logo

Интервью

Дмитрий Крошка: Мы довели до икоты МИД и посольства Украины, увеличив запросы на поставки наших фруктов и ягод Источник фото: из личного архива Дмитрия Крошки

Дмитрий Крошка: Мы довели до икоты МИД и посольства Украины, увеличив запросы на поставки наших фруктов и ягод

Интервью 10 апреля 2017. 06:52 1690

Ассоциация «Укрсадпром» в марте отметила свою годовщину. Как возникла идея создания профильной ассоциации, какие ее основные задачи и планы — AgroPortal.ua спросил у ее председателя Дмитрия Крошки.

В Украине достаточно профильных аграрных ассоциаций, как возникла идея создания «Укрсадпрома»?

Дмитрий Крошка: Идея возникла после откровенного общения с садоводами. На тот момент в отрасли сформировались две основные проблемы: закрытие российского рынка и прекращение государственной поддержки. По итогам встречи были определены проблемные вопросы и направления развития отрасли, требовавшие системного подхода.

Почему вас заинтересовала именно эта отрасль, у вас есть опыт в садоводческом бизнесе?

Дмитрий Крошка: У меня был опыт предоставление аналогичной помощи виноградарским хозяйствам. У этих отраслей много общих нюансов и проблем.

До этого подобного объединения, лоббирующего интересы садоводов, в Украине не было?

Дмитрий Крошка: Мониторинг подобных зарегистрированных организаций выдал большой список в основном мертвых субъектов регионального значения. В истории Украины была похожая структура — корпорация «Укрсадвинпром». Она, кроме объединения виноградарей, садоводов и ягодников, занималась распределением государственной поддержки данной сферы, а когда распределение государственных средств было передано профильному министерству, эта структура умерла.

С чего вы начинали и чего удалось достичь за год?

Дмитрий Крошка: Изначально в ассоциацию вошло десять хозяйств из пяти областей Украины. За год нам удалось увеличиться в шесть раз — это половина промышленного садоводства Украины.

Почему вас игнорирует вторая половина?

Дмитрий Крошка: В основном из-за того, что мы пока молодая структура. Они не доверяют, а взаимное доверие — это главное в любом объединении равных участников. Кроме того, наши люди не привыкли объединяться либо привыкли, что любая ассоциация — это чей-то проект. К нам присоединяются, когда лучше узнают, приходят на наши собрания, общаются с другими участниками…

Насколько я поняла, ассоциация изначально должна была быть в качестве как консультационного органа, так и лоббиста для самих садоводов?

Дмитрий Крошка: Сразу поправлю, изначально главной задачей были не консультации и лоббизм интересов, а предоставление экспертной помощи в решении проблем отрасли. Но элемент лоббизма обязательно присутствовал. Когда мы формировали совет ассоциации, пять народных депутатов согласились стать членами совета: по одному из каждой представленной на тот момент в ассоциации области и все из разных партий. Абсолютное большинство вопросов, которые мы поднимаем в Министерстве аграрной политики и продовольствия или профильных комитетах, связано не с получением денег, а с системным развитием садоводства, ягодничества или питомников, например, право на использование сортов, получение льгот для плодовых питомников, изменение условий аренды земли для многолетних насаждений или согласование фитосанитарных условий на плодовые культуры с новыми рынками сбыта.

Источник фото: из личного архива Дмитрия Крошки
Источник фото: из личного архива Дмитрия Крошки

Как же помочь отрасли без денег? Или вы имеете в виду собственный интерес?

Дмитрий Крошка: Ассоциация существует исключительно за счет членских взносов. Все садоводческие проекты, которые мы организовывали, были бесплатными. За год, кроме того, что исследовали пути расширения продаж для украинских садоводов, технику для модернизации процессов в садоводстве, новые принципы питомниководства, сорта, мы собрали статистические данные, которых ранее никто не собирал.

Нам удалось увеличить поддержку садоводческой отрасли в 75 млн раз (!): в этом году на ее поддержку предусмотрено 75 млн грн, по сравнению с 0 в прошлом году. Как минимум, это введение господдержки, определение садоводства и ягодничества как отраслей, которые получают дотации. Несколько недель назад мы подняли вопрос, почему в дотации не включили наши питомники. Аграрный комитет нас поддержал и обратился в Кабмин с просьбой внести изменения в закон, а нами разработан соответствующий законопроект.

Сотрудничаете ли вы со своими коллегами? Например, виноградари и виноделы считают, что они также внесли свою лепту в выделение государством этих 75 млн грн.

Дмитрий Крошка: В этом плане мы регулярно вели переговоры. Мы все понимали, что единственный шанс получить от государства поддержку — лоббирование финансирования уже существующих программ, но при этом не забывать о радикальном изменении механизма распределения, чтобы обеспечить их прозрачность.

75 млн есть, но все понимают, что этого недостаточно. Какая сумма поможет оздоровить отрасль?

Дмитрий Крошка: (вздыхает) Это очень сложный вопрос. Денег много никогда не бывает. Ранее ставка сбора на поддержку виноградарства, садоводства и хмелеводства была 1,5% от продажи алкоголя. Знаете, сколько удавалось собрать денег за год? В пределах 1 млрд грн. Эта сумма практически вся расходовалась. Поэтому аграрное министерство и Госстат показывали постоянный прирост отрасли: в площадях и так далее. Качественный ли это был прирост — это уже второй вопрос. Главное, что он был. Поэтому, когда на протяжении последних трех лет государство никак не поддерживало отрасль, статистика получилась отрицательной. Даже при введении этой минимальной поддержки она должна быть направлена на погашение долгов прошлых периодов, что вынуждает нас искать дополнительное финансирование для отрасли.

Какой суммарный спрос на украинскую продукцию? У нас достаточно много импортированных фруктов.

Дмитрий Крошка: За счет собственного производства мы покрываем весь спрос, правда, только в период сбора урожая. Из-за недостатка качественных мощностей хранения мы не удовлетворяем спрос на наши фрукты, например, весной, чем активно пользуются страны-конкуренты, импортируя в Украину, например, яблоки.

Если мы можем покрыть весь спрос, для чего тогда нам импортировать яблоки, груши, виноград и другие фрукты, которые растут у нас?

Дмитрий Крошка: Есть три проблемы, почему мы импортируем фрукты. Первые — качество продукции и ее сохранение. Например, Италия, Польша или Нидерланды технологически и технически опережают Украину на несколько шагов. В Украине со времен СССР ничего не изменилось. Главное, в этих странах до сих пор существуют дотации от государства, проектное финансирование и льготное кредитование: любой европеец может продать яблоко по 15 центов и получать прибыль. Украинцам, для того чтобы не войти в минус, нужно продать такое же яблоко по 30 центов. Это позволяет европейцам продавать свои яблоки в наших магазинах по цене меньшей, чем украинские, да еще и в красивых упаковках.

Еще одна проблема — продажи в основном происходят через розничные торговые сети. Они же — основные покупатели у промышленников. А для розничных сетей самое главное — сервис: упаковка, товарный вид, логистика, правильно оформленные документы (накладные, сертификаты качества). Кроме того, они хотят работать с плательщиками НДС — юридическими лицами. А в Украине садоводством занимаются в основном физические лица. Поэтому у нас до сих пор процветают посредники. А последние ведь тоже хотят заработать. В Украине именно посредники, купив товар у фермера, придают ему товарный вид.

Еще один момент. Я общался с одним крупным немецким поставщиком, который завозит фрукты в супермаркеты страны. Я задал ему два вопроса: почему ты не покупаешь продукцию в Украине и почему вам так важен европейский сертификат качества? Он мне ответил: «Все очень просто. Если у тебя есть этот сертификат, я понимаю, что ты следишь за качеством, у тебя есть все условия для производства продукции и работы персонала и единая технология продажи товара. Для меня стандарт — это прогнозируемость наших отношений. Даже если у тебя продукт высокого качества, но нет сертификата, мне придется ехать и проверять все производство или рискнуть и заказать товар. А это не очень-то и удобно, а иногда еще и опасно. Зачем мне эти сложности?»

Добровольная сертификация — минимизация рисков для покупателя. При этом он показал мне грибы лисички из Черниговской области, которые он закупил в Литве, но уже красиво упакованные в деревянные лукошка, на которых выжгли название продукта и его характеристики.

Со временем будут успешными те компании, которые станут заботиться обо всем этом и смогут предоставить соответствующий сервис. Странно, что не все промышленные компании это понимают. Более того, они даже не готовы это понимать. Многие садоводы сидят и ждут, пока к ним кто-то сам приедет и заберет их товар. И при этом хотят продавать его дорого. 

Что вы скажете по поводу органического производства фруктов в Украине? Есть ли у нас чисто органические товарные хозяйства? Какую долю в общем объеме украинского производства занимает органика?   

Дмитрий Крошка: Органические товарные хозяйства есть. Однако органическое земледелие — очень сложный процесс и еще сложнее в промышленных масштабах, там оно практически не существует. Органические яблоки в Украине выращивают всего лишь около десяти хозяйств промышленным способом, а производителей органических ягод больше, но они производят мелкие партии и не могут стать самостоятельными игроками.

Представьте себе, сколько сейчас существует вредителей. И если масштаб производства — несколько гектаров, можно вручную следить за насаждениями: сбивать вредоносных насекомых, опрыскивать деревья или кусты и т. д. Но если же это 100-500 га — вырастить на них органическую продукцию нереально. Именно поэтому органики в основном сейчас — это ягодные хозяйства, которые с небольшого участка собирают товарно-оптовую партию, но не контрактный объем. И, конечно же, цена — она совершенно другая. Что касается семечковых фруктов (яблок), мелкие фермеры не очень спешат ими заниматься. Ягоды — куда более продаваемый товар.  А для того чтобы крупное хозяйство занималось органикой, нужно менять всю технологию производства, например, использовать преимущественно резистентные сорта, которые способны устоять перед самыми тяжелыми болезнями. Не путайте их с ГМО, это селекционный продукт, которому сделали прививку от болезни. Еще один важный момент: используя такие сорта, вы экономите на химии. При этом стоимость закладки такого сада существенно отличается от обычных саженцев.

Как насчет кооперативов в фермерском садоводстве? Украинские фермеры объединяются в более крупные структуры для получения коммерческой выгоды?

Дмитрий Крошка: В ягодной отрасли сформировать кооператив довольно просто, а вот с фруктовыми хозяйствами, да еще и крупными — сложнее. Нужно разделять классические кооперативы и коммерческие проекты, которых на данный момент большинство. Классических кооперативов очень мало, и это, наверное, главная причина, почему не развивается в отрасли экспорт. Из 2 млн тонн фруктов и ягод в Украине 1,3 млн — это яблоки. Поэтому мы должны понимать, насколько важно кооперативное движение в этой среде, а не только относительно ягод. Те классические кооперативы, которые существуют, к сожалению, юридически не оформлены, работая на «джентльменском соглашении». К концу 2016 года мы поняли, что не решим проблему увеличения продаж и экспорта продукции, если не объединимся. Взять только проблему предпродажной подготовки — целое звено в технологической цепи производства фруктов, которое пропущено в принципе в Украине. Сейчас это наша основная задача, которую мы пытаемся решить.

Кому-то из членов ассоциации удалось выйти на европейский рынок, сотрудничая с вами?

Дмитрий Крошка: Очень многие наши члены поставляют свою продукцию на европейский рынок. Есть такие, которые и ранее работали с Европой, например, компания «Долина-Агро». Без ассоциации некоторым членам удалось выйти на рынок Сербии, Индонезии и Ливии. За год мы усилили наш стратегический маркетинг. Мы довели до икоты Министерство иностранных дел Украины, посольства Украины, практически на всех сайтах этих посольств висит презентация «Экспортные возможности фруктов и ягод Украины» на английском языке. Кроме того, многие посольства проводили с местным бизнесом круглые столы, как экспортировать продукцию отрасли из Украины. Все эти действия привели к большому увеличению запросов на поставки украинских фруктов и ягод.

Чем же его обеспечить?

Дмитрий Крошка: Вся проблема в том, что на данный момент мы не можем дать предложения. В отрасли не налажено одно очень важное звено — форвардные продажи. Эти запросы — это от 1 до 10 тыс. тонн продукции. Их не интересуют несколько контейнеров. Они готовы заключать долгосрочные контракты на тысячи тонн. В Украине сейчас нет такого хозяйства, которое сможет выполнить эти объемы. Поэтому сейчас очень важна кооперация. Еще одна проблема отрасли — продавать уже готовую продукцию, а не выращивать ее под определенный контракт и стандарт.

Сейчас кто-нибудь из украинских садоводов использует эту практику или пока еще боятся?

Дмитрий Крошка: Мы пришли к этой идее только в феврале. Сейчас я активно провожу встречи с садоводами по теме кооперации. Радует то, что есть диалог.

Ваша ассоциация стала членом WAPA. Что это дает украинским производителям?

Дмитрий Крошка: WAPA — это Всемирная ассоциация производителей яблок и груш, единая глобальная ассоциация, членом которой могут стать только национальные ассоциации. Они ведут весь процесс выращивания яблок и груш: начиная от стандартов, заканчивая консультированием и формированием статистики. Почему мы стали ее членами? Главная причина — проблема использования сортов в Украине. У нас много сортов, которые не внесены в реестр, то есть применяются нелегально. Другими словами, у нас немного дикий рынок. WAPA объединяет 80% мировых владельцев сортов яблок и груш. Кроме того, в ее распоряжении есть мировая статистика. И мы пошли туда, чтобы стать частью мирового прогноза и статистики и таким образом влиять на мировую конъюнктуру. Кроме того, когда за одним столом собирается весь мир, ты можешь услышать информацию из первых уст — это самое ценное. Члены ассоциации получают мировую статистику регулярно.

Источник фото: из личного архива Дмитрия Крошки
Источник фото: из личного архива Дмитрия Крошки

Что вы можете сказать об инвестициях в отрасль. Я слышала, что у вас подписан меморандум с китайской государственной корпорацией China Haisum Engineering Co., Ltd. на $0,5 млрд. Что это за деньги и когда они придут в Украину? На что планируется потратить? И есть ли подобные проекты с другими странами?

Дмитрий Крошка: После системного анализа и поиска новых направлений развития отрасли, мы наладили контакты со многими странами. Например, с теми, кто может произвести нужное оборудование или предоставить нужные нам услуги, — Америка, Китай, страны Евросоюза. В результате мы пришли к тому, что эти станы нами, как минимум, заинтересовались. В этом году мы стали членом Китайской торговой ассоциации. Нам удалось построить для наших производителей прямую коммуникацию с иностранными инвесторами.

И все-таки, $0,5 млрд — это что?

Дмитрий Крошка: Очень просто. Это не инвестиция, а кредит. Китайская государственная корпорация China Haisum Engineering Co., Ltd. откликнулась на наш призыв и предложила свою помощь. Корпорация известна тем, что в Китае, который производит половину мирового оборота фруктов и ягод, построена практически вся инфраструктура, которая необходима для производства фруктов и ягод. Когда они услышали наши призывы о помощи, то решили подписать с нами меморандум, согласно которому готовы организовать и предоставить финансирование в качестве кредита. Главное его отличие — его может предоставить Китайское государство под государственные гарантии Украины, а сама компания является его проводником со стороны Китая и обеспечивает частичное финансирование всех инициируемых инвестиционных проектов собственными средствами. И там будет очень низкая ставка. Мы рассчитываем на 2-3%.

Все зависит от государства, насколько оно готово помогать мелкому фермеру. Так как именно фермер становится прямым получателем кредита, который должен разработать свой собственный инвестиционный проект в соответствии с действующим законодательством и получить на него 100%-е финансирование на большой срок. Все это предусмотрено нашим проектом развития садоводства в Украине.

У нас уже есть один такой кредит.

Дмитрий Крошка: Есть один нюанс, который существенно отличает этот кредит от того, о котором вы упомянули. Он заключается в следующем: мы предусмотрели прозрачный механизм.

Я правильно понимаю, деньги получает государство, которое потом перекредитовывает участников рынка? 

Дмитрий Крошка: Вы абсолютно правы. Но это будет именно целевой кредит — под развитие инфраструктуры садоводства.

Кто даст гарантию, что в Украине эти деньги используют по назначению? У нас уже есть негативный пример целевого кредита.

Дмитрий Крошка: Ассоциация «Укрсадпром» признана представителем китайская государственной корпорации. Знаете, почему они решили дать нам эти деньги? Они поняли, что мы действуем прозрачно.

Получается, что формально распорядителем этих денег может быть ваша ассоциация.

Дмитрий Крошка: Мы даже не будем распорядителями.

Представим, что Украина получила эти деньги. Как их будут распределять между садоводами?

Дмитрий Крошка: Под инвестиционные проекты членов ассоциации. Кроме того, они будут получать деньги непосредственно в банке по согласованной с советом ассоциации прозрачной процедуре. Деньги не будут проводиться через счета ассоциации. Но при этом ассоциация будет выступать экспертом при согласовании инвестиционного проекта.

Когда ожидается поступление этих денег?

Дмитрий Крошка: 14-15 мая в Пекине состоится форум «Один пояс — один путь», на который Украина уже получила приглашение и формирует делегацию. Мы ожидаем, что после форума и будет сформировано понимание процедуры и сроков.

Источник фото: из личного архива Дмитрия Крошки
Источник фото: из личного архива Дмитрия Крошки

С точки зрения развития ассоциации какие планы на 2017 год?

Дмитрий Крошка: Планы грандиозные. У нас все, как на фронте: первый год — занять высоту, второй — удержаться. А если серьезно, то ключевое направление — кооперация и активное лоббирование отрасли. Создание организационных структур, с помощью которых можно будет развивать садоводство. Такое взаимодействие позволит вывести Украину на мировые рынки по объемам. Главная наша задача — возобновить былую славу Украины, только уже как житницы в мировом масштабе. Когда я был маленький, я знал следующий факт: Винницкая область может накормить яблоками всю Европу, а Украина — весь мир. Еще один момент — поддержание государством отрасли во всех направлениях: финансовом, административном, моральном. Например, мы инициировали установление профессионального праздника — Дня садовода, и наша инициатива нашла частичную поддержку профильного министерства.

Резюмируйте ваш первый год.

Дмитрий Крошка: Создана ассоциация — главное достижение!

Активная мировая экспансия на оптовом рынке фруктов и ягод — мы начали согласовывать фитосанитарные условия на яблоки, голубику, вишню и черешню с Китаем, Индией, Малайзией и Вьетнамом. Уже летом мы ожидаем открытия китайского рынка для украинской черешни.

Начало национальных системных изменений в отрасли — создана рабочая группа в профильном министерстве по развитию отрасли, изменению законодательства и стандартов.

Введение государственной поддержки и сохранения налоговых льгот — появилась точка отсчета развития отрасли.

В этом году мы подписали меморандумы с крупнейшими мировыми органами сертификации: «Бюро Веритас Украина» и «Иса Серт», чем обеспечили удешевление и ускорение международной сертификации в Украине.

Повышение квалификации работников отрасли, проведение научных конференций по отдельным плодовым и ягодным культурам. Участие в них бесплатно для наших членов, и делаем мы их за наш счет.

То ли еще будет!

Спасибо за интересную беседу.

Шесть вопросов Дмитрию Крошке:

Источник фото: AgroPortal.ua

Наталья Рекуненко, AgroPortal.ua

Новости

Показать все

Блоги