logo

Интервью

Иван Томич: Жаловаться на погоду — все равно, что жаловаться на судьбу Источник фото: АФЗУ

Иван Томич: Жаловаться на погоду — все равно, что жаловаться на судьбу

Интервью 08 августа 2018. 07:00 1060

Почетный президент Ассоциации фермеров и частных землевладельцев Украины Иван Томич 30 лет фермерствует. AgroPortal.ua расспросил его о том, когда фермер станет основным игроком в АПК и что для этого необходимо.

Вы сейчас, наверное, в поле, как и все украинские фермеры. Что скажете о погоде? Что не сгорело, то намокло? Или проблемы преувеличены?

Иван Томич: Сетовать на погоду — это все равно, что жаловаться на судьбу.

Поэтому я упрекать погоду не буду, но хотел бы остановиться на ее возможных последствиях. Почти все сельскохозяйственные культуры от затяжных дождей понесли потери по потенциалу урожая. Даже на культурах, которые сейчас оцениваются как благополучные — соя, подсолнечник и кукуруза, дожди могут в перспективе аукнуться болезнями. Но до их уборки еще далеко, так что не берусь пока ничего прогнозировать.

По пшенице оценки уже более обоснованные — до четверти всего объема невысокого качества. По озимой ржи потери небольшие, но также возможно проседание в качестве, особенно муки, которой у нас и так немного.  Угрозы продовольственной безопасности нет, но в части экспорта продовольственной пшеницы нужен дополнительный контроль.

А как обстоят дела с плодовоовощной продукцией? Дожди здесь тоже пошли не на пользу?

Иван Томич: По овощам, в частности томатам, возможно снижение урожайности в результате болезней и других факторов, связанных с дождем. Урожайность будет уменьшена на 20-30% как минимум. Ситуация у нас не совсем благополучная со вторым хлебом — картофелем. Учитывая перепроизводство, дефицита не будет, но рост цен, связанный с уменьшением количества кондиционного товара, ближе к зиме возможен.

Что касается фруктов, особенно яблок, то урожай очень хороший.  Цена будет на 20-30% ниже в сентябре–октябре по сравнению с соответствующим периодом прошлого года.

Сейчас группа народных депутатов пытается со второй попытки через Конституционный суд отменить мораторий на сельхозземлю. Ваша позиция по рынку земли менялась с годами?

Иван Томич: В мае было 30 лет, как я стал фермером. В 90-х гг. я начал менять коренным образом свою судьбу. Я перешел жить в то время в открытое поле, буквально на стог соломы. И безусловно, строя дом, организовывая хозяйство, хозяйственные производственные помещения, прокладывая дорогу, подводя электрику, воду, я все это делал в полной уверенности, что эта земля полностью, согласно закону, перейдет в мою частную собственность. Так было обещано и так было написано в законе — что земля, которая находится в пользовании, через 6 лет переходит во владение.

Потом у меня и других фермеров отняли эту надежду. Право перехода в частную собственность земель пользования было отменено, а в 2001 году вообще Земельным кодексом отменили право пользования. Фактически, все фермеры находились в невесомости относительно прав на землю. Я не мог с этим смириться, собрал подписи в Верховной Раде, мы обратились в Конституционный суд и победили — право пользования было восстановлено, хотя до конца этот вопрос не урегулирован до сих пор.

Тогда, в первые годы независимости, я четко и ясно заявлял, хотя это была непопулярная позиция по тем временам, о необходимости введения права частной собственности на землю. В 90-е годы я выступал с инициативой проведения земельной реформы и введения, как конечного ее этапа, рынка земли. Потому что я не вижу другого пути.

Но я никогда не мог подумать, что через 28 лет мы выстроим не земельные отношения, а террариум в сфере аграрного производства, который мы имеем сегодня. Поэтому с 2003 года я жесткий противник введения рынка.

Почему? Украина входит в шестерку стран на планете, где запрещена продажа земли.
 
Иван Томич: Прежде всего надо понять, почему у нас такая ситуация сложилась, почему сегодня доминирующая доля фермеров выступают против введения рынка земли. Это стало следствием того, что 28 лет мы сделали хаотичные, безрезультатные изменения в этой сфере.  И в этом хаосе, в отсутствии правовой системы, отсутствии контроля за реализацией законодательной базы, в частности условий закона о рынке земли, который мог бы быть и неплохо написан, мы бы уже в первые месяцы работы рынка могли бы потерять землю. Оглядываясь назад, на 2000-е, я думаю, что мы удержали страну у пропасти, не дав тогда запустить рынок.

Люди не верят, что земельная политика может быть реализована в их пользу.  Последние серьезные законы принимались в ВР четвертого созыва. После 2006 года ничего серьезного не сделано в законодательной базе.

Но если характеризовать два последних года, то по справедливости говоря, это правительство сделало меньше всего ошибок в сфере земельных отношений по сравнению с предшественниками. У предыдущего правительства (Кабмин Арсения Яценюка — ред). постоянная позиция звучала — распродажа земли и введение рынка. Даже когда вещи упаковывались на выход, тогдашний премьер-министр говорил, что еще распродаст десять миллионов государственных земель.

В нынешнюю каденцию я такого не слышал ни разу. У нынешнего премьера нет позиции «распродать любой ценой».  И соответственно, такая же взвешенная позиция по всей системе власти. Министерство и другие структуры — все очень аккуратно в этот период относятся к данному вопросу.

И еще один важный фактор — ведется постоянная дискуссия по данному вопросу между правительством и общественностью, особенно фермерских движением. У нас есть постоянный диалог, постоянные предложения и обмен мнениями. Даже с Госгеокадстром подписаны меморандумы и решают проблемные вопросы.

То есть я вам сказал честно, что говорить о каких-то успехах в преодолении земельного кризиса нельзя, но то, что это правительство не допустило ошибок и решает проблемы — однозначно.

Владимир Гройсман не производит впечатление человека, имевшего когда-либо отношение к сельскому хозяйству. Вы с ним общались — какие у вас впечатления?

Иван Томич: Премьер-министру не обязательно быть агрономом, техником или профессиональным аграрием, чтобы помогать отрасли.  Я за 20-летнюю «премьериаду» работал со всеми.

Но он действительно пытается понять и создать стратегию, которая даст возможность развития аграрной отрасли в сельской местности. За новейшую историю Украины я могу назвать 2-3 премьеров мужского пола, которые пытались — кто больше, кто меньше, сделать это. Один из них — это нынешний премьер.

Многие политики подхватывали тезис, что основой сельского хозяйства должно быть семейное фермерство, но только Владимир Гройсман закрепил это официально, приняв Концепцию развития фермерских хозяйств на три года. В этой концепции основной упор как раз делается на поддержке развития семейных фермерских хозяйств с земельным банком до 100 га. Есть понимание того, что надо заселять землю кулаками и потомками кулаков.

Во-вторых, он ввел должность заместителя министра по вопросам фермерства в Министерстве аграрной политики и продовольствия. Такого человека не было лет 15. И третье — эта программа поддержки фермерства подкреплена деньгами в бюджете — 1 млрд гривен.

Это три вещи, которые реально сделаны этим Кабиином.

Премьер знает, как выглядит ячмень, например?

Иван Томич: Я был с Владимиром Гройсманом в поле и могу подтвердить, что он неплохо ориентируется, где какая культура растет.

Как реализуется программа помощи фермерам, «фермерский миллиард», о котором вы упомянули? Много уже использовано?

Иван Томич: Буксует. Происходит это в силу нескольких факторов. Первый и основной — для самых мелких, семейных фермеров поддержка должна быть максимально простой, прямой, условно выплаты 100 евро на гектар либо на голову сельхозживотных.  

Если у нас цель за три года нарастить количество фермеров хотя бы до четверти миллиона хозяйств — то такой сигнал людям необходим. Поэтому мы предлагаем быстро внести изменения в порядок использования средств, чтобы эта прямая поддержка начала поступать уже в этом году.

Катастрофы нет. Прошло всего полгода из трех лет, на которые рассчитана Концепция. Все можно исправить. Но сделать это нужно оперативно, чтобы люди не разочаровались. Ведь уровень недоверия и так очень велик.

Возможно дело в том, что половина из миллиарда заложена на компенсацию по кредитам (удешевление процентов), а фермеры не слишком активные заемщики. Почему этой возможностью не пользуются? Не хотят выходить из тени?

Иван Томич: Задам встречный вопрос — а у нас есть банковская система?

Она уже развалена давно. В теории, реализовать эту программу должны банки, которые являются государственными. Будут они давать кредит тем маленьким производителям, которые имеют 20-30 гектаров земли и оборот 400-600 тыс. грн в год?  Да никогда в мире! Мы уже в первом полугодии этого года предлагали создать специальную финансово-кредитную систему или фонд, который был бы в центре реализации политики развития семейных фермерских хозяйств. Поэтому с кредитованием семейных фермерских хозяйств банками у нас ничего не получится. Да, я говорю категорично, но это так.

Если структуру программы не изменить — то сколько из миллиарда дойдет до фермеров?

Иван Томич: Вопрос риторический. Но исходя из текущей динамики, по моим оценкам, в пределах до 100 млн. Десятина.

Была информация, что один из вариантов перераспределения «фермерского миллиарда» — на компенсацию единого социального взноса для фермерских хозяйств. Вы поддерживаете эту идею?

Иван Томич: Да, это сейчас дискутируется на уровне Минагропрода, и я это полностью поддерживаю. Это легализация рабочих мест в сельской местности. И этот механизм нужен. Но я бы не хотел, чтобы мы сильно увлекались и направляли сразу большие суммы.  В этом году достаточно дать 50 млн гривен и отработать механизм, а в новом бюджете двигаться дальше. Но в любом случае это важно и правильно.

Какие еще потенциально возможные направления поддержки в рамках этой суммы? 

Иван Томич: Повторюсь, что считаю прямую дотацию на гектар семейным фермам основным и фундаментальным принципом поддержки.

Что касается каких-то прямых компенсаций, например, обсуждается возможность компенсации стоимости доильных аппаратов, то это может и правильно, но есть одно «но». Надо учитывать, что у нас осень не простая, а политическая. И из каких бы лучших побуждений это не делалось, все равно смотреть будут косо. Вопрос исключительно в этом. А так я бы поддержал инициативу с доильными аппаратами, она нужна в контексте формирования сельскохозяйственных обслуживающих кооперативов.

Распространенный тезис, что фермеры должны работать с нишевыми культурами и не могут конкурировать с холдингами, когда речь идет о массовых — кукурузе и т.д.  Вы с этим согласны?

Иван Томич: Отчасти — да.  

Когда я начинал в 1988 году, у меня было 10 га. На 10 га я не мог конкурировать с колхозами по зерновым, поэтому занялся овощами.

Если у тебя немного земли, то нужно выбирать культуру с высоким коэффициентом отдачи, 10-100-кратным. Тогда ты будешь успешным. А если традиционно посеял пшеницу, ячмень, кукурузу, подсолнечник, сою и десяток дней в году проработал на площади 20-30 гектаров, то это неэффективно. Это неплохой дополнительный доход в семью, если ты работаешь на другой работе. А если это основное занятие, то, извини, это дорога в никуда.

Украинская ниша возможностей для мелких игроков — это органика. И закон уже специальный принят («Об основных принципах и требованиях к органическому производству, обороту и маркировке органической продукции», принят Верховной Радой 10 июля, подписан Президентом 30 июля — ред.) и вообще есть позитивные подвижки. У нас большие перспективы со стороны платежеспособного и емкого европейского рынка. Даже небольшие украинские фермеры могут зарабатывать там серьезные деньги. Но перед этим  нужно выполнить целый ряд домашних заданий — и в сфере сертификации, и в части объединения в кооперативы, и по подготовке специалистов-менеджеров, которые способны эффективно продавать и осваивать рынки.

Вы искренне верите в то, что фермер может стать основным игроком в АПК? Если да, то через сколько лет это может произойти?

Иван Томич: Что значит «верю»? Это уже факт.

У нас работает около 4 млн личных крестьянских хозяйств. Еще около 35 тыс. фермерских хозяйств. Они формируют более двух третей рабочих мест в сельской местности. Теперь посмотрим, что они определяют на рынках. Картофель — 98%, фрукты и овощи — около 90%, около 80% — молоко. В целом фермеры и личные крестьянские хозяйства производят в пределах 60% валового продукта.  А теперь крупные транснациональные компании. Они безусловно производят 75% зерновой группы, подсолнечника еще больше. Но их продукция в подавляющей части идет на внешние рынки. Стабилизирующей силой продовольственной безопасности Украины  является семейная ферма и личное крестьянское хозяйство.

Опишите украинского фермера тремя словами.

Иван Томич: Трудолюбие, настойчивость, преданность.


Иванна Панасюк, AgroPortal.ua


Ключевые новости аграрного рынка в Telegram

Новости

Показать все

Блоги