logo

Бизнес спрашивает

Бизнес спрашивает: Зачем нам депутаты, которым не интересна судьба страны? Источник фото: AgroPortal.ua

Бизнес спрашивает: Зачем нам депутаты, которым не интересна судьба страны?

Бизнес спрашивает 05 апреля 2016. 07:22 2006

Аграрии в последнее время учатся жить в быстроменяющейся системе координат. Это касается не только волатильности национальной валюты, но также и законодательных изменений. И хотя Комитет Верховной Рады по вопросам аграрной политики и земельных отношений считается одним из самых продуктивных, у бизнеса есть, что спросить у народных избранников.

AgroPortal.ua запускает рубрику «Бизнес спрашивает». Теперь представители отрасли смогут напрямую задать вопросы парламентариям. Первую встречу мы организовали фермеру, который обрабатывает 950 га на Полтавщине, Александру Журавлю (А.Ж.) с народным депутатом Леонидом Козаченко (Л.К.)

А.Ж.: У меня несколько блоков вопросов. Первый касается земельной реформы. Когда принимали мораторий на продажу земель сельхозназначения, Вы тогда, насколько мне известно, как раз были вице-премьером?

Л.К.: Это был 2002 год, приняли земельный кодекс и фактически ввели мораторий.

 

А.Ж.: Я хотел бы услышать Ваше отношение к мораторию? 

Л.К.: Тогда данное решение было обосновано, ведь не было ответа на многие вопросы: как и по какой цене продавать распаеванную землю, как в целом формировать рынок. Украина, приняв земельный мораторий, изучала опыт восточноевропейских стран (Венгрии, Словакии, Польши, Болгарии), которые начали процесс приватизации земли. Сельское хозяйство это не просто бизнес, это то, что сохраняет традиции, культуру страны, образ жизни в целом. Власть делала несколько попыток ввести рынок земли. Каждый раз движения в данном направлении вызывали сопротивление селян, в частности, фермеры категорически против. 

А.Ж.: Я лично не типичный фермер, поскольку выступаю за открытие рынка земли. Я, например, не понимаю, почему, работая более 10 лет на земле, не имею права купить ее, фактически я бесправный в какой-то степени? 

 

Л.К.: Я скажу, почему большинство фермеров против открытия рынка. Они считают, что не смогут купить землю из-за отсутствия денег. 

А.Ж.: Почему нельзя, например, ввести элементарное ограничение на 50 га в одни руки? 

Л.К.: Это правильный вопрос. Наиболее распространенный аргумент при определении земельного участка в Европе следующий: площадь должна давать собственнику земли заинтересованность работать как фермеру. Мерилом не должно стать приобретение участка и сдача его исключительно в аренду. Кроме того, нужно обязательно ввести мораторий на покупку земли и юридическими лицами, и иностранцами. 

А.Ж.: Как считаете, кто должен иметь право первого покупателя на землю? 

Л.К.: Можно взять примеры из мировой практики: преимущество отдавать тому, кто живет в данной местности. Далее в очереди тот, кто использует землю в настоящее время на правах аренды. Третьим может быть любой человек, кто живет в стране. 

А.Ж.: Какой будет схема приватизации госземель? 

Л.К.: Заявление премьер-министра о продаже 1 млн га госземель смутило многих, ведь никто и по сей день не знает, как продавать и кому продавать. Ключевые вопросы, которые не решены в части снятия моратория, я озвучил. Сегодня создано несколько рабочих групп как в Министерстве аграрной политики и продовольствия, так и в парламенте, которые занимаются данным вопросом. Половина из них, на мой взгляд, делают большую ошибку, потому что обсуждают возможность для юридических лиц без ограничений покупать землю. Но в Украине юридическое лицо по закону — это также и любая легализованная в стране иностранная компания. 

А.Ж.: Выходит, что у нас все компании иностранные: холдинги зарегистрированы условно на Кипре или в других офшорных зонах. Дошло до того, что уже небольшие хозяйства, с которыми я общался, регистрируются за рубежом. Средний же класс остается вне закона. Это новое поколение фермеров, которые условно имея 100 гектаров земли, не оформляются вообще нигде. Они получают кэшем по 2 миллиона на предпринимателя и все числятся как единоличники и легализоваться такому предприятию совершенно нет возможности, потому что он как для единоличника уже большой, а для того, чтобы получать льготы по НДС он должен быть официально оформленным.

Л.К.: Фермерам нужно стоять до конца за возвращение к старой схеме 2014 года спецрежима, поскольку на фоне катастрофического падения цен на мировых рынках, потеря 20 млрд грн, которые предусматривал спецрежим, это критическая сумма. 

 

А.Ж.: Вы считаете, что поддержанный Аграрным комитетом законопроект 3451-1 , будет в скором времени вынесен на голосование в зал? 

Л.К.: Ведется огромное давление правительством на депутатов, чтобы они отозвали этот законопроект. Но я думаю, что он будет вынесен в сессионный зал и за него проголосуют, поскольку данный законопроект объединяет 11 аналогичных законопроектов внесенных более чем 100 депутатами. Такого прецедента не было еще в нынешней Верховной Раде. Отменить спецрежим НДС не было инициативой Международного валютного фонда. Наше правительство указало это решение как один из путей обеспечения сбалансированности бюджета и поэтому МВФ подписал соответствующий Меморандум с Кабинетом министров Украины. Пусть правительство уберет коррупцию, только от этого можно дополнительно получить более 60 млрд грн в государственный бюджет, при этом не затрагивая интересов фермеров. 

А.Ж.: Вы поддерживаете фермерские протесты? 

Л.К.: Я фермеров понимаю, поскольку сам когда-то работал прицепщиком, трактористом, председателем колхоза. Если фермер во время посевной кампании едет в Киев, становится под Верховной Радой, это уже не просто отчаяние, это последний шаг, который он делает сознательно.

А.Ж.: Может, тогда необходимо сокращать количество народных избранников? Еще 16 апреля 2000 г. состоялся референдум, на котором 90% украинцев проголосовали за то, чтобы депутатов было не 450, а 300. Прошло 16 лет. Последнее знаковое голосование — за отставку Арсения Яценюка свидетельствует о том, что более сотни народных депутатов вообще не пришли на работу. Зачем нам такие депутаты, которым не интересна судьба страны? 

  

Л.К.: Я сам инициировал подготовку законопроекта об уменьшении количества депутатов до 300 человек, но потом остановил этот процесс, поскольку его необходимо рассматривать в контексте конституционной реформы. Я как соавтор законопроекта о конституционной реформе надеюсь, что она будет реализована, и это станет первым шагом на пути демократизации общества. Я поддерживаю идею сокращения количества нардепов, но вопрос необходимо рассматривать более широко, не просто закон изменить, а принять системное решение во всех направлениях.

А.Ж.: Как Вы относитесь к идее переизбрания парламента?

Л.К.: Я за перевыборы, но после того, когда будет сформировано технократическое правительство. Если переизбирать Верховную Раду, правительство и Президента одновременно, это неправильно в условиях войны и такого тяжелого нынешнего экономического кризиса. Самое главное, чтобы в Верховную Раду пришли новые политики, которые качественно отличаются от тех, что есть сегодня. Если придут такие же, то перевыборы не имеют смысла. 

А.Ж.: Теперь об отставке премьер-министра. Вы голосовали по этому вопросу?

Л.К.: Я голосовал за его отставку, но не со своего места, поскольку соседи не давали мне этого сделать. Система не сработала. Таких как я в зале было около 20 человек. Я написал заявление о том, что голосовал за отставку Арсения Яценюка. Я не хочу его критиковать, он много сделал, чтобы не допустить дефолта, много сделал, чтобы решить ряд проблемных вопросов, но с главной задачей не справился — экономика продолжает падать, а коррупция процветать. 

А.Ж.: Каким должен быть и как выбираться аграрный министр? 

Л.К.: Я считаю, что профильные аграрные  ассоциации должны быть привлечены парламентскими фракциями для обсуждения вопроса о делегировании на должность министра профессионалов в этой сфере. Я также против иностранцев в правительстве. Ну, не может страна с 44 млн населения не иметь своих интеллектуалов, практиков, патриотов. Как может такая страна, как Украина, кричать на весь мир, дайте нам министров финансов, экономики и других, потому что у нас нет своих. Это стыдно. 

А.Ж.: Стыдно и тогда, когда едешь по селам и появляется депрессия, потому что села вымирают. Такое ощущение, что прошел Голодомор или какая-то мировая война. Выходит, украинское село смогло пережить Голодомор, войны, а демократию пережить не может. Очень много молодежи, специалистов выезжают за границу. Какое Ваше видение как депутата, который уже долго в политике, что можно сделать, чтобы у нас хоть люди оставались работать? У меня есть много знакомых среднего класса из города, которые хотят приехать, вложить миллионы в развитие села, но для этого они хотят купить землю. Возможности такой нет, поэтому они вместо того, чтобы вложить деньги в украинский агропромышленный комплекс, уезжают в Чехию или Испанию. 

 

Л.К.: Вы сами отвечаете на свой вопрос. Один из путей решения данной проблемы — введения рынка земли. Владелец всегда привязан к земле. Второй шаг — иностранные инвестиции. Украине, чтобы на 100% реализовать имеющийся аграрный потенциал, необходимо инвестировать не менее $75 млрд. При этом необходимо увеличить переработку продукции, логистику, развивать биоэнергетику. И, конечно, очень важной является реформа государственного управления отраслью. 

А.Ж.: Вопросов еще много, но так как времени уже мало, объясните такой момент: почему не работает закон о выделении земли участникам АТО? 

Л.К.: Соответствующий закон принят. Земли резерва будут распределять органы местного самоуправления. До этого вопрос был эксклюзивно на контроле Госземагентства. Также в законе предусмотрено распределение земель резева и запаса через открытый аукцион, а не путем «подковёрной» договоренности. Против нововведений выступает часть фермеров, которые говорят, что местные власти будут выдавать землю тому, кто заплатит больше. 

А.Ж.: Я считаю, что этим вопросом должны заниматься именно органы местного самоуправления. 

Л.К.: Земля, предусмотренная участникам АТО, должна быть немедленно передана им. Но всем остальным она будет предоставляться только на основании аукциона или конкурса, который проводит местная община. Не земагентство, а местная община! И еще один интересный с точки зрения земли вопрос. У нас очень много земель бывших совхозов, которые сейчас перешли в подчинение Министерства аграрной политики и продовольствия и НААН. Я сейчас создал специальную группу, которая работает над проектом закона, согласно которому эти земли будут распаеваны и переданы в собственность тем, кто на них работал.

 

Алла Стрижеус, Оксана Пирожок, AgroPortal.ua

Новости

Показать все

Блоги