше ориентируется на лидерство, узнаваемость?

Виталий Скоцик: В этом и заключается большая проблема. И почему я предлагаю проводить дебаты, потому что у нас есть медийные персонажи, которые постоянно мелькают на экранах, но люди не понимают, что они будут делать дальше. И есть группа «комсомольцев»: я называю так тех, кто уже были у власти, но ничего не сделали.

У нас были уже официальные дебаты, где я об этом говорил, и ожидаю от своих оппонентов, что они будут предлагать свои идеи, с которыми они идут на президентские выборы. Я призываю всех к публичным дебатам, и посмотрим, кто на какую систему управления государством выходит.

Рынок земли — какова ваша позиция, видение этого вопроса?

Виталий Скоцик: Я недавно обсуждал этот вопрос с известным политиком, который имеет четкую позицию — никакого рынка земли.

Но перед этим разговором на Рождество я был с семьей у родственников, с которыми тоже обсуждал эту тему. Вот, например, мама моей жены, которая живет с нами под Киевом, но имеет два пая в Волынской области, относится к 18% украинцев, желающих продать землю. И она сейчас не понимает, почему, проработав в колхозе 45 лет, она не имеет права продать землю.

Поэтому я обратился с этим вопросом к своему собеседнику: «Такие граждане, как баба Нина, имеют право продать землю?» Он отвечает: «Да».

Рассуждаем далее — большинство боится в земельном вопросе, чтобы не было спекуляции с землей и чтобы ее не скупили иностранцы. В таком случае, кому может продать моя теща землю?

Мой собеседник говорит: государству.

Но подождите, государство сегодня полностью коррумпировано. Поэтому, считаю, что землю может купить местная община. Этот вопрос решается очень просто в той модели Конституции, которую мы предлагаем. Сегодня мы имеем искаженную систему сбора и перераспределения налогов, но если ее выровнять, в местных общинах будут средства для того, чтобы купить землю. И такой вариант обезопасит от спекуляции с землей.

Правда, перед этим нужно провести инвентаризацию и оценку земель. Люди должны знать стоимость земли, цена должна быть фиксированная и закреплена законодательно.

Если мы выстроим такую систему, то баба Нина будет счастлива от того, что реализовала свое право на продажу паев, и общине будет хорошо, ведь она будет распоряжаться землей, получать деньги за ее аренду и иметь право продавать землю или использовать в качестве залога при привлечении кредитных средств.

Возьмем другую ситуацию, когда в село возвращается с заработков, скажем, Петр, который имеет деньги и хочет заняться ягодным бизнесом. Он идет в сельский совет с целью взять 5-7 гектаров земли, чтобы заложить ягодник. Но свободной земли в сельском совете нет. Но есть земля у общины, которую та купила у бабы Нины и которую может сдать Петру в аренду. Причем, на какой срок сдавать в аренду или, может, через некоторое время продать — местная община определяет сама.

Если Петр купит у общины землю, то в случае необходимости он сможет продать ее только местной общине.

Вот при таких условиях земля становится товаром, люди могут продавать и покупать землю, а местная община получает дополнительные возможности.

Спрашиваю у моего собеседника: «Может ли так функционировать рынок земли?»

Отвечает: «Я даже не думал, что так может быть».

Президентская кампания требует значительного финансирования. Где будете брать средства?

Виталий Скоцик: За 4,5 года произошло семь волн местных выборов. Когда я в 2014 году входил в этот процесс, то сначала финансировал все за свой счет. Так же как и сейчас, начал президентскую кампанию за свой счет. Я не смогу оплатить всю кампанию, потому что в последнее время я не занимался бизнесом, а лишь консультировал ряд предприятий. Поэтому в ближайшее время планирую открыть Фонд кандидата в Президенты Виталия Скоцика, куда все желающие могут перечислять деньги. Я хочу достучаться до людей — если вы хотите изменений, то будьте соучастниками этих изменений.

Кого считаете своими конкурентами на этих президентских выборах и будут ли какие-то особенности в этой гонке?

Виталий Скоцик: Начнем с того, что почему сейчас не все, кто будет участвовать в президентских выборах, до сих пор не зарегистрировались в качестве кандидатов? Все очень просто — я, как официально зарегистрированный кандидат в Президенты, по закону не могу размещать свою рекламу на телевидении, если я официально не заплатил за изготовление ролика и размещение. Остальные пока это спокойно могут делать, потому что они не являются официально кандидатами в Президенты. Такая же ситуация с билбордами по всей стране.

Владимир Зеленский вообще молодец, а я не исключаю возможности, что он зарегистрируется как кандидат в Президенты и может даже претендовать на победу. Сегодня я вкладываю в избирательную кампанию, а он — зарабатывает, устраивая концерты, продавая билеты и одновременно приобретая узнаваемость. Поэтому, как минимум, эта президентская кампания будет интереснее предыдущей.

Относительно конкуренции, если брать медийность, то я многим уступаю, потому что моя узнаваемость далеко не на том уровне, как у тех кандидатов, которые много лет уже фигурируют на телевидении. Поэтому, конечно, с этой точки зрения, конкурируя деньгами и телевидением, мы не победим.

Наше конкурентное преимущество — в донесении обществу нашего видения и планов по дальнейшему развитию Украины. Поэтому я призываю всех оппонентов к дебатам, сначала один на один, а в марте — командами.

Президентская кампания — это конкуренция мыслей, идей, стратегий и команды, а не узнаваемости кандидата. И отмена прямой политической рекламы — это ключевой вопрос, ведь деньгами украинцы никогда не победят олигархат.

То есть ваших билбордов мы не увидим?

Виталий Скоцик: Увидите. У нас есть люди в Аграрной партии, которые являются владельцами билбордов в регионах. Мы должны использовать этот инструмент, ведь нам нужно поднять уровень узнаваемости. Мы также втиснемся на все каналы в пределах тех денег, которые соберем в избирательный фонд. Но мы понимаем, что мы не победим деньгами и медиа, а только тем, что украинское общество наконец готово к тому, чтобы построить нормальное государство.

Несмотря на то, как закончатся президентские выборы, дальше будут парламентские. Если к тому времени не решится вопрос с Аграрной партией, рассматриваете ли другие возможности?

Виталий Скоцик: Моя стратегия остается неизменной с 2014 года — я считаю, что мы сами должны построить себе государство. Стратегия была выстроена таким образом, что мы должны пройти на местах и зайти в президентскую кампанию. Промежуток между выборами президентскими и парламентскими очень короткий, и избирательные округа на эти две кампании одинаковы. Если их не отрабатывать в президентской кампании, то на парламентских выборах нечего ловить. И это был один из определяющих факторов для людей, которые сбивали меня с должности главы Аграрной партии, чтобы я не пошел на президентские выборы и наша политическая сила не отработала потом парламентские.

Некоторые мои однопартийцы предъявляют мне, что Скоцик поставил перед собой главной целью политическую карьеру. Но что в политике может ставить перед собой партия и политические деятели? Ты должен привести политическую силу к власти.

Несмотря на то, что у меня Аграрную партию в настоящее время выбили по документам, нам удалось сохранить актив, поэтому, думаю, что мы отработаем парламентскую кампанию. Также сейчас ко мне хлынули многие политические силы, которые не имеют на сегодня лидера и прекрасно понимают, что не смогут пробиться в украинский парламент.

Возможно, уже есть определенные договоренности?

Виталий Скоцик: Мне трудно сказать, что будет дальше с Аграрной партией, и прогнозировать, как все закончится. Я все сделаю, чтобы она вернулась в юридическое поле и двигалась в этой среде. Но если мы будем видеть, что до конца февраля все останется без изменений, у нас не будет другого варианта как иметь другую основу и со всем наработанным двигаться на парламентские выборы. Именно поэтому я зарегистрировал общественную организацию «Аграрная платформа Виталия Скоцика». Я очень не люблю имен в политических проектах, но в Украине, к сожалению, для того, чтобы защитить то, что ты наработал с командой за много лет, должен привязывать к своему имени.

Будет ли «Аграрная платформа Виталия Скоцика» как консолидирующая сила ли это будет Аграрная партия, мы до конца февраля — начала марта определимся.

Это будет на руку вашим оппонентам — начнут говорить, что вы под себя что-то создали.

Виталий Скоцик: Да, вполне может быть. Но по-другому нельзя. Опять отработать определенный период времени, и чтобы кто-то нивелировал эти наработки: кстати, не только мои, а десятков тысяч человек.

Я раньше не понимал, почему люди дают свои имена проектам, но, к сожалению, это, пожалуй, является реалиями украинской политической системы.

По вашему мнению, какое количество партий нужно, чтобы это было действенно и результативно?

Виталий Скоцик: В моей книге «Как нам жить в эпоху перемен», которая фактически является моей предвыборной программой на президентскую кампанию и была написана еще в 2016 году, говорится словами Богдана Гаврилишина: «Для того чтобы строить свое государство, нужно три составляющих — готовность общества, структурированная политическая система, при этом оптимально, чтобы было три партии, но основная должна быть центристская политическая сила. Третья составляющая — четкая стратегия экономики, которую вы хотите построить».

Эти три составляющие могут привести к богатому государству. Все в наших руках.

Главное, чтобы люди пришли в день выборов и сделали свой выбор. К сожалению, сейчас, как показывают исследования, украинцы не слишком активны.

Виталий Скоцик: Мы должны дать им этот выбор. Они не хотят идти на выборы, потому что не за кого голосовать. Проанализируйте кандидатов в Президенты — это лагерь комсомольцев, которые не сделали того, чего от них ожидали, и группа медийных персон, которые неизвестно на что способны.

Наша общая задача дать альтернативу, реальное видение, стратегию. За три года с нашими людьми и ресурсами можно сделать настоящие чудеса в нашем государстве.


Алла Стрижеус, Людмила Лебедь, AgroPortal.ua


Ключевые новости аграрного рынка в Telegram

Новости

Показать все

Блоги