logo

Интервью

Борислав Розенблат: Наша беда, что «на два украинца — три гетмана» Источник фото: Facebook // Борислав Розенблат

Борислав Розенблат: Наша беда, что «на два украинца — три гетмана»

Интервью 11 апреля 2016. 06:40 1877

Народный депутат Украины VIII созыва, член парламентской фракции партии «Блок Петра Порошенко», заместитель председателя Комитета Верховной Рады Украины по вопросам промышленной политики и предпринимательства, основатель компании «Фаворит» Борислав Розенблат верит, что в нашей стране удастся создать такую систему, благодаря которой все будут иметь возможность работать.

AgroPortal.ua отправился в гости к военному инженеру-строителю по образованию и призванию, который служил на должности командира аэродромной роты воинской части в Житомирской области, а когда в 1994-м начались массовые сокращения в авиации, вместе со своей семьей создал предприятие «Фаворит» и до избрания депутатом 20 лет работал в компании.

Борислав Соломонович, в одном из интервью Вашей сестры прочитала, что Вы всегда отличались изобретательностью, смелостью и готовностью попробовать себя в новом деле. Несмотря на то, что Вы городской житель, мама с детства прививала Вам любовь к труду на земле. У Вашей семьи даже было небольшое хозяйство в деревне: коровы, огород в 30 соток. Было ли это предпосылкой для создания своего аграрного предприятия?

Борислав Розенблат: Мне нравилась военная служба, я с отличием окончил военное училище. И считал, что защищать родину — это долг чести каждого мужчины. И если бы вначале 90-х не развалили Вооруженные Силы Украины, я связал бы свою судьбу с армией. Но после подписания Будапештского меморандума нас разоружили, мы сдали ядерное оружие, наши самолеты порезали на металлолом. Нас, молодых лейтенантов, старлеев попросили покинуть ряды армии.

Это и стало стимулом для решения заниматься собственным делом, и мы создали с отцом предприятие, которое работает уже 22 года.

Как возникла идея, каким бизнесом заняться?

Борислав Розенблат: Вначале 90-х все занимались, кто на что гаразд. Однажды пришел ко мне человек и спросил: нет ли у вас сухого молока? Для меня это было удивительно, ведь я, как украинец, привык к свежему молоку. Но в то время мы увидели, что есть спрос, поэтому начали свой молочный бизнес. Работая, мы постепенно понимали, что необходимо создавать свои производственные площадки, свои мощности, вкладывать деньги в животноводство — работа «закипела» и так удалось создать компанию. Были и успехи, и неудачи, но уже 22 года этот бизнес существует. Сегодня у компании есть разные направления деятельности: производство молочных продуктов, растениеводство и животноводство, производство сахара и строительство. В ее состав входят 7 предприятий, расположенных в Житомирской и Ровенской областях.

Почему наряду с аграрным направлением еще и строительство?

Борислав Розенблат: Я и мой отец по образованию строители. В конце 2000-х гг. отец подрядился на строительство одного из благотворительных объектов — детского дома, который финансировали израильская и американская компании. Отец в сжатые сроки, практически за 9 месяцев, построил этот объект. Всех удивило, что у нас, оказывается, можно строить быстро, качественно и красиво. Это положило начало развития в нашей компании строительного направления, которое возглавил отец.

Я занимался больше молочным бизнесом, сестра — растениеводством и животноводством. Но, когда отец тяжело заболел, я понял, что строительный бизнес без духовного лидера может уйти, и поэтому взялся продолжать дело отца. Есть и много других интересных направлений работы нашей компании. В последнее время я увлекся темой хай-тек стартапов. Это меня очень интересует, особенно работа на оборудовании двойного назначения.

Почему и когда решили идти в политику? В 2002 году Вы баллотировались в ВРУ, а в 2010 — в Житомирскую облраду. Оба раза не прошли. Не пропала после этого охота?

Борислав Розенблат: Мысль идти в политику появилась в 2002 году. Мне было 32 года и я хотел изменить ситуацию в стране. Это были так называемые времена «кучмизма», когда началось давление на бизнес. Я понимал, что реально тяжело пробиться сквозь стену админресурса. Когда мы начинали работать, вообще не было валютных счетов, потом появились валютные операции, далее — возврат НДС. Потом появился Азаров — и все прекратилось, людям не давали возможности честно работать, развиваться. Это меня начало задевать. Всегда хотелось делать что-то хорошее не только для своего бизнеса, но и для страны.

Я проиграл на выборах в 2002 году, потому что против меня шел достаточно сильный конкурент от власти — человек Владимира Литвина, который на тот момент возглавлял Администрацию Президента Украины. Естественно, весь админресурс работал на него.

Никогда не забуду, как приезжал в села во время избирательной кампании, где наше предприятие одно из первых начало платить людям живые деньги за молоко. Люди меня благодарили, говорили: какое счастье, что вы есть, а по результатам выборов за меня в этом селе проголосовало всего 3 человека. Это был мой маленький опыт.

В 2010 году были выборы в Житомирскую облраду. Я не одобрял политику Тимошенко, потому что я был всегда промышленником, и меня интересовали конкретные шаги, а не популизм. Во-вторых, она всегда работала на импорт. Вы помните, как она опустила доллар. В тот момент я понимал, что нужно участвовать в принятии решений в области, потому что было очень много популизма. Тогда не было возможности баллотироваться самовыдвиженцем, а только от партии. Выбор среди проходных партий был небольшой: БЮТ или Партия Регионов (ПР). ПР тогда только начинала свою деятельность и еще не была такой одиозной, как стала впоследствии. От БЮТа я идти не мог, потому что никогда не был сторонником Юлии Владимировны. Я видел в ней только один популизм, которым прикрывались коррупционные схемы, начиная с ИТЕРы — посредника при поставках российского газа в Украину. Ее широкая коалиция, так называемая «ширка» — это вообще был нонсенс для меня.

Я тогда видел ПР как партию промышленников и предпринимателей. А теперь мне приходиться отвечать на обвинения в том, что я якобы «регионал». Я никогда не был членом ПР.

Почему решили баллотироваться на парламентских выборах в 2014 году?

Борислав Розенблат: На парламентские выборы в 2014 году шел осознанно. До событий на Майдане в 2013-2014 гг. я работал под серьезным давлением местных властей, когда и бизнес прижимали, и попытки рейдерских захватов были. Любой бизнес, который приносил доход, власть пыталась обложить данью. 18-19 февраля 2014 года мы были здесь, на Майдане, в самой гуще событий, в самые горячие и напряженные моменты. Никогда не забуду 18 февраля, когда мы стояли возле сцены, нас оставалось 200-300 человек, и мы ждали подкрепление с Западной Украины. Но я не хочу этим кичиться, мне больно об этом вспоминать, это личное.

Во время начала оккупации Крыма мы помогали вывозить с полуострова семьи наших военнослужащих, надо было спасать людей. Я дал команду своим водителям вывозить только женщин и детей. Я считал, что мужчины должны защищать родину. А потом начались боевые действия.

Знаю, что Вы сейчас поддерживаете украинских военных, которые защищают Украину на Востоке страны.

Борислав Розенблат: Я видел, в каком плачевном состоянии находилась армия, когда начались боевые действия. Мне хотелось плакать, когда я приехал на свой родной аэродром и увидел, в каком он ужасном  состоянии. Я военный строитель и все начал делать для того, чтобы максимально помочь армии. Я понимал, что просто пойти служить в воинскую часть, где служил, и обслуживать самолеты — это не выход. Я могу большее — сделать взлетную полосу, чтобы самолеты взлетали и не калечили шасси, отдать все свои сбережения и пойти купить новые прицелы и т. д.

Я не живу от выборов до выборов, я не человек политической формации. Чем политик отличается от государственного деятеля? Политик думает про следующие выборы, а государственник — про следующее поколение. Я не буду говорить громких слов, но для меня это намного важнее.

Вы промышленник и вопрос выбора комитета, в котором работать в парламенте, я так понимаю, у Вас не стоял?

Борислав Розенблат: Да, я сразу для себя решил: либо комитет промполитики, либо по вопросам строительства. Третьего я не видел.

Борислав Соломонович, расскажите об основных своих законодательных инициативах.

Борислав Розенблат: Мне недавно на радио задали один интересный вопрос: вот Вы занимались молочным бизнесом, строительством, но, изучив список Ваших законодательных инициатив, мы не нашли лоббистских законов для вашего бизнеса.

Я считаю, что человек должен писать законы для тех людей, среди которых он живет, а не для улучшения условий работы своего бизнеса. Да, в той отрасли, в которой я работал, тоже хочется законодательно урегулировать какие-то вопросы. Но для меня важнее, создать общую систему, где все будут иметь возможность работать — это даст больше возможностей для развития страны в целом, чем, когда ты выделяешь себе преференции, и твоя компания вверху, а все остальные — внизу.

Я как производитель молочных продуктов очень сильно прочувствовал это на себе. Компания «Фаворит» сегодня выпускает качественные продукты, но не может их продать на внутреннем рынке — люди их не могут купить, потому что натуральное стоит очень дорого, если это масло, то оно стоит порядка 100 грн/кг. Люди идут покупать спрэд или еще какие-то заменители. Поэтому для меня важнее создать систему, при которой у людей появятся деньги, потому что люди — двигатель системы, а не какая-то компания. Например, знаменитая компания Apple без покупательной способности была бы ничем.

И один из таких важных законопроектов, который даст возможность создать систему для людей, чтобы они легально получали деньги и платили налоги, плюс рекультивация земель — это законопроект о легализации добычи янтаря. Чтобы не «крышеватели» нелегального бизнеса получали «откаты» — коррумпированные представители прокуратуры, милиции и т. д., а все имели возможность работать. Вы знаете, что я уже больше года борюсь с этим явлением. Я был руководителем рабочей группы по разработке данного законопроекта, и очень многое пришлось пережить во время работы над документом. Наконец-то законопроект поставили на повестку дня текущей парламентской сессии. Понимаю, что политические баталии, которые сейчас проходят в ВР, тормозят процесс.

То есть Вы чувствуете сопротивление системы в плане принятия тех или иных законов?

Борислав Розенблат: Разрабатывая законопроекты, я вижу, как люди пытаются спланировать себе законами денежные потоки и потом — «сесть на эти потоки». Это не касается масштабных законов. Вы слышали анализ законопроектов — 70% из них — это какие-то изменения в действующие законы.

Например, законопроект о легализации добычи янтаря — это системный закон, который регулирует те или иные отрасли. И там я максимально чувствую сопротивление системы, которая не хочет упускать контроль. Этот бесконтрольный поток янтаря вполне контролируемый, потому что все идет под неофициальным надзором.

Я говорю об этом смело, не оглядываясь по сторонам. Я не занимаюсь добычей янтаря, но я никому не позволю грабить страну дальше. Почему этот закон сегодня отодвигается, потому что те силы, которых это устраивает, все для этого делают. Есть черная добыча, есть незаконное обогащение, их это устраивает. Но меня это не устраивает.

Еще одна проблема, которая возникает из-за нелегальной добычи янтаря — варварская вырубка деревьев. А Житомирщину — край, где я живу, называют маленьким Уралом — это 33% лесов. То есть, это не клондайк, а возможности для нормальной жизни.

Я руководитель «группы украинско-израильской дружбы» и вижу, как в Израиле люди научились жить практически на камнях. Это сейчас там нашли воду, большие залежи нефти. Но еще несколько лет назад это была пустыня. У них даже вода появилась благодаря озеру Кинерет на севере страны и благодаря грузинскому выходцу из СССР, который разработал им систему орошения. Когда люди везде вкладывают свой труд — это видно. А мы живем практически в раю, и при этом нищие, голые и босые. Потому что коррупционная система убивает все возможности.

У нас проблема в том, что мы объединяемся вокруг человека, а не вокруг проблемы. Европейский политик — это тот, который объединяется вокруг проблемы для ее совместного решения. А у нас объединяются вокруг очередного держиморды. Наша беда, что «на два украинца — три гетмана».

Работая сегодня в парламенте, я не понимаю, почему экономические законы стоят у нас в самом низу. Да, я понимаю, безвизовый режим, да, я понимаю, ряд других важных евроинтеграционных законов. Но в большинстве случаев у нас стоят приоритетными законы, которые предполагают отток средств из бюджета, но очень мало законов, которые решают проблему, как наполнить бюджет. У нас всегда есть западные доноры и инвесторы, и мы всегда живем по принципу: долги отдают только трусы.

Прокомментируйте, пожалуйста, голосование за постановление про недоверие правительству. Какой выход из сложившейся политической ситуации?

Борислав Розенблат: Я голосовал за отставку правительства, и для меня результаты голосования были тяжелым ударом. Действительно, есть чувство, что тебя использовали. У Президента есть лицо — он сделал свой шаг — призвал подать в отставку КМУ и Генпрокурора. Премьер-министр сказал, что он готов принять любое решение парламента. У одного только парламента не хватило мужества. Парламент оказался болотом, где вроде бы и «за», а вроде бы и «нет».

Я как парламентарий знаю своих коллег, которые шли 16 февраля голосовать за отставку правительства, что бы ни было. Нас не интересовали политические последствия. У нас стоял вопрос — освободить страну от ультиматумов и подковерных игр. Это правительство мародеров.

Я живу в гостинице «Украина» и каждый день иду пешком в Верховную Раду по аллее Небесной сотни. Я каждый раз останавливаюсь возле фотографий погибших там и говорю себе, что иду что-нибудь изменить, воплотить их идеи. Но возвращаясь чувствую пустоту.

Я думаю, что в парламенте, рано или поздно, соберется такая депутатская группа, которая поставит своей целью создание депутатского большинства на основе проблем Украины, а не вокруг какого-то очередного бонзы, в котором украинцы опять разочаруются.

Очень актуальным сейчас является вопрос об изменениях в налогообложении АПК, в частности, о переформатировании спецрежима НДС для аграриев. В парламенте сегодня зарегистрирован единый законопроект 3851-1 о возвращении спецрежима до 2018 года. Как Вы оцениваете перспективы его принятия в данной политической ситуации, которая сложилась в парламенте?

Борислав Розенблат: Да, это очень важный законопроект. Когда мы голосовали в конце декабря прошлого года за внесение изменений в Налоговый кодекс касательно переформатирования спецрежима НДС, я понимал, что делаем плохо, но нужно было принять госбюджет. Страна с бюджетом намного лучше страны без бюджета, потому что неконтролируемый бюджет — это еще большая возможность воровать. Самым основным моментом в госбюджете для меня было увеличение зарплаты для военнослужащих. Я поэтому все сделал для того, чтобы ее поднять. Но мы дали слово аграриям, что в течении 2-3 месяцев сразу же изменим эту норму, то есть, до начала сезонности.

В проекте закона №3851, который стал основой для создания единого законопроекта, была одна дискуссионная норма — это снижение ставки внутреннего НДС до 7% на определенные виды продукции. Ее исключили в альтернативном документе, но, насколько я знаю, Вы — один из сторонников этой нормы.

Борислав Розенблат: Норма о снижении ставки НДС до 7% — это европейская норма, действует в той же Германии. Нужно снизить ставку на все продукты питания, а на промтовары нужно оставить 18-20%. То есть, не только на молочные продукты, а на все продукты питания, особенно первой необходимости. Они должны иметь люфт для снижения социальной нагрузки и стоимости. О дискриминации кричат те, кто на НДС зарабатывает огромные деньги.

Ваше мнение об открытии рынка земли сельхозначения: что Украине необходимо сделать, чтобы рынок земли заработал?

Борислав Розенблат: К рынку земли мы не готовы. У нас нет механизмов, не работают земельные банки. Если бы у нас была нормальная система денежного кредитного оборота, я бы понимал, что любой человек, работая на земле, придет в банк, возьмет под эту землю кредит, купит ее и будет работать. А иначе, опять же, придет 3-4 структуры, которые за бесценок скупят землю у селян и будут латифундистами.

Я хочу отстаивать позицию людей. Я понимаю, что людям нужны деньги. Но, во-первых, они не получат ту реальную цену, которую стоит эта земля. А, во-вторых, те аграрии, которые на ней работают, будут просто вынуждены ее перекупить.

Как Вы оцениваете открытие зоны свободной торговли с Евросоюзом?

Борислав Розенблат: Положительно. На работе предприятия «Фаворит» это пока никак не отразилось. Вместе с тем, совсем недавно молочная продукция компании стала поставляться в США.

Но вместе с тем, мне больно смотреть, что мы боремся за внешние рынки, не думая о своем внутреннем покупателе. Для любой страны, уважающей себя прежде всего, внутренний рынок — это приоритет. Стратегия Генри Форда заключалась в том, чтобы каждый сотрудник фирмы мог купить себе автомобиль. А у нас наоборот. Мы рады вывезти все за границу, а на внутреннем рынке мы не можем продать свою продукцию, потому что ее мало кто может позволить себе купить. Зато мы будем искать новые рынки сбыта. Давайте наполним наш рынок, чтобы наши люди купили это молоко и масло, а уже излишки продавали на экспорт. А у нас другая позиция. Поэтому мы такие нищие.

Принято считать, что Украина экспортирует исключительно сырье, например, зерно, и есть необходимость развивать перерабатывающую отрасль для производства и увеличения экспорта продукции с высокой добавочной стоимостью.

Борислав Розенблат: Зерно — это тоже готовый продукт. США тоже продает зерно, а также беспилотники, компьютеры, телефоны и др. То есть для них любой продукт — это продукт с добавленной стоимостью. Главное, чтобы он был прибыльный. А у нас получается: мы, например, за бесценок вывозим металлолом, ничего не делая для того, чтобы наши заводы в Украине его перерабатывали и экспортировали готовые изделия. Вот это для меня сырье. Вот, например, нефть и газ тоже вроде сырье, но не каждый будет торговать бензином или дизтопливом.

Мы не понимаем, не отслеживаем, но мы одна из лидирующих стран в области хай-тек стартапов. Мы сегодня спокойно можем конкурировать с любыми странами в этой сфере: Америкой, Израилем и др.

Наши олигархи разве за свои деньги модернизировали предприятия? У них была главная задача — быстро все то, что делает завод, продавать за границу, доллары складывать себе в оффшоры, потом из Кипра делать себе инвестиции, и зарабатывать деньги на инфляции. Почему наша металлургия умирает? Она не модернизирована. Деньги в эту сферу вкладывала только Криворожсталь. В этом и заключается наша большая проблема. Как бы кто не ругал Порошенко, но он модернизирует свои предприятия. Я его не защищаю. Но, как бизнесмен, он всегда мне нравился, я пошел за ним как за бизнесменом, а не как за политиком. Я знал, что это человек, который сделал для Украины много хороших дел. Вот и сегодня то, что мы приняли безвизовый пакет законопроектов — это его начало.

Как Вы оцениваете работу министра агрополитики и продовольствия Украины?

Борислав Розенблат: Очень много в его работе положительных моментов. Много коррупционных схем в сфере агрополитики, с которыми очень сложно бороться: идет борьба за рынок водных ресурсов, есть проблемы в лесном хозяйстве в связи с тем, что идет вырубка деревьев в больших масштабах. Я вижу, что он начал процессы, но еще не закончил, поэтому нужно дать ему возможность это сделать. У него хорошая команда, особенно заместители министра: Ярослав Краснопольский и Владислава Рутицкая. Я был с Владиславой в Израиле на выставке. В прошлом году в мае представители нашей страны заявили о том, что наладим торговлю агропродукцией с Израилем. Осенью уже пошли туда куриные яйца, сейчас — молочная продукция полным ходом туда идет. Есть прогресс. Я могу с уверенностью говорить про Израиль, потому что отслеживаю взаимоотношения. Каждая вторая буханка хлеба в Израиле из украинского зерна, и мы сырьевая страна?


 

Фото: Facebook
Фото: Facebook // Борислав Розенблат

ТОП-6 вопросов о личном к Бориславу Розенблату

Кем мечтали быть в детстве?

Летчиком. Я окончил военно-строительное училище, но служил в авиации. Небо зовет меня.

Какими принципами руководствуетесь в жизни и в работе? Что цените в людях?

Честность и порядочность. Жизненное кредо — чтобы честь определяла сознание.

Как семья относится к Вашей политической деятельности?

Негативно. Во-первых, они меня не видят, я окунулся в это с головой. Я максималист по жизни. Не умею делать по чуть-чуть. Если что-то делаю, то с душой и навсегда.

Ваши два старших сына уже определились в жизни? Помогают Вам в работе?

Они учатся еще. Старшему нравится заниматься строительством. Образование он получил в Англии, сейчас заканчивает МВА и возвращается заниматься строительством. Средний — закончил колледж в Англии. Сейчас учится в Америке, получает бизнес-образование.

Ваше хобби?

Спорт, в частности, теннис. Люблю путешествовать по миру. Я черпаю у каждой страны то, что можно применить в Украине. Мне очень помогла Западная Европа, особенно Германия в понимании и правильности выстраивания тех или иных позиций. Их педантичность — основа во всем: в строительстве, в написании законов, в построении системы.

На чем ездите?

Любимая марка машины — Мерседес. Есть водитель, но стараюсь ездить сам.

Спасибо Вам за уделенное время.


Елена Дереженко, AgroPortal.ua


Ключевые новости аграрного рынка в Telegram

Новости

Показать все

Блоги