logo

Интервью

Как живет третья в мире аграрная библиотека, или Почему «юзают» наши земли

Как живет третья в мире аграрная библиотека, или Почему «юзают» наши земли

Интервью 28 сентября 2018. 06:53 981

Третья по числу аграрных изданий библиотека в мире расположена в Киеве. Это — Национальная научная сельскохозяйственная библиотека Национальной академии аграрных наук Украины.

«У иностранных гостей, послов разных стран широко раскрываются глаза и даже руки дрожат от восторга, когда мы демонстрируем наши шедевры», — признается директор уникальной библиотеки, доктор сельскохозяйственных наук, профессор, академик НААН Виктор Вергунов.

Инструкции реформ существуют давно

Дежавю! Это все уже когда-то случалось. А где же банальная работа над ошибками? — не раз хотелось воскликнуть, пока господин академик понемногу знакомил со своими сокровищами.

Например, у нас уже был этап истории, когда большие и крестьянские хозяйства заменили всю технику и сорта основных культур на иностранные. Тогда 40% из них, и особенно крупные землевладельцы, разорились. Это произошло после реформы 1861 года.

Как 150 лет назад агросектор выходил из кризиса? Опыт можно элементарно подсмотреть в книгах:

  1. Били тревогу, что не учтены особенности местных грунтов, не адаптирована техника, технологии выращивания и сорта.
  2. Наиболее сознательные спецы начали исследовательское дело. «Авторитетный землевладелец Петр Аркадьевич Кочубей в Згуровке в 1872 году создал уникальное опытно-учебное хозяйство замкнутого цикла, — напоминает Виктор Вергунов. — С экспериментальной фермой, опытным полем, рассадниками, питомниками, ландшафтным садом, лучшим, чем уманская «Софиевка», — все это на 500 гектарах. Кстати, россияне, чья империя здесь была, нигде не упоминают этот факт. Нас Згуровский дендропарк сейчас может многому научить, когда окунуться в его историю».
  3. Князь Владимир Кудашев нарушал стереотипы: в собственном имении в селе Кирияковка (ныне Глобинский район Полтавской области) впервые в мире в 1878 году на уникальном исследовательском поле и за свой счет доказал преимущество неглубокой обработки почвы под озимые культуры как способа сохранения влаги. За это был удостоен Золотой медали столичного Вольного экономического общества, независимого от правительственных структур, и принес всемирную славу местному Полтавскому обществу сельского хозяйства, от имени которого проводил эксперимент.
  4. Его основали крупные землевладельцы с целью реформировать сельское хозяйство. Распространяли научные знания, создали собственное Полтавское опытное поле и периодический печатный орган — журнал «Хуторянин». Организовывали конкурсы, чтобы выявлять и распространять способы рационального ведения сельского хозяйства. Немало филиалов общества было создано в Украине, особенно в степных губерниях. Все ликвидировали большевики в 1919-м. «Дискуссия о необходимости глубокой вспашки продолжается до сих пор. Возможно, определенности нет из-за прерванной исторической связи, — говорит академик Вергунов. — В этом году на средства таких, как он, энтузиастов — отца и сына Бернадских — мы открываем в Кирияковке памятник смелому исследователю-экспериментатору Владимиру Кудашеву, который не пожалел собственных средств. К событию подготовили книгу «Украинские аграрные студии князя Владимира Кудашева». Профессионалы, которые изучали агротехнологии, проводили интродукции растений, по словам Дмитрия Менделеева, постепенно выстроили в конце XIX в. в стране полноценную сельскохозяйственную промышленность. А государство, увидев, что получает экономическую выгоду от исследований, финансировало систему исследовательских станций, поощряло появление профильных учебных заведений.
  5. «На исследовательскую деятельность расщедривались и территориальные общины, потому что иметь на своей территории экспериментальные учреждения было очень престижно», — уточняет Виктор Вергунов. «Хотелось бы верить, что теперь подвижничеством займутся агрохолдинги, которые активно собирают под себя огромные массивы земли. Но будем реалистами: их успех в основном держится на дешевой рабочей силе и относительно небольшой земельной аренде. Есть вопросы к приоритетам», — скептически настроен ученый.

Наука + государство = консультирование

Значит практикам, которые сейчас ищут качественные изменения в агро, надо идти в библиотеку? — интересуется AgroPortal.ua у Виктора Вергунова.

«В такую, как наша, точно! Мы же не просто библиотека — мы полноценное научное академическое учреждение, где проходят специальные исследования. Готовим ученых, разрабатываем практические рекомендации, проекты законов. К примеру, полностью разработан поэтапный план для внедрения системы консультирования в Украине. Учитывая его место и роль в ведущих странах мира — за ним не меньше, чем за инновациями, будущее отраслевой науки», — говорит ученый.

Но формально она уже существует?   

Виктор Вергунов: Только на энтузиазме отдельных людей в областях. Иногда поддерживается точечными грантовыми программами.

Мы же говорим о взаимовыгодном объединении консультационных служб с наукой и системной поддержке их на государственном уровне. Подготовили не только законопроекты, но и сделали необходимые расчеты. Для старта действенной консультационной системы достаточно 70 млн грн. Продумано ее внедрение в три этапа.

Общины, которые осознают, что без этого невозможно идти в будущее, начали сами спасаться. Например, Полтавщина выделила из местного бюджета 400 тыс. грн на консультационную деятельность.

Это способ совместить академическую науку и практическое сельское хозяйство?

Виктор Вергунов: В частности. Мы подготовили много инициатив. Но постоянно наталкиваемся на тот факт, что у наших государственных деятелей нет четкого глобального видения и, тем более, стратегии дальнейшего развития аграрного сектора. Легче имитировать бравурное шествие в Европу, чем глубже задуматься над настоящими европейскими ценностями. Они у нас есть, и еще не забыты.

У отечественной науки сейчас в моде только упрекать во всем...

Виктор Вергунов: 100 лет назад академик Владимир Вернадский формировал современную науку на платформе огромных достижений мировых предшественников. Он интересно соединил американскую и французскую модели. От американской взял присутствие на каждой территории (штате) комплексного многопрофильного центра для решения всех проблем. От французской — то, что наука является государственным делом и ею бюджетно занимаются.

И кроме того, Вернадский ввел свой дополнительный элемент, чтобы координировать исследовательскую деятельность, — создал Сельскохозяйственный научный комитет 1 ноября 1918 года, ставший предтечей нынешней Национальной академии аграрных наук Украины.

Украинская академия наук формировалась параллельно с Сельскохозяйственным научным комитетом с 1918 года. Сам Вернадский был президентом обоих этих научных центров. Комитет закладывал и объединял исследования в различных направлениях сельскохозяйственной науки, а также вел практическую и даже образовательную работу по агрономии.

Такая модель актуальна и сейчас?

Виктор Вергунов: Как бы там ее ни критиковали, на самом деле это лучшая мировая модель. И она наша. Ею стоит гордиться. Но она становится действенной, когда ею занимается государство не по остаточному принципу.

Для справки: Сельскохозяйственный научный комитет Украины большевики ликвидировали 1 октября 1927 года — как «националистическое учреждение». С тех пор его существование замалчивалось.

Легко сделать вывод о том, что модель Вернадского — далеко не советская по сути, она действительно европейская. Поэтому нет смысла что-то еще придумывать в системе координации.

Зато есть опасения, что наши новореформаторы взяли за клише российский опыт, а следовательно, измельчат научные центры, передадут только на откуп отдельным регионам, чем в конце концов доламают остатки академической науки, которая и так существует, как говорится, «вопреки».

Как же уловить ее, эту истинную европейскость?

Виктор Вергунов: Знаете, когда путешествую по разным странам, в первую очередь иду в их музеи и библиотеки. Вот сейчас под впечатлениями от недавней поездки в Германию. Диву даешься: как внимательно, трепетно, вдохновенно немцы хранят свою историю, ценности с явным намерением взять все актуальное для настоящего!

Учитывая проблемы Германии, чувствуется, как они используют все исторические возможности, чтобы доказать единство своего государства. Ради объединения вкладывают огромные средства в ретроспективу.

Это полная противоположность тому, как искажает историю, обращается с ней деструктивно Россия и, откровенно говоря, многие из наших деятелей.

Наиболее неуклюже наше государство работает на ниве создания именно идеологического, объединяющего — общие пантеоны славы фактически пусты. Крым и Донбасс тому подтверждение.

Видишь по-современному совершенный инструментарий европейских ученых, хотя ему уже сотни лет, наблюдаешь за государственнической последовательностью и научной глубиной. Становится понятным, почему элита старушенции Европы рассматривала нашу территорию как предмет войны. Позволяла себе «юзать» наши земли, вплоть до того, что вывозили черноземы.

Они чувствовали, что мы не ценим свои корни, не отслеживаем последовательность своего развития, а следовательно, интересуем более соображающих соседей только как сырье.

Как не вспомнить мудрое предостережение Григория Сковороды:

«Вас Бог одарил грунтами,
но вдруг может то пропасть...»

Действительно прозябаем, имея под ногами неслыханное богатство. Этим удивляем мир. Все потому, что так до сих пор не смогли определиться с главными приоритетами.

О каких приоритетах идет речь?

Виктор Вергунов: Примеров множество. Почему, например, государство не транслирует главный политический месседж для одаренной молодежи: едете учиться всему лучшему, самому передовому в мире, а мы подготовили доступную программу для вашего возвращения — рабочие места, поощрения, стимулы, чтобы воплотили полученные знания и опыт именно у себя дома (когда-то у Петра І такая система сработала).

Много общаемся с послами европейских стран, с которыми имеем творческие связи. Они рассказывают, какие специальные программы, целевые гранты разработали, чтобы забрать к себе талантливую украинскую молодежь.

Зато нашим власть имущим, выходит, не до этого. Скорее позаботятся о европейцах, которым выгодно утилизировать свой автохлам на наших дорогах.

Для меня главный критерий будущего очевиден. История украинской нации показала, что самыми большими ее достижениями были и есть все-таки наука и образование. Только это наше богатство всегда было распылено, размыто, неоформлено по-государственному. Потому что системы власти, которые были на украинских землях, ставили перед собой совершенно иные задачи.

И в сельскохозяйственном исследовательском деле государство действовало преимущественно по принципу политической целесообразности.

Есть ли возможность теперь изменить этот вектор?

Виктор Вергунов: Наша библиотека к 100-летию академии готовит 3-томное издание, где будут собраны истории 100 величайших деятелей аграрной науки. Очень показательно следующее: 70% этих имен были вычеркнуты советской историей, нивелированы, не упоминались десятилетиями.

Молодое государство должно сосредоточиться на глубоких, фундаментальных приоритетах. И у меня много вопросов к нынешним проводникам. Часто государственные менеджеры оказываются неподготовленными. Приходит в голову досадный вывод: советская власть боролась за то, чтобы не было богатых, а нынешняя — чтобы не было умных?

Умные воспитываются в библиотеках?

Виктор Вергунов: У нас в стране, по разным данным, пока существует около 40 тысяч библиотек, включая школьные. В них работает более 70 тысяч сотрудников. Это должен был быть большой культурный потенциал.

Но на самом деле все они рассеяны по разным 22 ведомствам. Выживают, кто как может, как-то робко тянут свой воз, кто куда. Общую систему библиотек по-государственному никто не контролирует. Неизвестно даже, сколько конкретно книг у них есть.

Вы обращались за помощью к государству?

Виктор Вергунов: Часто нам от него приходится обороняться. Едва отдышались после того, как в 2009 году тогдашний премьер-министр своим заявлением на имя главы парламента хотела изменить действующее законодательство, сняв научность в деятельности специальных библиотек. Пришлось разъяснять, что не все библиотеки публичные, что существует научная деятельность библиотек, и она не может повредить информатизации и культуре Украины.

Нынешняя власть тоже добавила проблем. Она почему-то забывает, что библиотекари, как говорят, тоже на боевых рубежах по сохранению генетической идентификации нации в виде книг. Как следствие, внесла раздор, назначив, непонятно по каким критериям, непомерно высокие зарплаты сотрудникам библиотеки, которая еще недавно была главной для КПСС, а сегодня на волне популизма становится едва ли не главной в стране. Между тем ни одна библиотека в Украине не вписывается в стандарт комплектования фондов. Попытка частично решить проблему за счет создания Украинского института книги, несмотря на рекламу, так и завершилась ничем.

Что этот стандарт значит?

Виктор Вергунов: В библиотеки должен постоянно поступать четко определенный процент книг, которые выходят за определенный период времени. Так принято во всем мире. Повсюду в мире библиотеки финансируются государством или крупными меценатами. Но не у нас. Не хватает средств. Система, когда частные издательства должны направлять бесплатный экземпляр библиотекам, до конца не работает.

О какой Европе может идти речь, если не существует не только общего книжного реестра по количеству, но и реестра книг, которые образуют национальное достояние, то есть ценных экземпляров?!

Следовательно, скандал с исчезновением уникального издания «Апостола» тоже можно логически объяснить таким беспорядком?

Виктор Вергунов: Скорее — это уже закономерность. Многие исторические артефакты из архивов, я уверен, уже вынесли. Теперь на очереди библиотеки. Думаю, ловкачи как раз планируют бизнес на частных коллекциях.

По моим данным, в течение 3-х последних лет, прежде всего из-за процессов децентрализации, закрылось более 500 библиотек. Фонды непонятно где. Это — признаки дикости.

Удается ли вашей библиотеке пополнять свою коллекцию?

Виктор Вергунов: Если в 1991 году мы пополняли фонды 20-ю тысячами книг сельскохозяйственной тематики в год, то сейчас в стране печатается около 600 в год, из них — 300-400 экземпляров доходят до нас. Мало того, как тогда выделялось 100 тыс. грн на подписку периодики, такая же сумма и сейчас, с той разницей, что финансового ресурса вместо 100 наименований хватает едва на 20.

Сохраняем книги на 35 языках из 59 стран мира. Постоянно организовываем выставки изданий, относящихся к категории «Национальное достояние». Иностранцы не скрывают восторга, говорят, что мы даже сами не осознаем, каким богатством владеем.

Помещение библиотеки проектно рассчитано на 8 млн экземпляров. Однако вследствие подмены документов наша библиотека — одна из жемчужин Украины — фактически не имеет собственного помещения. Для хранения есть все условия по влажности, температуре, затемнению. Та часть, что за ней закреплена, с трудом вмещает только 1 млн изданий. Как дальше быть — не знаю.

Фактически, вы не просто читальня, а являетесь учебным заведением?

Виктор Вергунов: На самом деле мы уникальны. Аналогов такой структуры нет. При нашей библиотеке существует единственный в мире Институт истории аграрной науки, образования и техники. Работают 13 докторов, 28 кандидатов наук, есть аспирантура, докторантура, специализированный ученый совет. Раньше приезжали россияне и очень нам завидовали, потому что у них такого типа научные учреждения закрываются. Очень не хочется, чтобы мы повторяли их путь.

Приглашали к себе каждого президента и премьер-министра: приезжайте и посмотрите на наше богатство, поймите, благодаря чему мы выживаем. Но сформируйте концепцию, что же должно сохранять государство, поддержите настоящие ценности.

К сожалению, я пока не видел ни одного подобного большого проекта от власти.

У нас даже концептуально не определено, за чем будущее — за книгами или интернетом.

А может, в том и загвоздка, что молодежь более благосклонна к интернету?

Виктор Вергунов: Частично согласен, ведь и мы востребованы, потому что у нас есть электронный каталог.

Часть фондов благодаря меценатам смогли оцифровать. Но лаборатория небольшая и кадров не хватает, поэтому в электронный формат пока перевели в основном самые ценные издания.

Но книга сама по себе всегда останется произведением интеллекта и искусства. Вряд ли мерилом «продвинутости» современности является игнорирование книги как таковой.

Я был в 40 странах мира, очень развитых, и никто нигде не сокращает библиотеки. США — информационно, технически гораздо мощнее нас, но там количество библиотек постоянно увеличивается.

И даже у соседей-белорусов в центре Минска появился грандиозный современный комплекс. Верхние этажи — больше для развлечений. Понимаю, маркетинг. Но внизу — замечательная читальня. Она привлекает молодежь, формирует интерес к книгам.

Вы мечтаете о таком помещении для своей библиотеки?

Виктор Вергунов: Пока нас только ограничивают, фактически незаконно отобрали площади, потеснили.

Сейчас уже мы достигли максимального количества книг в фондах. Надо придумывать, куда помещать следующие поступления.

Конечно, мечтаем о достойном уникальной библиотеки модерновом помещении. Точнее — о культурно-образовательном, а главное, информационном центре. Мощному аграрному государству стыдно не иметь такого профильного центра.

При современном оснащении у нас интересно будет не только ученым, но и молодежи, подросткам, детям. Проведем захватывающие тематические экскурсии, покажем редкие книги, которым позавидуют музеи. И географии добавим: постоянно организовываем выставки литературы стран, книги которых храним.

Но наша работа не только в книгохранилищах. Часто выходим работать в регионы. Исследуем местный исторический опыт, технологии, подвижников. Сформировали в Украине новую составляющую краеведения — аграрное.

Смогли найти средства на установку нескольких десятков мемориальных досок и памятных знаков. Вот на очереди — события, связанные с чествованием Владимира Кудашева на Полтавщине, на его родине. Там же в начале сентября ко Дню знаний в Полтавской государственной аграрной академии открываем доску члену Украинской Центральной Рады профессору Павлу Тушкану.

Находим истории и знаменитых людей, которых земляки открывают для себя и восхищаются ими.

Так у людей формируется гордость. С ней стоит идти в Европу, не только с «кэшем».


Ирина Садова, AgroPortal.ua


Ключевые новости аграрного рынка в Telegram

Новости

Показать все

Блоги