logo

Бизнес спрашивает

Бизнес спрашивает: Как работать аграриям в новых налоговых реалиях? Источник фото: AgroPortal.ua

Бизнес спрашивает: Как работать аграриям в новых налоговых реалиях?

Бизнес спрашивает 26 апреля 2016. 09:00 2446

Налоговый «подарок», который украинские аграрии получили под елочку, и весной не дает им покоя. О перспективах возвращения старой схемы спецрежима НДС собственник группы компаний «Агродар», управляющий партнер «Украинский аграрный центр» Роман Лещенко (Р.Л.) напрямую спросил у депутата от фракции «Самопомощь» Ивана Мирошниченко (И.М.).

Р.Л.: Я до конца не могу для себя понять одного: есть позиция со стороны правительства, что все должны быть в равных условиях и работать с 2017 г. на общей системе налогообложения. Если мы все работаем на общей системе налогообложения, то интересует вопрос поддержки аграрного сектора со стороны нашего государства. Правительство вообще закладывает какие-то компенсаторы для поддержки АПК или в принципе общая система налогообложения не предусматривает никакой поддержки, никаких льгот? 

 

И.М.: История, конечно, длинная выйдет, но ее важно понимать. Вы знаете, что все боролись по спецрежиму, но не побороли требования МВФ. И члены аграрного комитета, и аграрии крупных фракций аргументировано с цифрами доказывали, что спецрежим имеет право быть.

По финишу Вы видели, что произошло. Схему возмещения НДС изменили. Удалось оставить «процентовку», то есть смягчить негатив, который сейчас отрасль может получить от полной отмены спецрежима. Мы пытались максимально защитить хотя бы животноводство, поэтому 80% НДС мы оставили производителям молока и КРС, 20% (25%) — тем, кто выращивает зерновые, 50% — остальным.

Мы пошли на такие меры в растениеводстве сознательно, поскольку вернули схему возмещения экспортного НДС. В рамках структуры рынка, который сейчас есть, и цен, экспортный НДС более выгоден, чем спецрежим, но это только для растениеводства.

 

Сейчас наш комитет поддержал и будет выносить в зал законопроект №3851-1, который касается спецрежима. Однако позиция МВФ не поменялась. Что делать? Стоять на своем: если у нас все отрасли должны быть в равных условиях, то почему у нас задолженность по экспортному НДС порядка $1,5 млрд; почему его два года вообще не возмещали сектору? В АПК до сих пор действует госрегулирование цен, давайте и его отменять…

На самом деле, если не будет большой программы поддержки АПК на следующие 3-5 лет, то сектор продолжит падать, поскольку товарные, финансовые, фондовые рынки, к сожалению, падают. Ценовая конъюнктура пока будет оставаться низкой в текущих факторах. 

Р.Л.: Скажите, пожалуйста, а связана ли позиция МВФ по отмене спецрежима налогообложения АПК с выдачей транша на $1,7млрд? Или вопрос транша — это отдельный разговор, а спецрежим — более дискуссионная тема, глобальная для МВФ? 

 

И.М.: Смотрите, проблема еще заключается в том, что мы точно не знаем, какая переговорная позиция была у правительства и Минфина в рамках переговоров с МВФ. Почему? Потому что когда подписывался меморандум, то отмена спецрежима НДС не являлась требовательной, она была рекомендательной. В какой-то момент это стало требованием довольно бескомпромиссным. Откровенно ответить на Ваш вопрос: является ли это общим требованием МВФ или это связано с траншем, я не могу. Знаю одно, Минагропрод с первого дня отстаивал позицию сохранения спецрежима, что, скажу прямо, вызывало в рамках деятельности правительства негатив.

 

Как сейчас будет? Тяжело судить, но я думаю, что все наши взаимоотношения с международными донорами, партнерами, включая МВФ, нужно перезагружать. К сожалению, инвестиции в условиях сегодняшних рисков активно поступать не будут, поэтому нужно решить, как стимулировать внутренний спрос, как поддержать экономику за счет собственных ресурсов (и факторов). Это должно стать ключевой задачей правительства.

Я хочу спросить у Вас: как Вы сейчас работаете по спецрежиму? 

Р.Л.: По результатам первого квартала мы уже работаем в новых реалиях изменений в налоговом законодательстве. У нас есть очень серьезные проблемы в плане администрирования различных видов сельхозпроизводства и правильного расчета НДС в зависимости от вида деятельности. Мы общаемся с коллегами, каждый делает это хаотично, по-своему, как чувствует.

Со стороны Государственной фискальной службы нет никаких разъяснений, они сами не понимают на уровне районного, областного управления, как это все делается. Они нам говорят: мы сами не знаем, мы же не аграрии и не понимаем специфику бизнеса, нам трудно дать ответ на вопрос, каким образом вам его администрировать.

Я знаю, что аграрии из Полтавской области обращались уже в ГФС с просьбой сделать для всех групп сельхозпроизводителей систему 50% на 50%.

 

И.М.: То есть для Вас оптимальной является схема 50% на 50% для всех видов производства? 

Р.Л.: Абсолютно. Я откровенно скажу за ребят, которые работают в животноводстве — они уже в убытке, у них вообще нет рентабельности как таковой. Если в ближайшие полгода ничего не изменится в налоговом поле, то начнется массовое вырезание поголовья. Я не могу понять, ну неужели выделить 25 млрд грн на весь АПК Украины — это настолько серьезная проблема?

Мы реально сделаем больше, мы дадим больше валютной выручки, мы дадим больший прирост ВВП. То, что предложило нам правительство — 350 млн грн на весь АПК — не серьезно. Мы идем в Европу, нам надо конкурировать, осваивать европейские рынки при ставке кредитования 30% годовых, с нулевой поддержкой со стороны государства, с постоянной девальвацией национальной валюты и так далее. Как это сделать? 

И.М.: Но хоть какой-то эффект от возмещения экспортного НДС Вы видите? 

Р.Л.: Да, цены немного выросли, но этот эффект не настолько значительный. По поводу возмещения экспортного НДС, все тоже неоднозначно. Я Вам озвучу три тезиса.

Первый — планируется создать два реестра компаний, которым возмещают НДС, но по сути возмещения НДС при нынешней системе координат осуществляется в ручном режиме. Второй момент — по объему средств, которые нужны для возмещения. У государства есть вечная проблема наличия средств на эти возмещения. За предыдущие налоговые периоды скопилось энное количество долгов. Экспортеры реагируют на это мгновенно — если возмещения нет, цена прямо пропорционально падает на 16%, так как закладывается риск невозврата. И третье — это то, что мы чувствовали по подсолнечнику. Это ненормальная ситуация, когда в стране, грубо говоря, есть рынок, но за 3 дня 6 ключевых экспортеров опускают цену более чем на 1000 грн на подсолнечник. И постоянно мы прослеживаем элементы картельного сговора, Антимонопольный комитет никак не реагирует, я вообще не знаю, чем он занимается.

Мы же смотрим мировые цены, знаем динамику цен по сое, подсолнечнику, кукурузе, а у нас, грубо говоря, одномоментно может без проблем цена упасть на 40 долларов в неделю, при этом на мировых рынках никаких предпосылок для этого нет. Поэтому ситуация, что экспортеры что-то могут прибавлять нам в цене, весьма условна. 

 

И.М.: Вы привели пример, который я четко отслеживал. Я Вам скажу, почему произошло такое резко падение цен. У нас на сегодняшний день маржа по переработке подсолнечника, наверное, самая низкая за последние 12-14 лет. Заводы, особенно те, которые находятся не в самых конкурентных зонах, стоят неделями. Дефицит сырья колоссальный. В какой-то момент переработчики сказали, что не могут работать за маржу в 20 долларов до расходов на переработку и при условии полного возмещения НДС. Я строил 3 завода и знаю, когда этот момент настает. Это когда вам уже выгоднее остановить предприятие, чем конкурировать за каждую тонну семечки.

Смотрите, никто не против оставить спецрежим и возвращать экспортный НДС. Рада будет рассматривать предложение комитета по возвращению спецрежима, будет дубль два, посмотрим, что получится. Пока позиция депутатов, как и в прошлый раз, идти и добиваться. Какая встречная реакция будет у Минфина, МВФ, правительства, мы не знаем. У нас поменялось правительство, у нас есть новый премьер-министр, посмотрим, как это будет идти дальше. Но если у Вас сейчас будет выбор, который Вам надо делать, Вы согласны, что лучше защищать животноводство, овощеводство, виноградарство, выращивание ягод, то есть продукцию, ориентированную больше на внутренний рынок,и убрать спецрецрежим для растениеводства, плюс добавить экспортный НДС?

Второй момент: когда было распределение процентов по спецрежиму, прозвучало предложение выделить дотацию в размере 1-1,5 млрд грн на Минагропрод для дальнейшего ручного распределения. Моя позиция и многих депутатов была отрицательной. В ручном режиме дотации распределять нельзя. Можно выделить 3-5 млрд грн и направить их на животноводство, садоводство, выращивание ягод, но не факт, что они дойдут производителям. Нам надо идти более креативными путями. Что если коснуться рынка земли? Какое Ваше мнение по этому вопросу? 

 

Р.Л.: Давайте по первому вопросу отвечу. В нынешних условиях сложно сохранить и спецрежим, и возмещение экспортного НДС. Если мы оставляем полностью спецрежим животноводам и экспортный НДС, то это все равно не сработает. Фермеры считают свои затраты в комплексе с обстоятельствами, которые есть в стране. Базовая позиция аграриев следующая: не делайте никаких исключений, верните спецрежим всем, отмените требование по возмещению НДС экспортерам, пусть лучше мы потерям в цене, но в целом все выиграют по одной простой причине: не будет «теневого рынка» как такового.

Все заинтересованы в 100% реализации сельхозпродукции, чтобы компенсировать себе НДС. Не надо нам никакой господдержки, ни 300 млн грн, ни 1 млрд грн. За все годы независимости не было ни одного нормального распределения без криминальных дел. И оставьте для нас единый фиксированный налог. Тогда отрасль покажет нормальную мощную динамику. Нам нужно много реинвестировать в основные производственные фонды, я говорю о закупке новой техники, технологии. 

 

Относительно рынка земли. Мы позитивно относимся к рынку земли. Никаких проблем нет. Но к рынку земли нужно идти подготовленными. Когда все говорят, что его нужно открывать с 2017 г., то у нас вопрос, а для кого делается этот рынок земли? У нас забрали господдержку, цены на сельхозпродукцию упали в разы, нацвалюта девальвировала в 3 раза. Мы все покупаем в долларах, акцизы на дизель повысили, мы опустились до минимальной рентабельности. Теперь все говорят об открытии рынка земли. Мы спрашиваем, а для кого вы его хотите открыть? Для украинских аграриев? Я сомневаюсь. Мы общаемся на рынке со многими компаниями, но желающих покупать землю ни среди мелких, ни среди крупных компаний я не знаю. Аграрный бизнес не против открытия рынка земли, но нужно это делать цивилизовано. 

И.М.: В ближайшее время мы в комитете должны отработать общее виденье по рынку земли. Стоять на месте тоже нельзя. Сейчас мы разрабатываем ряд законопроектов по земле, которые я бы хотел, чтобы зашли пакетом. Первый законопроект будет связан с эмфитевзисом. Это нужно любому производителю, который работает на правах аренды. Арендатор будет иметь право передавать права аренды и закладывать их. По сути это инструмент, который позволит производителю прийти с таким договором и сказать: я готов заложить землю. Я имею в виду не конкретно земельный актив, а контракт эмфитевзиса и права по нему, и не надо никого больше спрашивать, в частности арендодателя, хотя за ним и сохраняется право собственности. Сейчас вы не можете заложить права аренды без разрешения арендодателя. Мы эти нюансы хотим снять. Второе: мы должны человеку, кроме продажи земли, дать альтернативу. Мы должны собственникам земли дать возможность выбрать проект и профинансировать его: не бесплатно, а под залог его земли. Я говорю о выращивании овощей, фруктов, закладке садов, создании миниферм и проектов, где семейное фермерское хозяйство может быть конкурентным. Мы обязаны поддержать людей в селах. Сейчас мы над этими вопросами работаем. Законопроекты уже готовы, но они должны пройти комитет. 

Р.Л.: Инициатива по эмфитевзису очень хорошая. Чтобы заходить в рынок — нужно объективно готовить почву. У меня есть знакомый фермер, он начинал работать в 1992 году, но уже хочет уйти на пенсию и не работать на земле, потому что устал. Он мне говорит: «Роман, возьми эту землю, я ее не могу обрабатывать». Но мой юрист говорит мне: «Ром, лучший законный вариант в этой ситуации – это жениться на жене этого фермера». То есть я развожусь с женой и заключаю брак с Марией Петровной, которой 65 лет (смеется). 

 

На самом то деле, если сделать правильный инструментарий под землю, не важно, ты арендатор или собственник. Еще хочу обратить Ваше внимание на то, что у нас просто провал в информационной политике по земельной реформе. Люди в селе наслушаются по телевизору новостей, а потом ходят и говорят, что премьер решил продать их землю. Государство вообще не взаимодействует с гражданами. Очень большая просьба к комитету и парламенту: делать все последовательно, чтобы мы понимали, куда мы движемся в ближайшие 5-10 лет. 

И.М.: Я думаю, что в 2016 г. необходимо сконцентрироваться на том, как мы будем жить в 2017 г. и в следующие 5 лет. Основными механизмами для поддержки агрария должны стать компенсация процентных ставок по кредитам и компенсация ставок по страхованию. Это лучший мультипликатор для отрасли, чем взять 1 млрд грн и раздать его аграриям. Согласен, что в 1 день никто 1 млн га государственных земель продать не сможет, потому что не будет равных условий. Чтобы я сделал? Под эту землю нужно сделать финансовый инструмент. Кто нам запрещает выпустить земельные бонды? Самое главное, не проесть эти деньги.

 

Оксана Пирожок, Алла Стрижеус, AgroPortal.ua

Новости

Показать все

Блоги