logo

Интервью

Уникальный селекционер хурмы: Украинские «дети» этой ягоды превзошли «родителей» Источник фото: из личного архива Михаила Зелди

Уникальный селекционер хурмы: Украинские «дети» этой ягоды превзошли «родителей»

Интервью 22 мая 2019. 06:15 4092

В селе Холмовец на Закарпатье живет Михаил Зелди — уникальный селекционер-сортоиспытатель хурмы. AgroPortal.ua побывал у него в гостях в рамках проекта «Индекс агроэффективности областей Украины».

На своем участке селекционер выращивает более 100 сортов хурмы, которые ему удалось адаптировать к нашему климату. В его коллекции есть сорт, который выдерживает почти 40-градусный мороз. Когда Михаил только начинал, здесь и не слышали о хурме, сейчас же селекционер консультирует соседей и рассылает саженцы по всей Украине.

«N. B.!» Индекс агроэффективности областей Украины


Как вам удалось собрать такую огромную коллекцию сортов?

Михаил Зелди: Я много лет над этим работал. Хурма — это моя страсть. Я выписывал сорта из-за границы, сотрудничал с отечественными и зарубежными институтами. Кроме того, у меня есть четыре поколения межвидовых гибридов, три из которых уже дают плоды. Чтобы вы понимали, хурма бывает трех видов: кавказская, виргинская и восточная. Они отличаются друг от друга по целому ряду признаков и имеют свои особенности. Кавказская, например, мелкоплодная, но сладкая, а виргинская — самая морозоустойчивая.

Хурма имеет большое фенотипическое разнообразие, поэтому с ней интересно работать. Плоды хурмы могут существенно варьироваться как в размерах, так по форме и цвету. Зрелая хурма может быть от 1 до 10 см в диаметре. Сорт Роман Кош, например, дает плоды почти квадратной формы — по 250 г, а плоды Память Черняева достигают 9 см в диаметре и весят около 300 г.

В чью честь назван этот сорт хурмы?

Михаил Зелди: Память Черняева — это особый сорт для меня. Он назван в честь человека, которому я обязан своим увлечением.

В 1986 году я поступил в одесский сельскохозяйственный институт, учился с удовольствием и как-то купил книжку «Орехоплодные и субтропические культуры». Там я впервые вычитал о том, как в Крыму вывели хурму, которая может прижиться в наших широтах — Россиянка-18. Меня это очень заинтересовало. В аспирантуре я познакомился с Черняевым Валерием Платоновичем. Он произвел на меня чрезвычайное впечатление. Этот человек знал о хурме все, посвятив ей 53 года. Впоследствии он передал мне свои теоретические и практические наработки, конспекты и статьи с приметкой: «Возлагаю на вас большие надежды и думаю, это поможет продвигать хурму на север Украины».

Когда вы посадили свою первую хурму?

Михаил Зелди: Я занимаюсь хурмой более 30 лет, а когда делал свои первые шаги в экзотическом садоводстве, здесь о хурме еще ничего не знали. Мои первые эксперименты с хурмой были неудачными, деревья вымерзли, и я был очень разочарован. Думал, что больше к этому делу не вернусь, но под руководством Валерия Платоновича научился обращаться с ними и преуспел.

Первые саженцы я получил от него. Я тогда заказал у него 5 сортов, но вместо этого он прислал мне 10, и это стало добрым знаком. Среди них был американский морозостойкий сорт Мидер. Я находил в литературе данные, что это дерево выдерживает до -38ºС. Вот уже 24 года я занимаюсь чисто селекционной работой, продаю плоды и саженцы.

Выгодное ли это дело?

Михаил Зелди: Я не задумываюсь о выгоде, потому что для меня это гораздо больше, чем работа. Я продаю плоды по рыночной цене, в основном рассылаю. Еще продаю саженцы. Есть саженцы по 450 грн за штуку, есть дешевле. Я всегда сопровождаю саженцы подробными инструкциями, ратую за то, чтобы деревья приживались, и люди выращивали этот южный фрукт по всей Украине.

У нас к хурме не привыкли и не рассматривают ее как промышленную культуру, а зря, ведь это очень перспективное дело. В науке есть понятие «становление сорта» — это когда дерево входит в силу и с каждым годом дает все больше плодов. Когда дерево начинает плодоносить, оно дает в первый год 3-5 плодов, на следующий год — 30 плодов, а на третий год может и 300 дать. 

На какой год начинается плодоношение?    

Михаил Зелди: Есть у меня сеянец Хачиа, который плодоносит уже третий год, но начал он плодоносить только на шестнадцатом году жизни. Это очень позднее плодоношение. В литературе пишут, что хурма начинает плодоносить с 5-го по 15-й год — какая-то раньше, какая-то позже, но, глядя на Хачиа, становится понятно, что мы знаем о хурме не все.

Есть и другой пример. У меня есть «дочка» Мидера, которая начала плодоношение на 4-й год. Она преподнесла мне еще один сюрприз — ее плоды дозрели 15 августа! Это неслыханно рано для хурмы. Ко мне сразу обратились из Никитского ботанического сада, чтобы я дал живцы. Я-то их дал, но они не прижились там.

Хурма растет очень долго. В Китае есть деревья, которым по 500 лет.

Какая урожайность хурмы?  

Михаил Зелди: Все зависит от дерева. В прошлом году я собрал 5 центнеров с моего сравнительно небольшого сада в 30 деревьев. Но у меня не промышленный сад, а скорее экспериментариум. Деревья плодоносят с непостоянной периодичностью — есть деревья, которые стабильно плодоносят каждый год, но есть у меня дерево, которое дало 9 ведер плодов и сделало «перекур» в следующем сезоне.

Мне иногда не хватает подщеп, потому я прививаю разные сорта на одном дереве. У меня есть дерево, на котором 6 сортов, точнее 4 сорта и 2 сеянца: Роджерс, Говерла-2, Память Черняева, Говерла и Будапешт. Дереву это не вредит. Я привожу и получаю десятки сортов и только и думаю о том, чтобы все поместилось.

Вы называете столько сортов, а на рынках можно встретить только «королек»… Почему так?

Михаил Зелди: Нет такого сорта «королек», но есть японский сорт Хиакуме. Его когда-то привезли в Сочи, оттуда — в Никитский ботанический сад, а уж потом он попал ко мне в форме косточки. Этот сорт характерен тем, что сладкий он только тогда, когда плод имеет 3 и более семян. Без семян он терпкий.


«N. B.!» #ИндексАПК. Закарпатская область


Есть ли у вас любимый сорт?

Михаил Зелди: Сложно сказать, они своеобразны, со своим «характером». У меня есть сеянец Говерлы, который дает плоды по 9,5 см в диаметре. Есть сорт Роджерс — очень ароматный с желеподобной мякотью. Никитская бордовая тоже порадовала меня, дав плодов почти вдвое больше, чем ее «мама».

Вообще приятнее всего наблюдать за деревьями в динамике. То «становление сорта», о котором я вам говорил, наблюдается и в самих плодах — в первый год плоды в диаметре могут быть 5 см, на второй год — 7, а на третий — 9. Очень радует, когда «дети» превосходят своих «родителей».

Кстати, к вопросу об «отцах» и «детях»… Хурма — это двудомное растение?

Михаил Зелди: Правильно и неправильно. Хурма — и двудомное, и однодомное растение. Двудомные растения имеют мужскую и женскую форму. Деревья женской формы дают крупные одиночные цветы, размером с фалангу мизинца, мужские цветы — в три раза меньше, но их по 3 на одной плодоножке. Есть однодомные — где мужские и женские соцветия растут на одном дереве.

Однодомные, наверное, дают меньший урожай?

Михаил Зелди: Совсем нет. Вот то дерево, которое дало 9 ведер плодов, как раз и было однодомной формой. Форма не влияет на урожайность или величину плодов. Если оборвать лишнюю завязь — плоды будут крупнее.

Какая хурма самая морозостойкая?

Михаил Зелди: Американский Мидер самый морозоустойчивый. Восточная хурма выдерживает до -18ºС, -20ºС. Для наших широт подходят такие сорта, как Россиянка-18, Россиянка-2, Никитская Бордовая, Красная шапочка и Мидер, конечно. Для хурмы опасны весенние заморозки, поэтому в выигрыше остаются деревья, которые не торопятся «проснуться».


«N. B.!» Развенчиваем мифы // Истинная пища богов — хурма


Лада-Александра Антомонова, AgroPortal.ua


Ключевые новости аграрного рынка в Telegram

Новости

Показать все

Блоги